Юрий Иванович
Рай и ад Земли. Спасение из ада (сборник)

Конечно, возможности Дмитрия Светозарова в плане подарков были неограниченными. Начиная от спиннинга для рыбной ловли и кончая убийственным лазерным оружием из миров с развитыми техническими цивилизациями. Да только он в каждом конкретном случае старался сохранить любой найденный им мир в изначальной красоте и свежести и никогда без особых на то причин не форсировал неспешный ход цивилизаций к экономическому буму. Например, в том же мире Зелени до сих пор не существовало арбалетов, а значит, гость не собирался и заикаться о дальнобойном оружии. Здесь никто не изобрел порох, а значит, и само упоминание о каких-либо салютах стало бы кощунственным. Здесь не додумались до парового двигателя и не знали электричества – значит, основные виды продаваемых усовершенствований заключались в новых червячных соединениях, которые использовались в ветряных и водяных мельницах.

Об остальных контрастах, особенно в мелочах, можно было рассказывать сутками. Да и заработать при их модификации не составляло особого труда. Поражал высокий уровень повседневного быта. Например, даже такие не упоминаемые всуе предметы, как унитазы и умывальники, существовали в каждом доме и делались из глины, подвергаясь вполне правильному печному обжигу. Правда, фаянсового покрытия унитазы не имели и со временем начинали приобретать довольно непрезентабельный вид. Новые технологии покрытий, введенные в эту, казалось бы, не слишком привлекательную сферу людского бытия, сделали Торговца одним из самых богатейших купцов в империи. Его продукция, с непонятной для местных жителей аббревиатурой «DPS», за семь лет разошлась практически по всему миру Зелени. А об истинном хозяине самых прославленных фабрик по производству фаянса знали единицы.

Ну а к концу второго года посещений нового мира настал и самый памятный день: пятидесятая годовщина со дня рождения правящего императора. Уже само право преподнести подарок было оплачено такими взятками и закулисной борьбой, что оставалось только диву даваться, как подобное возможно в гордом честном обществе, воспитанном на рыцарских понятиях чести, твердого слова и истинной справедливости. Тем не менее пришлось и этот путь преодолеть, да и средства к тому времени позволяли сделать это практически безболезненно для кошелька. Личные знакомства тоже чего-то стоили. В том числе и непосредственно с семьей юбиляра. Хотя справедливости ради следовало упомянуть, что действительно уникальные подарки не зажимались службой предварительного просмотра. Некая высшая справедливость в мире рыцарства все-таки существовала.

Пикантность момента так называемого «дарения» заключалась еще и в том, что император заранее выделял десяток премий за наиболее приглянувшиеся ему подношения, раздаривая их в ответ на десятый день после начала празднования. Высшим отличием считалось награждение графским титулом с выделением земли под будущее графство. Причем разрешалось выбирать любой участок, до сих пор никем не занятый и принадлежащий империи.

Динозавр к тому времени осознал самое главное чудо этого законсервированного в рыцарстве мира. Оказалось, что здесь никто не болеет и почти все, кто не погиб при несчастных случаях или на турнирах, живут более ста лет. Исключения составляют лишь крайне тяжелые, вернее сказать, очень запущенные болезни, при которых в технически развитых мирах врачи бессильно разводят руками. Причем на Зелени даже сам видимый процесс старения начинается не ранее чем с восьмидесяти лет, а женщины вообще сохраняют репродуктивность до семидесяти пяти и могут рожать на своей «золотой» свадьбе здоровых полноценных детей. Каждый обитатель этого мира может в течение часа вылечить у себя начинающуюся простуду, за трое суток залечить открытый перелом, а общими усилиями их лучшие специалисты по травмам вытягивали порой смертельно раненных рыцарей прямо-таки с того света. Таких уникальных способностей не имеет никто и нигде. Но больше всего поражает то, что обитатели Зелени имеют уникальные врачебные навыки поголовно, начиная с шести-, максимум семилетнего возраста.

И Торговец бы перестал себя уважать, если бы не попытался разгадать такую феноменальную загадку. Но для этого были необходимы свои исследовательские лаборатории, свои корпуса под больницу и свои независимые экспериментаторы вместе с учениками и подопытными больными. Да еще при этом построить это все в строжайшей секретности от окружающего мира. Сложно. Тем более при отсутствии земли, то бишь – титула графа. Оставалось только выбрать надлежащий подарок. Тут долго думать не пришлось, на ум пришла древняя притча про персидского царя, который возжелал расплатиться за подобный подарок на Земле и был изрядно выдоен самим изобретателем. Поэтому сомнений не возникало: только шахматы. Потому что о подобной игре на Зелени не имели понятия.

Эффект превзошел все ожидания, хотя при подношении юбиляр стал рассматривать подарок с некоторым недоумением. К его трону Торговец подкатил шахматную доску с расставленными на ней фигурами прямо на столике с колесиками, что было и удобно при транспортировке, и довольно удобно для первой, показательной игры. Стараясь сразу заинтересовать самого могущественного человека этого мира, Дмитрий с ходу приступил к объяснениям:

– Ваше императорское величество! Данная игра называется «шахматы» и служит не только для развлечения, но и для улучшения умственной деятельности, развития умения абстрактного мышления, усовершенствования командной тактики и стратегии на поле боя.

