Юрий Иванович
Рай и ад Земли. Спасение из ада (сборник)

– Вот так я и стал обладателем долины, где в данное время строят город и рассаживают сады из самых экзотических плодовых деревьев.

– Но там ведь лед и нет грунта! – воскликнул в недоумении Бонзай. Вино он забыл подливать давно и теперь только крепко сжимал в своей ладони сухой кубок. Но его гость решительно встал:

– Все, сказки кончились и деткам пора спать, да и «грелки» наши наверняка давно дрыхнут без задних ног. Или ты забыл, что при дрожащих руках я твоего бешеного дядечку могу и не угостить из ружьишка?

– Я ведь уже и не подливаю, – немного обиделся молодой король. – А вот мой батюшка мог и зубы выбить за отказ с ним выпить. Я ведь только и прошу рассказать, как ты со льдами справился и откуда землю взял?

– Ну вот, так и знал, что с самодержцами пить вредно для здоровья, – засмеялся Дин от всей души. – Тебе ведь самому будет в сто раз интереснее возрожденную долину собственными глазами увидеть, чем сейчас полусвернувшимися от усталости ушами про нее выслушивать. Так что обижайся – не обижайся…

– Да ладно тебе, Дин! Никаких обид! Отправляйся на свое ложе. – Бонзай подморгнул товарищу и сам отправился к другому выходу: – Тем более, что сразу заснуть у тебя все равно не получится.

– Ну-ну, – бурчал гость, передвигаясь к своей спальне по слабо освещенному коридору. – Я парень разборчивый, мне какие попало грелки не подходят…

Судя по утреннему настроению, когда оба друга появились в малом трапезном зале, ночь у обоих прошла на «отлично» и недовольных в строю не наблюдалось. Скорее проскальзывала некоторая ленивая пресыщенность в движениях. Молодой самодержец засомневался первым:

– Не рано ли мы встали?

– Может, и так… – стал рассуждать Дин, расслабленно откидываясь на спинку стула. – Мы ведь действительно намного раньше там появиться планировали, присмотреться хотели…

– Так, может, того… – обрадовался Бонзай. – Еще на часик в люлю?

Кажется, и его гость в какой-то момент был готов согласиться и вернуться в прогретую кровать, но потом решительно мотнул головой:

– Не-е! Не хочется потом опять новую засаду устраивать. Вдруг твой дядька ни свет ни заря войско на ноги поднимет? Ведь наверняка захочет по чужой территории как можно быстрее проскочить да до твоей шеи добраться.

Монарх быстро настроился должным образом – как только вспомнил про свою шею.

– Тогда поспешим, мой друг, а уж после нужных дел займемся не менее нужными для наших тел забавами.

На это шафик неожиданно улыбнулся:

– А ведь есть такое женское имя: Забава. – Затем решительно вскочил: – Ладно, давай облачаться в сюртуки.

– Зачем? На той скале никто из лучников или арбалетчиков нас не достанет.

– Ты знаешь, я как представил, что туда уже забрался какой-нибудь лихой разведчик-скалолаз и сейчас осматривает окрестности орлиным взором, мне сразу захотелось напялить сразу два сюртука вместе с забралами. Ведь при нашем прибытии он может и в щели какой затаиться, а потом и стрельнет ядовитой стрелкой, когда нам оглядываться будет некогда.

Слушая его, молодой король уже интенсивно одевался в ничем не пробиваемую одежку. Умирать не хотелось.

Глава 11

Со всех сторон

В последние два месяца Дмитрий Светозаров прямо-таки физически ощущал постоянную слежку. На этот раз было ясно: за него со всей серьезностью принялись очередные профессионалы и намерены они копать до конца. Теперь группой подставных артистов не прикроешься и сказками о костюмированных маскарадах дотошных ищеек с собственных следов не собьешь. Оставалось только одно: полностью прекратить все спектакли с эпохами и, так сказать, лечь на дно. Благо средств на жизнь хватало, стремиться к новым, интересным заработкам не стоило. Дела в других мирах шли уверенно и стабильно, а значит, и частого присутствия там не требовалось, хватало инспекционных наездов в ночное время. Хлопотно, конечно, да и режим сна нарушается, но ведь всегда можно перехватить часок-другой в середине дня. Рабочее-то время – не нормированное.

