Юрий Иванович
Рай и ад Земли. Спасение из ада (сборник)

– Проще не бывает, – пожал плечами паренек. – Наговорю с три короба, язык без костей.

– Тогда до встречи!

Глава 10

Последние удары

После возвращения из королевства Опалов друзья с головой окунулись в текущие дела Вельги. Благо на ближайшие сутки Торговец был совершенно свободен от других миров, решив как можно тщательнее и масштабнее определить планы развития столицы на ближайшее время. А попутно и дать подробные разъяснения всех этих планов своему венценосному товарищу.

И вот только после этих разъяснений, проведенных в кабинете с глазу на глаз, Бонзай Пятый смог осознать грядущие изменения и в главном городе королевства, и на целом континенте. А план был таков: королевство Ягонов, внешне продолжая скрываться под фасадом средневекового исполина, скрытно, форсированными темпами превратится в высокоиндустриальное, промышленно развитое техническое государство. А прежнее лицо надо было сохранить по той причине, что основной заработок обещался вливаться в экономику из карманов туристов. Причем последнее утверждение не воспринималось молодым монархом совершенно, и Дину пришлось именно на это потратить больше всего времени.

– Да ты надо мной издеваешься! – возмущался самодержец. – Как может именно в Вельгу приехать богатый турист (тьфу ты, и слово-то какое вульгарное!) и потратить здесь хоть какие-либо деньги? Чем он здесь кроме тех самых стен любоваться будет?

– О! Ты даже себе не представляешь, как уникальна и интересна все та же твоя столица, – покачался Дин от восхищения всем телом. – Чего стоит только архитектура здешних домов! Я уже не говорю об отделке фронтонов, крыш, дверей, окон и просто стен, в которой органически совмещаются белый кварцевый камень и темные породы дерева. А если еще в начале осмотра выпить стаканчик вашего далийского…

– Ну, вообще-то у нас тут действительно красиво, – самодовольно распрямил плечи Бонзай. – Потому что из подобного камня все окружающие горы, нигде таких нет. Да и деревья здесь необычные, особенно породы с темной древесиной. Столетиями структуру не теряют – ни на солнце, ни на морозе, ни под дождями.

– Вот! И я подобного нигде раньше не встречал. Да только на торговле этой самой древесиной твое королевство уже давно просто обязано было стать самым богатым на континенте.

– Так ведь оно по твердости как камень, но и по хрупкости такое же. Хотя пока свежее – с ним можно работать. Но вот когда засыхает… только на внешнюю отделку и годится.

– Это тоже решаемо; со временем используем. Но вернемся к туристам. Во многих государствах, подобных твоему, технические революции так кардинально преобразовали образ и основу всей жизни людей, что там рыцарские доспехи остались лишь в музеях и выставочных залах. А ведь рыцарские турниры, учебные бои, полномасштабные маневры – это наиболее лакомые сценки из Средневековья для урбанизированного, живущего в ядовитой атмосфере современного человека. Ты себе представить не можешь, с каким желанием и восторгом они будут платить немыслимые деньги за возможность побывать все на том же рыцарском турнире или недельку пожить в натуральном замке гордого барона, расположенном на неприступной скале.

– Если ты так говоришь, то зачем нам тогда развивать промышленность? – вполне логично рассуждал молодой король.

– Чтобы в любой момент дать отпор любому агрессору! Причем – на его территории. Ведь как только ты крепко встанешь на ноги, на такой лакомый кусочек постараются ринуться все завоеватели скопом. Может, и мое вмешательство их не остановит. Вот именно для этого индустриализация королевства Ягонов просто необходима. Но делать ее придется скрытно и незаметно. Стараясь не выпускать за границу ни технологии, ни лучших специалистов. Да и с внутренними шпионами теперь придется бороться специально созданному министерству.

– Но если все-таки секреты станут ускользать? Например, в ту же Визенскую империю?

– Не без того. Тотально обезопасить и сохранить все производственные или технологические тайны не удастся. Но ты все равно будешь с огромным отрывом двигаться впереди любых последователей, и твое преимущество будет неоспоримо. Ко всему прочему, придется не только королевство Опалов сделать своим безупречным союзником и помощником, но и всех остальных. Причем «второй ряд» соседей – тоже. Все они должны быть кровно заинтересованы в неприкосновенности Ягонов во все времена…

– Такое сотворить невозможно! – замотал головой Бонзай. – Не бывало такого в истории.

