Юрий Иванович
Рай и ад Земли. Спасение из ада (сборник)

– Хорошо бы, – с хитрецой улыбнулся Бонзай. – А то мало ли каких дам мы в гости пригласить пожелаем… Что станешь делать с усадьбами?

– Тоже приспособим. Вначале – для житья строителей и мастеров, как и все остальные заложенные за товар виллы и дома, а потом видно будет.

Вернувшись во дворец, Дин первым делом уединился с королем в той комнате, где находился его вещмешок. Достал из него две странного покроя одежки и скомандовал:

– Надевай, как я! – Когда они приступили к облачению, он продолжил давать подробные инструкции и пояснения: – Вот эта змейка называется «молния» и застегивается таким образом. Потом еще поверху внахлест прикрывается вот этими отворотами с липучками. Точно такие же липучки есть и на рукавах, причем, когда они чуть стягивают ткань, вот из этого выреза торчат рукавицы. Примерно таким же способом из воротника можно достать капюшон, вот так… Вот этот пластик можешь опустить на лицо. Не удивляйся, что он такой мягкий, потом сравнишь. Так, теперь чуть подтягиваем подол куртки, чтобы он не слишком утолщал фигуру. Надевай перчатки и щупай вот этот рычажок на боку… Ага, точно такой же, как и на коробке с микрофоном. Теперь нажимай – и ничего не бойся.

После щелчка послышалось короткое шипение, и Бонзай замер, словно замороженный. Его товарищ проделал идентичные операции на своей крутке и только после этого резко ударил короля по плечу. С полным изумлением тот осознал, что удара совершенно не почувствовал. Ну разве что еле ощутимый толчок.

– Ну, чего замер?

– Так ведь меня сжало со всех сторон…

– Двигайся интенсивно! Одежда даст тебе внутреннюю свободу и подстроится под любой твой жест. И запомни: эта ткань сама по себе может выдержать удар любого меча, даже острие тяжелого осадного копья, пущенного из аркебузы, ткань не пробьет, разве что вколотит в тело, ломая кости и прорывая внутреннюю структуру. Именно поэтому во внутренние полости куртки подается специальный газ. Он придает жесткость каркасу и не позволяет ткани промяться вовнутрь. Другое дело, если в человека попадут сразу три таких копья одновременно. Тогда воин от полученного удара отлетит на десяток метров и погибнет от элементарного сотрясения всего тела и от внутренних кровоизлияний.

Молодой монарх уже старался махать руками и наклонять корпус во все стороны, проверяя свободу движений. Затем снял со стены рапиру и совершил нескольких фехтовальных выпадов. Случайно задел прозрачный щиток капюшона и для достоверности первого ощущения постучал по нему эфесом рапиры. Затем треснул изо всей силы:

– Чудо! Он даже не поцарапался! Неужели и его газ так укрепляет?

– Нет, там другое. Деталей я и сам не знаю, но для щитка используется все та же энергия электричества, которая имеется в одной из батарей. Сами батареи где-то во внутренностях этой одежки, и запаса их должно хватать на четыре года. Баллон с газом надо менять чаще: после сотого «отвердения».

Бонзай никак не мог поверить в такую прочность и восторженно завопил только после нескольких испытательных ударов по куртке шафика: ни меч, ни рапира не оставили на чудесной ткани ни разреза, ни дырочки.

– Слушай, как в вашем мире умудряются творить такие вещи? – восторгался он.

– И тут ты не угадал, подобное новшество я купил совершенно в другом мире, у нас бы за него многие короли глотку друг другу перегрызли.

– А мне никто не перегрызет?

– Вот именно в целях безопасности мы эти камзолы и будем носить. У нас с тобой большие планы. Так что теперь мы рисковать собой права не имеем. И так два раза уже испытывали мускулы наших ангелов-хранителей.

– Кого? – не понял король.

– Ну, такие дядьки с крылышками, которые нас вытаскивают из опасных ситуаций.

Лицо его товарища стало детским от священного трепета.

– Никогда не видел!

– И не увидишь! Эти дядьки живут только в нашем воображении, которое и рисует их со всей возможной фантазией.

– А-а…

– Теперь поспешим в лес, пора встречать северных рогоносцев.

– Так и выйдем из дворца? – поразился Бонзай, расставляя руки.

Несколько минут ушло на то, чтобы объяснить, как убираются забрало, капюшон и рукавицы. Когда сверху набросили просторные плащи, фигуры со стороны казались просто более внушительными, словно на теле под плотной тканью пряталось рыцарское облачение.

Но все равно на этот раз взяли с собой более солидное сопровождение из десятка воинов. Оставили их на той самой лесной дороге, дав подробные инструкции, как вести себя в различных ситуациях, и уже на знакомой полянке король высказал свои восторги во второй раз:

– Слушай, эта одежда почти невесомая, и я в ней совершенно не вспотел!

– Да, полезная штука. Воины того мира так в ней даже спят, разве что газ спускают, делая куртку мягче. Так что и ты можешь… Ну, чего задумался?

В последние ночи молодой король умотался настолько, что совершенно отбросил и так нечастые развлечения с женщинами. Но молодое здоровое тело требовало своего и звенело струной только при одном упоминании о сексе. Именно поэтому самодержец вдруг явственно представил себя в этом самом камзоле на огромной королевской кровати в окружении двух, а то и трех девушек – и непроизвольно поморщился:

– Как можно в таком спать? Даже самый грубый массаж не прочувствуешь.

– Ладно, запрыгивай, – вернул его к жизни нетерпеливым приказом Дин. – Чем раньше появимся, тем меньше их грохот насторожит.

Опасался он зря. Товарищам пришлось еще два часа торчать на скалистом островке, прежде чем в дальнем конце озера появился головной драккар флотилии викингов. Развлекали их только бинокли, от которых король был в полном восторге, да пристрелочная серия снайперской винтовки Дина. Для этого выбрали отдельно стоящую березку на самом берегу: за ее стволом самодержец следил с неослабным вниманием. Грохнуло – и дерево толщиной в руку мужчины, перебитое больше чем наполовину, медленно завалилось набок. Затем разрывные пули раздробили два камня береговой линии.

Бонзай обрадовался настолько, что окончательно поверил в победу. После этого и речи ему повторять за шафиком не хотелось:

– Да я только раз рявкну, а ты раз стрельнешь – и они будут убегать так, что дорогу в королевство Ягонов забудут.

Его товарищ в сомнении поднес бинокль к глазам:

– Моя бабушка на это всегда говорила: не говори «гоп», пока прыгать не на кого.

Сказал – словно в воду глядел. Когда флотилия приблизилась, вся пройденная ею поверхность воды скрылась под обилием темных бортов. И Динозавр громко произнес благодарение фортуне. Если бы король Туйвол догадался послать хотя бы часть маленьких суденышек далеко вперед, начисто пропал бы весь эффект готовящейся засады. Но теперь существовала другая опасность: если все ледовые берсерки одновременно поведут атаку на остров Меч, то однозначно сомнут друзей просто количеством. Никакой скорострельной зенитки не хватит. А ведь у него всего лишь один ствол да два ящика, по сто двадцать штук разрывных. Хорошо хоть, в каждом цинке патроны лежали в единой ленте.

Именно поэтому решили чуть изменить дальность первого удара, с половины – на целую милю. Немного уменьшалась кучность стрельбы, но подпускать противника ближе шафик не рискнул. Натянул на голову наушники с двойным слоем звукоизоляции – и дал отмашку Бонзаю Пятому.

Тот решительно включил тумблер и заорал в микрофон так, словно через минуту лично проткнет своего врага мечом:

– Туйвол! Покажись, а то тебя не видно! Ну! Что забегали, как в темя клюнутые? С вами говорит король этого края, Бонзай Пятый из династии Ягонов! И я здесь, на самой высокой точке острова.

На головном драккаре чуть вильнули от прямого курса, разворачиваясь боком, и стало отчетливо видно облаченного в доспехи Ники Туйвола. Именно из-за доспехов и огромного рогатого шлема король викингов даже с такого расстояния смотрелся очень эффектно. В наступившей тишине донесся отдаленный рев, в котором трудно было разобрать слова, но, судя по жестам и сотрясаемому кулаку, предводитель агрессоров от всей души оскорблял своего противника.

Зато ему в ответ понесся оглушительный, прекрасно слышимый на всем пространстве озера хохот, а потом еще и слова:

– Немедленно поворачивай назад, жалкий безбородый недоносок! Никакие невинные жертвы не спасут тебя от гибели, потому что своими жертвоприношениями в водах нашей чистой реки ты разгневал наших покровителей – и они прибыли сюда, чтобы тебя уничтожить. Итак, повторяю в последний раз: немедленно убирайся в свои льды и никогда больше не возвращайся!

В ответ Туйвол выдал пренебрежительный жест, идентичный почти во всех мирах: «Да пошел ты…»

А в следующий момент весла опять коснулись поверхности воды, разворачивая драккар на прежний курс. Следовало поспешить как с угрозами, так и с подсчетом.

– Раз ты меня ослушался, безмозглый баран, умри! Раз, два, три!

Эффектных пауз между цифрами Бонзай Пятый делать не стал, следовало подстраховаться, оставив время на второй выстрел. Но Динозавр попал с первого раза. Наверняка получилось впечатляюще: слово «три» донеслось к флотилии викингов одновременно с пулей. Двухметровая туша закованного в броню гиганта вдруг сложилась, как картонная, и в брызгах разлетающейся крови рухнула куда-то со спардека вниз. Скорее всего, прямо на гребцов.

И вот тут викинги показали свою боевую выучку и дисциплину. Лишний раз доказав, что берсерками их называют недаром. Шок от гибели предводителя длился секунды три, не больше. Затем гулко грохнули барабаны, и все весла с невероятной синхронностью ударили по воде. Набирая удивительную скорость и поворачивая носом по новому маршруту, драккар понесся в сторону острова. На остальных судах тоже загремели барабаны, но там о подобной скорости могли только мечтать. Мало того что корабли были основательно перегружены, они не обладали и десятой долей мореходных качеств своего флагмана.

Но больше всего от создавшейся ситуации растерялся могущественный шафик. Глядя в оптический прицел своей винтовки, он вдруг с ужасом понял, что стрелять практически не в кого: высоко поднятый нос драккара скрыл из вида даже расположенного на сильно приподнятой корме рулевого.

А Бонзай Пятый продолжал смеяться и осыпать приближающийся флагман оскорблениями, но делал он это не потому, что не боялся, а потому что не знал, как резко изменилась обстановка.