Последнее утверждение особенно заинтересовало юбиляра. И если до того он просто кивал в знак благодарности и всего лишь пару раз взял в руки одну из фигур для ближнего осмотра, то сейчас впервые спросил:

– Только на поле боя?

– Не только. Умение мыслить абстрактно помогает решать и любые повседневные задачи.

– Ладно, – соизволил разрешить император, который уже до того несколько раз встречался лично с набирающим обороты купцом. – Тогда расскажи нам, Торговец Дин, в чем суть данной игры.

Гостю из другого мира оставалось только пересказать наилучшие методики Земли, но и тут он внес маленькие усовершенствования:

– Суть игры довольно проста, хотя для совершенствования в ней не хватит и всей жизни. Ибо в ней существует просто неисчислимое количество вариантов. Весь смысл борьбы заключается в том, чтобы за отсчитываемое вот этими специальными часами время поставить мат «императору» противника, загнав его в безвыходное положение. Поэтому именно вот эта фигура и является на доске самой важной. Ходит она и бьет соперника в любую сторону, но только на одну клетку…

При этом утверждении император с еле заметной улыбкой скосил глаза на свою супругу, которая со всем вниманием и заинтересованностью смотрела на шахматы.

– …Все остальные фигуры и воины первой линии обязаны защищать своего «императора» – порой ценой своей жизни. Каждая фигура обладает собственной мощью и свойствами, но наиболее сильной и ценной является «императрица». Она имеет право ходить в любую сторону и на любое расстояние. Вот так…

На этот раз императрица дернула уголком своих очаровательных губ и стрельнула насмешливым взглядом на супруга. Словно она и не сомневалась в своей силе и несметной ценности собственной персоны.

– …Другие фигуры менее ценны, и ими, как и воинами, принято порой жертвовать ради окончательной победы.

– Да? – переспросил юбиляр. – А «императрицей»?

– Тоже. Но, как правило, игрок старается это сделать только в безвыходном положении или таким образом, чтобы убрать в схватке «императрицу» соперника вместе с другой фигурой. Еще предпочтительнее – с двумя.

Самодержец не скрыл довольной улыбки, делая вид, что не замечает свою нахмуренную супругу. Тогда как Динозавр продолжал без единой паузы:

– …В том случае если игрок прозевает опасность и лишится своей основной защитницы, поражение ему уже практически обеспечено и остается только делом времени…

Самая прекрасная женщина империи довольно вздохнула, хотя и могло показаться, что она презрительно фыркнула по какой-то своей непонятной прихоти.

– …Вот в этом буклете вы можете почерпнуть более подробную информацию о тонкостях игры и ее незыблемых правилах. Хотя лучше всего первые несколько партий сыграть с инструктором для укрепления основных навыков.

Имперский перст указал на среднюю полку столика:

– А там что лежит?

Дарящий с готовностью поднял один из предметов, который оказался сложенной шахматной доской в кожаном чехле:

– Вы просто не представляете, как в таком случае страдают родные и близкие, не имеющие возможности и самим сыграть в эту чудесную игру. Поэтому этот, более простой вариант шахмат вы можете раздавать по мере обучения не только своим детям, но и кому угодно. Ведь вам и самому станет интересно одолеть очередного соперника в очной встрече, и, как истинный рыцарь, вы ему предоставите все условия для тщательной учебы на своей территории.

– Хорошо, Торговец Дин, это действительно может оказаться занятной вещицей. Поэтому сразу после банкета вас проведут в мою комнату отдыха, и мы с вами начнем первую партию.

– Слушаюсь, ваше императорское величество. Но осмелюсь предложить, чтобы на первом сеансе присутствовали и все желающие. Тогда вскоре у вас появится выбор соперников. Конечно, если ваши близкие заинтересуются подобной игрой.

Пятидесятилетний император, выглядящий не старше тридцати пяти, скосил глаза на свою супругу, и та хрустальным голоском отчеканила:

– Мы уже заинтересовались.

Итак, после застолья Торговец Дин впервые оказался в святая святых имперской фамилии – в личных дворцовых апартаментах. Спиртным на Зелени не злоупотребляли, поэтому на первую игру собрались лишь слегка навеселе. Помимо дочери и сыновей императорской семьи присутствовали еще несколько человек, из которых наиболее славился министр внутренних дел, дородный, мощно сложенный рыцарь восьмидесяти лет. Он приходился юбиляру дядей по материнской линии. Впрочем, и сам император на его фоне отнюдь не смотрелся слабаком.