– В вашей – не бывало. Но ведь мы сможем взять все самые лучшие наработки других миров, а уж там, поверь, мы отыщем самые удачные, сказочные и невероятно действенные варианты любой модели развития отношений. И, возвращаясь к твоим визенцам…

– Ну, этих вообще никакие сказки не перевоспитают!

– Не спеши высказываться так категорично. Согласен, есть там невероятные трудности, мне и одного посещения хватило, чтобы понять: там творится нечто невообразимое. Что ж, тем более интересно будет в том бедламе разобраться и навести должный порядок. И ты поучишься, и мне опыта прибавится. Но там чуть позже. Вначале давай отправим гонцов в другие, более дальние королевства.

– Зачем и куда?

– Пусть пригласят в королевство Ягонов лучших зодчих. Пусть им посулят огромные деньги – и те отправляются на новое место работы в Вельгу. Конечно, приедут единицы из сотен приглашенных, но и этого для начала хватит. Когда их коллеги узнают про оплату и новые реалии данного места, то станут ломиться сюда колоннами – и твои министры их будут трудоустраивать по мере необходимости за самые мизерные оклады. А вот самые решительные, те да, огребут деньжищ по полной. Это первое, что надо сделать немедленно. Второе: самым сообразительным и предприимчивым патриотам твоего королевства раздай концессии на строительство десятка кирпичных и цементных заводов, а также на устройство нескольких гигантских каменоломен. Причем с таким условием: что как только созданные ими предприятия начнут работать качественно и бесперебойно, директора станут гарантированно получать с прибыли определенный процент до конца жизни. Естественно, подготовив на свои места наилучших преемников. А сами будут переброшены на более насущные направления народного хозяйства с соответствующим повышением оклада. То есть все должны сразу осознать: ценными кадрами ты разбрасываться не намерен, но и покоиться на лаврах им не позволишь.

Рука короля уже тянулась дернуть за шелковый шнур, ведущий к колоколу, – и тем самым собрать ближайших помощников, но шафик попросил:

– Есть еще и третье безотлагательное дело. Надо прямо сейчас послать по паре ловких разведчиков под видом купцов не только в Визенскую империю, но и к викингам. Пусть упорно и целеустремленно собирают любую информацию. Сейчас нам не до ледовых берсерков, но как только разберемся с остальными соседушками, то и за северян возьмемся. Найдутся подходящие ребята?

– Если правильно поставим задачу, найдутся, – рассудил Бонзай. – Теперь они готовы умереть за свою родину и короля, а если узнают только о малой части перспектив, то вообще горы свернут.

– Тогда зови гордость королевства Ягонов. Заодно и я с ними познакомлюсь более близко, а то лишь издалека взглядами обмениваемся.

Когда все намеченные на первый этап дела были выполнены, парочка друзей наведалась на место рытья котлована под башню шафика. Работа спорилась и с каждым часом набирала обороты. Выемка грунта в некоторых местах уже достигла глубины в два метра, а после вручения окончательных эскизов башни назначенным прорабу и мастеру центр постройки определился окончательно. Правда, прораб схватился за голову, после того как узнал соотношения мер длины и перевел размеры в удобоваримое для здешних математиков состояние. Даже воскликнул:

– Таких башен не бывает!

На что Бонзай Пятый строго прикрикнул:

– Еще как бывает! Если господин шафик решил строить по самому дешевому, типовому проекту, то представь, как будет выглядеть индивидуальная разработка раз в пять большего здания! Представил? Ну а теперь спокойно продолжай рыть фундамент под скромное жилище моего друга.

