Юрий Иванович
Дочь – повелительница Зари

А Федор, самый остроглазый из детей, уже сорвался с места и с громким криком бросился навстречу выходящему из тумана человеку:

– Отец!

За ним побежали его братья и сестра.

И опять король со своей свитой терпеливо пережидал бурю радостных эмоций и внимательно прислушивался к доносящимся словам.

Наконец Семен приблизился к монарху и сделал видимость поклона:

– Ваше величество, вы оказались правы: с этим зверем ханом не стоило даже разговор затевать.

Король величественно кивнул и спросил:

– Выходит, ты теперь и есть Загребной?

– Выходит, так.

– И что у тебя в мешках?

– Ваше величество и сам прекрасно знает…

– М-да, судя по таким огромным мешкам, тебе должно быть очень тяжело?

Семен криво улыбнулся:

– Своя ноша не тянет, как говорят в моем мире.

После такого высказывания тучный барон, до этого сопевший от возмущения, словно взбесился:

– Что ты себе позволяешь, смерд?! Ты наверняка украл из казны нашего королевства самые лучшие драгоценные камни! Давай сюда мешки!

Несмотря на то что главнокомандующий стал с угрозой вынимать меч из ножен, пришелец из другого мира с сарказмом спросил:

– Барон, не слишком ли много ты на себя берешь?

– Ах, вот как?! – Меч тут же взлетел вверх. – Тогда история меня простит, и я сделаю добро для нашего монаршего рода!

С этими словами тучный барон зашагал к Семену, на ходу занося меч для удара. Судя по той нерешительности и деланному смятению, с которыми Славентий Пятый попытался остановить своего подданного, у него и самого в душе таилось желание зарубить наглеца. Но он слишком хорошо изучил завещание своих предков и не рискнул бы проделать это своими руками или дать приказ. А вот проверить кое-что с помощью явного глупца не возбранялось. Да и надоел ему вредный главнокомандующий хуже долголетнего ожидания.

Потому-то и не последовал в спину старого барона приказ остановиться.

Самоволие главнокомандующего пресекли самые страшные и до сих пор никем из присутствующих, кроме Загребного, не виданные силы Кариандены. Из-под земли мгновенно вырвался столб Сапфирного Сияния, поглотил жирную тушу барона, исторгнув чавкающий звук, слившийся с криком жертвы, и тут же ввинтился в землю. А на том месте остались лишь латы и одежды своевольного барона.

Тяжело груженный мешками чужеземец поднял на короля удивленные глаза:

– Как же так, ваше величество? Неужели есть те, кто смеет вас ослушаться?

Властелин возрожденного Сапфирного королевства довольно хохотнул:

– Теперь уже нет. Этот был единственный и последний. За что его покровители Кариандены и наказали. Туда ему и дорога, надоел своими глупостями и пререканиями. – Король тут же повысил голос: – Да и остальным будет наука, как меня ослушиваться. Всех наших врагов уничтожим! Всех до единого! А также предателей и глупцов, которые будут противиться посланной нам воле светлых демонов. – Затем Славентий Пятый осторожно приблизился к Семену вплотную и тихо спросил: – Мне кажется, у тебя есть, что мне рассказать?

– И очень много, ваше величество. Сапфирное Сияние расписало всю вашу деятельность на предстоящие десять лет чуть ли не помесячно. И эти знания ненужным грузом давят мне на мозги.

– То-то, я вижу, ты весь вспотел, – пошутил король, завистливо поглядывая на мешки.

И услышал самое главное утешение:

– В своей столице вы найдете просто несметные богатства, которых хватит и вам, и вашим потомкам на многие сотни лет. Все люди превратились в драгоценные камни, а их примерное количество вы знаете. Все животные стали полудрагоценными камнями, но таких редких расцветок и структуры, что некоторые стоят целое состояние. А сейчас давайте отойдем в поле, я там отдам детям мешки и перескажу вам все, что меня обязали.

– А потом? Останешься при моем дворе?