Первый час игра с пояснением каждого хода с обеих сторон шла только на одной, «подарочной» доске. Потом присутствующие разбились на пары и начался сеанс одновременного инструктажа. Динозавр со всей сноровкой успевал метаться между столиками, подсказывая, уточняя и разъясняя правила и утрясая мелкие конфликты между игроками. По истечении третьего часа он ушел, и никто из свиты, толпящейся в кулуарах дворца, не подумал, что увлечение непонятной игрой станет самой страшной болезнью – сначала первой фамилии империи, потом всего дворца, а впоследствии и всей страны. Тем более, что этапы этого пути в первые дни могли показаться очень печальными.

На второй день знакомства с игрой передрались между собой наследники императорской короны.

На третий сами венценосные супруги устроили скандал после мелкого недоразумения. В итоге они не разговаривали и не общались четыре дня.

На четвертый день с самим императором полез драться его дядя по материнской линии, с пеной у рта доказывая, что таких «рыцарей» он просто затаптывал в молодости конем, гнушаясь оголить на такого свой меч. Самодержец в долгу не остался, в результате чего великая империя пять дней пребывала без своего министра внутренних дел, изгнанного в опалу в дальнее поместье. Хотя некоторые поговаривали, что восьмидесятилетний рыцарь уехал сам, потрясая при этом комплектом шахмат в кожаном чехле и скопированной инструкцией и угрожая все изучить досконально, а уж потом доказать, кто здесь «старый плут и мошенник».

На пятый день с огромным трудом разыскали и пригласили во дворец Торговца Дина. Дмитрию еще повезло, что он наведался на Зелень раньше намеченного срока и успел вмешаться в назревающие конфликты. Детей он помирил за один день, став их самым лучшим другом. Хотя и предположить не мог, что ровно через три года сам падет жертвой мастерски подстроенного сексуального домогательства со стороны старшей императорской дочери. Благо к тому времени она уже достигла возраста, когда, по законам Зелени, была вольна делать, что ей заблагорассудится.

Венценосных супругов удалось помирить за два дня пребывания во дворце. Ну а когда и министр вернулся к выполнению своих обязанностей, то все приближенные стали в один голос догадываться, кто получит главную премию за наилучший подарок. Даже самые неверующие прониклись, когда на десятый день со дня юбилея живой пример рыцарской чести сыграл со своим племянником несколько партий с истинно философским величием. Оба соперника показали олимпийское спокойствие и с завидной стойкостью реагировали на собственные проигрыши или неудачи в процессе игры.

На следующий день состоялось завершающее празднество по поводу юбилея. Во время ужина император провозгласил победителя и даровал Торговцу титул графа Дина Шахматного. Конечно же, с правом самостоятельно выбрать земли для собственного графства. Все немного подивились ответной просьбе новоиспеченного графа, прозвучавшей после положенной в таком случае благодарности:

– Пока еще выбор мне сделать не удалось, так что нельзя ли отсрочить мое окончательное решение по поиску места?

Император только отмахнулся:

– Да ищи сколько хочешь! Хоть… целый год!

И вот по прошествии назначенного срока все были просто ошарашены. Ибо граф Дин Шахматный выбрал самое что ни на есть сумрачное, страшное и нежилое место на планете – Свирепую долину. Огромная по размерам, она располагалась в глубокой впадине между неприступными горами, и оба ее выхода с двух сторон служили только для одного: по немыслимым ущельям в долину несся ревущий ветер. Там он сплетался с густым паром, превращаясь в полыхающее молниями торнадо, и устремлялся в небо. А торнадо, в свою очередь расширяясь, поднималось гораздо выше уровня гор и в хорошую погоду серыми облаками разлеталось по всей империи. Тогда как в плохую и пасмурную погоду все горы укрывались единым саваном. Зимой ледяные «сквозняки» создавали в Свирепой долине внушительный ледник, но в течение лета этот ледник истаивал, благодаря более теплому ревущему воздуху и массе теплых источников и термальных вод. Скапливающиеся при этом реки уходили под горы, в низко расположенную мрачную пещеру, и выходили в никому не известных местах. То есть в Свирепой долине не существовало и клочка почвы: только голый камень, вода и лед. Даже мох там найти не удавалось тем отважным исследователям, которые все-таки рискнули пройти по ущельям, а потом со смертельными опасностями вырваться обратно против ревущего потока ветра. Соотношение уходящих в экспедиции и вернувшихся из них составляло десять к одному.

Само собой, император очень интересовался причиной такого выбора, и Торговцу пришлось отвечать:

– Мне вскоре понадобится полное спокойствие для моих философских изысканий. Поэтому хочется быть уверенным, что никто из людей меня там не побеспокоит.

Отшельников на Зелени уважали безмерно, что и было заранее рассчитано Дмитрием. И попутно избавляло от лишнего любопытства и неприятных вопросов, отвечая на которые не хотелось лгать. Свирепую долину закрепили в безраздельное пользование ему и его потомкам на все века. Только вот император не поленился уточнить:

– Отныне к твоему титульному имени добавляется еще одно слово. Так что, граф Дин Шахматный Свирепый, будь достоин этой награды и с рыцарской жертвенностью продолжай служить империи!

– Готов, ваше императорское величество!

Динозавр закончил свой рассказ и коротко вздохнул: