Юрий Иванович
Рай и ад Земли. Спасение из ада (сборник)

– …Что, не хочешь «скоро»? Желаешь немедленно? Нет, так не пойдет… Мы ведь договорились вначале разобраться с королевством Опалов – и только потом отправимся к твоей ненаглядной. Ну разве что ты хочешь с ней позабавиться раньше? Тогда можем организовать похищение… Запросто!

– М-да! – Запоздалая улыбка озарила лицо Бонзая. – Умеешь ты отыскать полную противоположность самому святому и прекрасному.

– Как?! Неужели и в противоположном королевстве есть вторая кандидатка? Не знал, что у Ники Туйвола осталась дочь. И что, она тоже бреется?

Последний вопрос прозвучал настолько двусмысленно, что оба товарища согнулись от смеха, хлопая себя по ляжкам и толкаясь с веселым задором плечами. И только насмеявшись и прокашлявшись, они опять приблизились к стыку между мирами. Дин все-таки не удержался от комментария недавно кончившегося застолья:

– Что ни говори, а булочки были превосходны! Давно таких не пробовал. А вот старшая дочь герцога – это вообще нечто уникальное. О таких женщинах любой монарх может только мечтать: умна, воспитанна, тактична, умеет себя сдерживать и вести разговор на любую тему. Подобные женщины, как правило, встречаются в мирах с некоторой периодичностью, но чтобы она еще и красавицей была… Хм! Я как вспомню, так у меня и слюнки текут…

– Но, но! Ты… Ты чего? – грозно насупил брови Бонзай, который еще секунду назад своей улыбкой до ушей напоминал полного идиота.

– Ничего, – пожал плечами шафик. – О пирожках вспомнил.

– А-а…

– Флаг на! – фыркнул Дин, протягивая повязку на глаза. – Мне, может, тоже холостяцкая жизнь надоела.

– Да-а? Так бери себе в жены младшую дочь Льеров. Мне кажется, она еще старшую перегонит по красоте и сообразительности.

– Только этого мне не хватало – засматриваться на несовершеннолетних.

– Ничего себе! Да ей уже пятнадцать лет! Как раз под венец!

– Ох! Ну у вас и нравы, – засмеялся Динозавр. – Но я предпочитаю жить по законам нашего мира. Подыщу кого-нибудь постарше. Только, чур, внучку императора не предлагать!

– Уговорил, – дал согласие Бонзай, уже надевший повязку и рукой ощупывая плечо друга. Шафик развернулся к нему спиной, нагибаясь вперед и упираясь ладонями в колени, и только тогда услышал раздавшиеся прямо в ухо рассуждения: – Хотя там с этой бедненькой внучкой не все так просто, как говорят в анекдотах. Природа не виновата. Ну ничего, будет время, припомню и расскажу про эту историю более подробно. Все, я готов и расслаблен.

В тот день проживающие в округе крестьяне так и не дождались проливного дождя. Грохочущие грозовые звуки на безоблачном небе заставляли часто поднимать голову, а потом удивленно пожимать плечами. Чего только жарким летом не случается…

Глава 9

Клиент созрел

На следующий день Павел Павлович пришел на работу первым – и встретил явившегося чуть позже начальника аналитического отдела на его рабочем месте. Старый поляк при виде такой засады только обрадовался:

– Шеф! Неужели вы решились предоставить мне отпуск, подменив лично на такой ответственной работе?

– Не юродствуй, Казик, – буркнул тот ему в ответ. – Тебя не в отпуск, тебя в дом престарелых сдавать надо.

– Ну нет! Это явная напраслина на еще довольно молодого деятельного мужчину.

– Да? Что же ты тогда совсем этими «деятельными» мозгами шевелить перестал? Вот, приходится тут за вас хвосты подбирать, ночами не спать! – Голос шефа повышался и уже гремел, как смертельно опасный камнепад: – Все, буквально все, что вы здесь анализируете, отсиживая яйца, – оказывается, летит коту под хвост. Куда вы смотрите? Что вы ищете? Чуть ли не самый молодой агент умеет анализировать в двадцать раз больше, чем вся твоя бессмысленная группа! А если еще и сегодня исполнятся ее предсказания, то я, честно говоря, буду и в самом деле вынужден не только Каралюха прикрыть, но и твою шарашкину контору! Или, может, ты плохо представляешь, какие на тебя средства уходят?!

Глядя на раскрасневшееся начальство, Казик показал удивительное умение владеть собой. С уважительным хладнокровием он уселся на другой стул, выждал, пока шеф шумно отдышится, укрощая свой гнев, и только потом спросил:

– Павел, что-то серьезное?

Тот досадливо мотнул головой, словно настоящий зубр:

– Пока еще ничего конкретного, но если вчерашнее Шуркино предположение получит хотя бы косвенные подтверждения, то кое-кто окажется в глубокой заднице.

– Ладно, не паникуй. – Начальник отдела придвинулся ближе и уже совершенно другим, канцелярским тоном потребовал: – Показывай, что там наша красавица удумала.

В самых неприметных и скромных одеждах Александра явилась в контору чуть ли не к обеду. Да так сразу и поспешила к кофейному автомату с полузакрытыми глазами. Даже не приостановившись от раздавшегося сзади приветствия одного из сотрудников и переданного приказа:

– Саша, шеф тебя ждет!

Без малейшей реакции на слова она сделала себе кофе, блаженно отхлебнула несколько глотков – и только тогда, осторожно держа перед собой кружку, отправилась к начальству. Павел Павлович с кем-то говорил по телефону, поэтому только взглядом указал на кресло напротив своего стола и грозно нахмурил брови. Могло показаться, что он уже приготовился к разносу своей подчиненной. Да только внешне девушка так и осталась невозмутимой, даже полностью равнодушной и расслабленной. Пока продолжался телефонный разговор, она допила свой кофе и достала сигареты. Сделала короткую паузу в движениях, но, так и не дождавшись запрета, закурила. Начальство соизволило съязвить:

– Что, после мужичка на сигаретку потянуло?

– Хм! Чем это, интересно, женщины хуже вас, мужчин?

– Но мы хоть себя стараемся с достоинством по утрам держать. А ты на себя смотрела? Всю ночь он тебя топтал, что ли?

– Да-а, – с бесстыдным откровением и ностальгией протянула девушка. – Настоящий зверь попался. Но я бы иначе совсем заснуть не смогла. Вышла отсюда – а дышать от внутреннего холода невозможно. Что-то меня явно заморозило. Вот и пришлось зайти на дискотеку. А сейчас просто уверена: поступила правильно, теперь тело в полном порядке.

– Конечно, тебе виднее, – кивнул шеф, не скрывая все же сомнения. – Сама за моральное здоровье и стабильность отвечаешь. Но в следующий раз постарайся снимать мужиков не настолько габаритных. Паре боевиков пришлось тебя всю ночь караулить.

– Ха! Какая разница? Маньяк может поселиться и в теле субтильного мальчика.

– Одно дело – мальчик, которого ты можешь оглушить одним выдохом, а другое дело – бугай, который может просто нечаянно свернуть твою тоненькую шейку. Хрустнет – ты и пикнуть не успеешь. На кого мне тогда надеяться? На Каралюха? Тем более, если сейчас все на твои плечи ложится…

Александра оживилась:

– Что-то сдвинулось? Откопали что-то по его работе?

– Да нет, там пока аналитическая машина только разгон набрала. А вот другое твое предположение оправдалось полностью.

– Ой! Неужели начал поиски меня, единственной?

– С самого утра! – с нескрываемым удивлением подтвердил Павел Павлович.

Зато его подчиненная от радостного восторга несколько раз подпрыгнула в кресле, высоко вскидывая руки вверх:

– Йес, йес, йес! – Потом замолотила кулаками по подлокотникам кресла: – Ну все, голубчик! Будешь ты у меня на сковородке жариться, будешь! Еще и радоваться при этом! Ну, я тебе теперь устрою-у?у…

Шеф не смог удержаться и с ядовитым скепсисом оборвал шумную реакцию Александры:

– Подобные эмоции не помешают делу?

– Не помешают, Пыл Пылыч! – Девушка мгновенно сменила свою ипостась, превратившись за неуловимый миг из радостной, беззаботной школьницы в готовую стремительно рвануться в сторону любой жертвы серую молнию смерти: – Хочу предупредить, что если моя догадка с детьми подтвердится, то это будет первый случай, когда после мокрого дела я не потеряю сознания. Наверняка мне обязательно захочется еще раз сорок оживить, а потом новым способом умертвить этого подонка.

– Вот видишь… Э-эх! – Шеф протяжно и равнодушно зевнул, всеми силами показывая, как он игнорирует ощущаемую физически смертельную опасность, которая, казалось, затопила всю комнату. – Эмоциями ты уже перестала управлять. Забыла, что ты на работе, а не в диком лесу в роли Робин Гуда. Для нас приказ – превыше всего! Скажут отрубить руку – сделаешь только это. Прикажут что-нибудь откусить – так и сделаешь. Но! Ни единого движения больше! При конечной ликвидации или завершении всей операции никакой инициативе места нет. А что я вижу перед собой? Вульгарная бесстыжая секси, всю ночь общавшаяся с каким-то кобелем, теперь сидит и строит из себя обелиск высокой морали и поборника справедливости. Смешно, честное слово…

Покаянно опустив голову, Александра прикрыла на короткое время сверкающие глаза и пробормотала:

– Это я просто подурачиться решила. Забудьте… – И сразу с прежней развязностью устроилась в кресле удобнее. – И с чего объект начал мои поиски?