– Увы, ваше величество. Сапфирное Сияние уготовило мне иную судьбу. Врагу бы не пожелал такой доли. Мне и моим детям надо немедленно уходить как можно дальше от этих мест. Разве что позже, когда справлюсь с выполнением возложенных на меня обязанностей, наведаюсь в гости.

– Печально, очень печально, – закивал монарх, но при этом в его голосе проскальзывали нотки удовлетворения, а глаза с подозрением косились на копье с удивительным древком из синей древесины. Хотя у пришельца из иного мира было и другое оружие, но именно это копье почему-то вызывало особое уважение и осторожность.

Король усилием воли подавил завистливые и кровожадные мысли и несколько раз повторил про себя:

«Не жадничай! И строго выполняй наставления предков!..»

Часть третья

Семейный совет

Поговорив со Славентием Пятым в течение четверти часа, Семен получил в награду пять именных колец из монарших рук, поощрительное похлопывание по плечам и короткое пожелание счастливого пути. И лишь затем король выдал всю свою нетерпеливость: опрометью вернулся к войску, великолепным прыжком оседлал покрытого броней и алой тканью коня и, на ходу отдавая приказы во все стороны, двинулся в сторону Кариандены. Трех коней, подаренных ханом, и скакуна Алексея оставили у дороги. А вся семья, чудом избежавшая этой ночью смерти, расселась на мешках.

– Нужно посовещаться, – сказал Семен. – Перед нами лежит очень трудный и знаменательный выбор. И как мы сейчас решим, какие страны выберем, так в дальнейшем и сложится судьба каждого из вас.

– Каждого? – насторожился Федор. – По отдельности? Отец, о чем ты говоришь?

– К сожалению, я говорю о самом неприятном, что нам может грозить кроме смерти, – о расставании.

Виктория прижалась к плечу отца:

– Пап, ну разве может нас кто-нибудь разлучить?

– Увы, дочурка, может. Как ни прискорбно это осознавать, но страшные силы совсем недавно показали, что противиться им бесполезно. Что от барона осталось, видели?

– Ну да, только одежда…

– Вот и в нашем случае Сапфирное Сияние поставило жесткие условия. Вернее, даже не условия. Оно просто сказало, что если вы, четверо моих детей, через месяц окажетесь вместе, то убьете друг друга. Не выживет никто из вас. А если я попытаюсь вам помешать, вы убьете меня в самом начале вашего столкновения.

Дети переглянулись, и Алексей высказал общее мнение:

– Такого не может быть никогда!

Отец печально покачал головой и тихо ответил:

– Мне тоже так думалось, но вот потом… Оказывается, здесь существует некое подобие телевизоров. Только изображение передается, минуя зрение, непосредственно в мозг. Похоже, что Сапфирное Сияние – это не что иное, как один из древнейших и сильнейших демонов этого мира. И оно мне показало несколько сцен из жизни таких же Загребных, как я. Тех, кто ослушался приказа, который Сияние дает при гибели всех обитателей Кариандены. Первые сцены были полны мира и спокойствия, любви и взаимопонимания, успеха и процветания. А дальше мне показали самое страшное, что может сотворить человек: съесть живьем свою мать, отрубить руки-ноги своим детям, до смерти запытать любимую или убить всех родственников до последнего младенца. Чтобы этого не произошло и с нами, каждый из вас должен иметь отдаленное королевство и всегда стараться оставлять между собой какое-то государство. В крайнем случае, не пересекать пограничную линию. И если разобраться, ваша жизнь стоит такой разлуки. Пока я сюда шел, эта мысль прочно засела в моей голове. К тому же мне разрешено вас посещать настолько часто, насколько я сумею, и помогать всеми силами и знаниями. Значит, мы сможем общаться! Ну и самое главное, это я уже добавляю от себя: мы постараемся любыми средствами сбросить с нашего рода такое обязательство. Знания наши неограниченны, желание вновь жить вместе – беспредельно, так что со временем мы обязательно обманем Сапфирное Сияние и вырвемся из его плена.