Затем выбрались за город и подались на отметку в пять миль от существующей крепостной стены. Там, взобравшись на господствующую высотку, Динозавр опять стал разъяснять перспективы будущих построек:

– Примерно с этого места ты будешь потом обозревать весь город. Причем непосредственно из дворца к стратегически важным местам будут проложены тоннели, по ним – рельсы для самодвижущихся тележек, и ты будешь иметь возможность добираться куда угодно со скоростью урагана. Причем совсем необязательно, чтобы наказать врага, чаще – для удивления путешественников и гостей столицы в особо торжественных случаях. Конечно, будет это еще не скоро…

Бонзай старался представить себе то, что уже существовало на предварительных эскизах, в натуральном виде – не получалось:

– По нашим меркам и мои внуки могут не успеть подобное достроить при своей жизни.

– Далеко ты забрался, дружище. Вот как только освободимся, я тебя обязательно прокачу в одно место, где я тоже затеял грандиозное строительство. Причем у меня там ведется постоянная съемка от времен дикого состояния природы до сегодняшнего дня. Получится потом уникальный фильм, когда в ускоренном режиме просматриваешь движущиеся картинки всего возведения. Бываю я там раз-два в неделю, но за несколько лет половина города уже вступила в строй и приняла своих обитателей.

– Тебя там, наверное, вообще уже за бога почитают?

– Нисколько. Для подавляющего большинства я просто очень значительная и важная шишка в составе правящего совета – и только.

Король уже выглядел настолько заинтересованным, что и по сторонам не смотрел.

– Тоже создаешь в том городе рыцарскую вольницу?

– Ха! Было бы здорово, но в том мире там этого и так полно. Скорее нечто из будущего, что удалось подсмотреть только в самых развитых мирах. Если хочешь, более подробно расскажу тебе за ужином.

– Конечно, хочу. И фильм просмотреть не откажусь. А то все некогда…

– Но твои ребята успевают?

– А как же! Только и сидят возле твоего ноутбука и сутками просматривают те изображения, которые передаются с камер. Пожалуй, только для них это и стало работой, мне до сих пор движущиеся картинки кажутся нереальным наваждением.

Обратную дорогу преодолели интенсивной рысью, поэтому было не до разговоров. Но уже поздно вечером, когда смогли выкроить время для легкого ужина перед сном, быстро поели, и при десерте Бонзай напомнил про обещание:

– Хоть в двух словах обрисуй свой строящийся город.

– Не получится. И целого дня не хватит. Ты уже сам его на месте рассматривать будешь, дам тебе экскурсовода, и он доходчивее, чем я, объяснит. Лучше я тебе саму суть и предысторию поведаю. – Дин не смог сдержать зевка: – Если не усну…

– Тоже не страшно, тем более что две девицы твою кровать уже проглаживают своими теплыми тельцами, – подмигнул Бонзай, хватаясь за стоящий на столе графин. – А мы пока еще чуток посидим под наше любимое далийское.

– Как бы оно нам не опротивело от такого частого употребления, – проворчал Дин, но кубок все-таки ко рту потянул. Освежившись вином, согласно кивнул: – Ладно, слушай.

Как оказалось, чуть менее восьми лет назад Торговец отыскал чудесный мир Зелени, в котором несколько тысячелетий царила эпоха развитого «просвещенного» Средневековья. Словно кто-то раз и навсегда законсервировал развитие тамошней цивилизации на уровне рыцарского кодекса чести и мужества для мужчин и непередаваемого очарования для женщин. Войн в мире Зелени практически не было, а вся лишняя агрессия его обитателей утекала вместе с кровью на многочисленных рыцарских турнирах. Соревнования по доблести и мужской силе проводились практически круглый год с небольшими перерывами на свадьбы.

Основным гарантом стабильности в том мире являлась наибольшая по занимаемой территории империя Рилли, вот именно туда и зачастил гость из другого мира. В первый год он тщательно присматривался, вживался в незнакомую среду и завоевывал для себя определенную нишу в довольно пестром сообществе. Что оказалось, в общем-то, просто по причине наличия там многочисленного купеческого сословия. В связи с обилием собственных, никогда ранее не виданных товаров новый подданный Рилли вскоре стал вхож в любые дома высшей аристократии, а на второй год добрался и до личного знакомства с императорской семьей. Благодаря этому знакомству Динозавру удалось не только попасть на юбилей, но и преподнести в дар самому могущественному лицу то, что для него самого ничего не стоило. Зато подарок этот оказался, по оценкам самого императора и всех историков, чуть ли не самым значимым за обозримые тысячелетия.