И все же следовало непременно разоблачить те структуры, которые начали за ним слежку. Составить для себя четкую картину всей лестницы ретивых недоброжелателей – и уже тогда предпринимать меры. Если за ним следят сугубо уголовные элементы, устроить несчастные случаи для их «руководства» труда не составит. После этого мелкие сошки рассосутся в жизненном водовороте, словно мыльные пузыри. Совсем другое дело, если за него взялись государственные структуры. С подобной машиной справиться – задача почти непосильная. Да и стоит ли выводить из строя подобные агрегаты, которые по большому счету все-таки служат благу остальных людей?..

Но вначале следовало узнать о следящих за ним нечто более конкретное.

По догадкам Торговца, опасность пришла после гибели известного миллионера Кадагова. Он пропал над морем в своем персональном большом самолете, и подозревали, что кто-то просто свел с ним счеты. Но Дмитрий после смерти Леонида Тарасовича решил более тщательно проверить всю его предварительную жизнь, пытаясь более четко определить круг общения покойного. И отыскал удивительный факт: несколько лет назад Кадагов во время покушения остался без глаза. Это Торговца сразу насторожило: ведь он отлично помнил по личным встречам и беседам, что со зрением у клиента все в порядке. Тогда он стал рыться в биографии миллионера более тщательно – и выяснил время, место да и сам факт уникальной операции по внедрению в живой организм полумеханического глаза, совмещенного с видеокамерой. Да и про экранирующее веко разузнал. Вот и выяснилось, что хитрющий Леонид Тарасович наверняка заснял оба посещения других миров. Но если природные чудеса первого еще можно было списать на гениально смонтированную сцену, то вот рыцарский турнир в империи Рилли мира Зелени действительно мог стать большой проблемой.

Бесспорно, устные рассказы ничего не стоят. Каким бы наблюдательным ни был зритель, голословные утверждения про какие-то нереальные для Земли детали никого особо не тронут. А вот фильм, который можно покадрово изучить миллион раз – совсем другое дело. Такое вещественное доказательство не спишешь на невнимательность или лишний стаканчик местного алкоголя. Если лучшие специалисты исследуют предоставленный материал, то со стопроцентной гарантией докажут, что иномирское изображение реально. И, самое неприятное, – что это изображение «иномирское».

Шума в средствах массовой информации не было, из чего следовало, что Кадагов перед своей смертью передал фильм не журналистам, а силовым структурам. Преступные группировки из числа заинтересованных тоже не исключались. Поэтому Торговец сперва принялся со всем тщанием копать именно под них. Но те оказались далеко в стороне от его дел. Тогда Динозавр стал проверять все государственные структуры. Вполне естественно, начал с общегерманской системы, потом – Интерпол и некоторые конторы на бывшей советской территории. Здесь тоже положительных сдвигов пока не наблюдалось, и это заставляло нервничать. Но по большому счету жизнь продолжалась, общественной работы хватало, да и для житейских удовольствий оставалось достаточно времени.

Ну и самое главное: в качестве Торговца Дмитрий Светозаров мог навсегда покинуть мир Земли в любое удобное для него время. С громом, молниями и торнадо, но – спрыгнуть с земного трамвая, как и где ему заблагорассудится. Как бы это ни было прискорбно. Ведь после этого уже официально вернуться на родину будет невозможно: слишком усилилось видеонаблюдение во всех развитых странах, а менять внешность он не хотел. Да и жизнь в дикой африканской сельве его не прельщала. Но пока бежать было рано: в любом случае его сначала попытаются арестовать. Единственное, чего стоило опасаться, так это неожиданного убийства в спину. Но такой подарок от фортуны баловень судьбы старался исключить. Ведь в жизни так много радостей…

Именно из-за этих радостей он и проверил в первую очередь – и весьма тщательно – своего нового соседа. Как ни странно, но Борис Бонке оказался парнем что надо. Причем не только не навязывался в приятели, но и сам к соседу в первое время относился настороженно и с подозрением. Что вызывало к нему дополнительное доверие. Ну а умение Бонке не жадничать и со всей страстью предаваться блаженству с самыми прекрасными женщинами вообще вызвало искреннее уважение. Как бы ни досталось Бонке это крупное наследство, тратил он его с наибольшей пользой. Когда Дмитрий подсмотрел у соседа несколько оргий с красавицами, то дал себе обещание подружиться с таким страстным прожигателем денег как можно быстрее. С подобным товарищем можно было бы и по другим мирам гульнуть со всей возможной бесшабашностью. А то совершать подобные вояжи в одиночку стало скучно. Бонзая в последнее время вообще стали держать в ежовых рукавицах да еще и под каблуком, а тому это даже нравится. Так что в компаньоны для бесшабашных холостяцких мальчишников он уже не годился. Следовало срочно отыскать нового товарища, и молчаливый, скрытный по натуре Борис Бонке подходил для этого лучше всего. Тем более, что он, как истинный коллекционер коньяков и бренди, пожелает испробовать лучшие алкогольные напитки и сможет оценить все остальные прелести других миров. Оставалось только довести тотальную проверку биографии нового соседа до конца и приняться за его финальную вербовку.

Но вот тут как раз и случилось… В самый обычный день, на самом обычном катке, совсем обычным способом прямо под ноги вывалилось это чудо. Причем вывалилось оно под ноги, а в итоге ударило по голове. Да так ударило, что вначале Дмитрий вообще видел только глаза девушки и первые десять минут действовал на резервном автопилоте. И только когда расслышал голос незнакомки, привычно мобилизовался и решил: во что бы то ни стало прельстить эту серенькую, как он решил после первого часа знакомства, мышку.

Первоначальный гипноз удивительных невинных глаз во время катания стал понемногу проходить. Вследствие чего закостенелый ловелас все больше и больше превращался в уверенного мачо, уже ясно представляя, как они вместе, сразу после катка, отправятся в уютное местечко и займутся приятным сексом. Конечно, девушка выглядела немного растерянной и стеснительной, но эти эмоции Дмитрий смело приписывал своей неотразимости и величию. Избалованный вниманием принцесс, он ничего другого и ожидать не мог. Тем более страшным оказался для него удар, когда он вдруг стал осознавать, что незнакомка собирается «спрыгнуть». Да не просто спрыгнуть, а сделать это навсегда, не оставляя никаких нитей для продолжения взаимоотношений. Имя из нее вытянуть удалось, но вот от большего она отмежевалась с неожиданной для такой скромницы решительностью. Только и удалось, что насильно впихнуть ей свою визитку.

Потом был безуспешный поиск – и мрачное раздраженное состояние. Причем настроение упало настолько, что даже два удачных столкновения с соседом и его давно ожидаемые приглашения повеселиться вместе вызвали лишь досаду и неприятие. Только улегшись поздним вечером в постель, издерганный за день Светозаров стал успокаиваться и трезво анализировать:

«Что это со мной случилось? И как это я умудрился отказать себе в знатной гулянке с новым товарищем? Ведь наверняка теперь Борис обидится и опять долго не будет смотреть в мою сторону. И поделом мне! Нашел из-за чего расстраиваться! Самая обычная пигалица. Что толку, что она на Леночку похожа? Сестру мне это не вернет, а значит… Вот! Скорее именно поэтому я больше всего и расстроился, стал нервным и раздраженным. Вспомнил о сестре и родителях – и превратился в рохлю, который упивается тоскливой жалостью к себе, любимому. Печально? Еще как печально! А тут еще эта пигалица вознамерилась свою девственность и неприкосновенность демонстрировать, вот я и сорвался… И кому она хуже сделала? Ведь так и помрет дурой необласканной, с нее станется. Как говорится, куплю билет на пароход, а сама поплыву баттерфляем! Ха-ха! Тоже мне бабочка нашлась, даже на коньках кататься не умеет. И одежда у нее явно из бабушкиного комода… – Некоторое время жалость теснила раздражение и наконец победила. – Может, ей, бедной, вообще носить нечего? Вот бы ее приодеть как следует. Да и прическу поменять. Косички, конечно, очень мило смотрятся, но ведь это анахронизм. Да и личико можно значительно приукрасить. Похоже, что она ничего о губной помаде не знает. А вот интересно, если ее завести в салон красоты, что из нее бы там сотворили? Вполне вероятно, что и визажисты бы ее не спасли от серости. Но ведь порой и там чудеса случаются, а значит, стоит попробовать… Ага… С кем? Вначале эту пигалицу еще отыскать надо… А оно мне надо? Правильно, не надо! Тогда что делать? Так я и так уже это делаю: сплю. И перестаю думать о всяких глупостях. Перестаю… перестаю…»

Дмитрий повернулся на правый бок и несколько раз пошевелил пальцами ног. По его давнему убеждению, подобное действо, совершенное несколько раз в течение пары минут, очень помогало при попытках уснуть. Кровь при этом отливала от разгоряченной переживаниями головы и приходил сон. Пришел он и в ту ночь.

Утро выдалось солнечным и оптимистическим, но глаза Александры все равно всплывали в зрительной памяти Торговца, напоминая о давно потерянной нежно любимой сестре. Поэтому отдохнувший разум придумал лучший выход из создавшегося положения: со всей страстью окунуться в работу. Тем более что срочных дел у председателя попечительского совета накопилось выше головы, и уже через несколько часов он и думать забыл встрече на катке. Два дня прошли как в угаре, и только под конец этого активного периода растерянное милое личико незнакомки с пугающей ясностью вновь предстало пред мысленным воображением. Виной тому стали двойняшки, с которыми довелось побеседовать в детском доме. Конечно, девочки уже в своем возрасте были гораздо красивее Александры, и все же нечто объединяло их с ней. Некоторое время Дмитрий так и не мог понять, что именно, и только подъезжая к дому после лихой езды по автобану, он ярко осознал, в чем состоит сходство. И в сестрах-близнецах, и в девушке с катка сквозило главное: настойчивый характер, вера в себя и неколебимая вера как в собственные действия, так и в собственную правоту.

На первый взгляд это выглядело парадоксальным. Особенно если сравнить девочек, связанных кровными узами и только волею судьбы оказавшихся в детском доме, с сиротой, живущей с бабушкой. Ведь Александра ни в коей мере не выглядела человеком сильным, уравновешенным и духовно несгибаемым. Скорее уж она напоминала прямую противоположность описанной натуре. И только сопоставляя в памяти слова и выражения лиц двойняшек со словами и выражением лица Александры, Дмитрий почувствовал уверенность, что характеры этих троих почти идентичны. Но ведь такого быть не могло, потому что…

Перекусив на скорую руку и не желая больше перегружать желудок на ночь, Дмитрий улегся в постель и еще раз прошелся по всей цепочке своих рассуждений. Вывод напрашивался однозначный: девушка с катка или тщательно скрывает свой внутренний мир, или, что более вероятно, сама о нем ничего не знает. А что нравится любому экспериментатору больше всего? Правильно, работа с трудным материалом.

Если постараться и дать возможность серенькой мышке осознать себя как яркую, неповторимую личность, во что может превратиться человек за короткое время? Подобный вопрос мог лишить сна кого угодно, но Динозавр и в эту ночь уснул с должным спокойствием и умиротворенностью. Потому что твердо решил с самого раннего утра заняться тотальным поиском зажатой в тисках воспитания девственницы. Правда, пришлось при этом довольно грубо и беспощадно затолкать в самые дальние закоулки сознания низменную мыслишку: «Ну вот, нашел достойный повод, как выпутаться из щекотливой ситуации. И гордость не пострадает: как же, не для секса вульгарного человека ищу, для познания сути мироздания! И стыда никакого не будет: не удался эксперимент – ну так и ладно…»

Но ведь для того человек и совершенствуется, чтобы постоянно бороться с самим собой. Чтобы побеждать в себе тягу к плохим поступкам. Чтобы в зародыше давить низменное желание отыскать в любом подвиге нечто грязное или пессимистическое. Слава умным предкам, Дмитрий Светозаров умел бороться с проявлениями собственной слабости.

И с раннего утра он развернул бешеную деятельность весьма специфического направления. Вначале наладил добровольную службу наблюдения непосредственно на катке, а потом еще и начал массированный поиск по другим каналам. И, когда в частном агентстве его заверили, что девушку обязательно разыщут в течение недели, он впервые за три дня радостно вздохнул, щедро расплатился и отправился к выходу.

Поэтому трудно было передать словами то смятение и разочарование, когда, выйдя из лифта и проверив пропущенный звонок, он осознал, что по глупой случайности не смог минуту назад переговорить с Александрой. Как это ни банально, но звонка от девушки он ждал подспудно все эти дни. Даже убийственный повод для встречи придумал: «Мне надо срочно дать эскиз надписи и рисунка на могилку бабушке, и я в страшном затруднении. Не подскажешь, какой выбрать?»

По всем его расчетам, одинокая молоденькая девушка, имеющая единственного родственника, не имела морального права отказать. Да и строгое воспитание ей бы не позволило совершить подобное кощунство.

«Но, увы, поезд ушел, и теперь придется ждать целых двое суток до встречи. Какой кошмар! И чем заполнить такие долгие, – Дмитрий взглянул на свои «Картье» за двадцать тысяч евро, – сорок пять часов? Хм! Может, податься домой и кутнуть с соседом? Да нет, тот наверняка еще долго будет обижаться и сегодня вряд ли согласится. А вот опять наведаться в фонд – самое то. Там дел хватит на года. Только вначале… да, общий поиск следует отменить. Лишь за «Ксанаду» пусть послезавтра проследят и обязательно впоследствии подробно по биографии Александры все выяснят. Все-таки оперировать определенными данными во время эксперимента гораздо предпочтительнее, чем идти к успеху на ощупь. – Он представил, как ощупывает девушку с глупыми косичками, и еле сдержал радостный смех. Но тут же сам себя осадил: – Да там и щупать-то нечего!»

Приняв окончательное решение, Динозавр вернулся в сыскное агентство, сделал распоряжения, а потом помчался в офис благотворительного фонда. Дела закрутили его, придавили своим весом, тем не менее давно развитой в себе настороженности и наблюдательности Дмитрий Светозаров не потерял. Именно поэтому он несколько раз четко ощутил за собой слежку – и постарался всеми имеющимися у него средствами сделать как съемку общего плана, так и снимки наиболее подозрительных субъектов. Уже потом специальная программа постарается свести воедино все заснятые лица и сопоставить с имеющимися в памяти картотеками. Достаточно будет только появиться одной ниточке, как, осторожно за нее потянув, опытный Торговец запросто доберется и до всего клубочка. Тем более что у него имеются такие возможности для этого, которые не снились всем разведкам Земли, вместе взятым.

На волне настороженности удалось обратить внимание на нечто «вне темы»: излишний интерес непонятных лиц к его общественной деятельности. Началось с того, что его коллега по фонду, старый и всеми уважаемый промышленник, поинтересовался:

– У тебя все в порядке? Нигде не нагрешил?

– Если и нагрешил, то только при полном непротивлении сторон, – отшутился молодой председатель фонда, но это собеседника не остановило.

– Опять начали все твои действия со средствами проверять. Да и не только со средствами. Я подумал, что это опять наши начинают очередные проверки, но нет, люди явно со стороны.

Дмитрий беззаботно отмахнулся: