Вячеслав Владимирович Шалыгин
Инстинкт гнева

– Если найти помощника или фургон, можно вычислить и этого гада.

– К ментам ходила?

– Нет, что с них толку?

– Это правильно. – Кощей уставился в телевизор, но вряд ли его заинтересовала реклама, он размышлял. – Местного мы найдем, не вопрос. С фургоном будет сложнее. Номер не запомнила?

– Далеко было и темно, я не рассмотрела.

– Ладно, начнем с прогулки по кварталу, разомнемся заодно.

– Кощей, слышь, – в кухне появился Бритый (смешная кличка, учитывая, что тут все были бритые), правая рука главаря, – нельзя нам сейчас на акции выходить. Ложкин запретил светиться, ты забыл?

– Кто тебя спрашивал? – Кощей холодно взглянул на помощника. – Кто такой Ложкин? Здесь я командую, а не хлыщи из штаба, ты забыл?

– Как скажешь, размяться мы завсегда, – Бритый пожал плечами. – Кого пинать будем?

– Помощника маньяка, – встряла Женя. – Если найдете.

– Ага, – Бритый на несколько секунд задумался и, наконец, сообразил. – Удавлю пидора голыми руками!

– Остынь, мы его пока не нашли. – Кощей обернулся к Жене: – А ты, сучка, молчи, пока не спросят, поняла?

Женя торопливо кивнула и уставилась в пол.

– Можно в парке какого-нибудь бомжа найти… – Бритый постучал кулачищем в ладонь. – Сразу расскажет, кто из местных ночью по лесу шляется.

– Нет, – Кощей покачал головой. – Скоро будет реальное дело, штаб прорабатывает конкретный план насчет студентов, уже дата назначена. До того дня решено не шуметь.

– А, ну да, – сориентировался Бритый. – Ложкин говорил…

– На хрен твоего Ложкина! – главарь грохнул кулаком по столу. – Я сам знаю, что делать! Надо все провернуть по-тихому. Найти черта, допросить, вытрясти все, что знает, и… ну, там видно будет. Завтра прямо с утра и начнем. Бритва, как он выглядит?

– Ну-у… такой… с бородой, короткой, ростом, как ты, только сутулый и в плечах пошире, коренастый. В куртке был военной и бейсболке.

– Особые приметы?

– Не знаю, я не заметила. Походка у него странная: ноги вроде заплетаются, но не спотыкается.

– Приметы так приметы, – хмыкнул Бритый.

– Короче, Бритва, с нами пойдешь, – решил Кощей. – На опознание.

– Я не могу, – неуверенно запротестовала Женя. – У меня брат больной, с ним сидеть надо. И работа еще…

– Сказал пойдешь, и точка, – Кощей нахмурился. – Что непонятного? Ты одна его видела, тебе и карты в руки.

– Да некогда мне!

– Я по-китайски говорю?! Пойдешь с нами!

– Не пойду, сказала!

– Бритый, второй тайм, – Кощей взглядом указал на телевизор.

Помощник покосился на Женю, ухмыльнулся и вышел из кухни, прикрыв за собой дверь.

Женя отвлеклась, провожая его взглядом, поэтому не заметила, как Кощей замахнулся. Он влепил гостье тяжелую пощечину, и Женю будто сдуло ветром. Она оказалась на полу, ошалело мотая головой. Кощей склонился над ней, как коршун над добычей, и негромко прошипел:

– Ты, сучка, не поняла, да? Как я сказал, так и будет.

– Я поняла, – Женя прижала ладонь к горящей огнем щеке, – я поняла. Хорошо. Я пойду. До завтра, да?

– Сидеть! – Кощей отвесил ей тяжелый подзатыльник. – Чтоб ты лучше поняла, кто тут хозяин, я тебе сейчас покажу кое-что.

Он схватил Женю за воротник, легко поднял и бросил животом на кухонный стол. Дело запахло керосином. Женя приготовилась к худшему, и это самое «худшее» не заставило себя ждать. Когда он вжикнул «молнией» на полувоенных штанах, сомнений в его намерениях у Жени не осталось. Холодеющими пальцами она расстегнула джинсы и спустила их до колен.

Сначала было больно, потом даже приятно, Кощей оказался сильным парнем, и если бы все происходило в другой обстановке и по любви, он запросто довел бы Женю до оргазма. Но сейчас Женя не питала иллюзий, ждать, когда она кончит, Кощей не собирался. Так и получилось. Парень шумно выдохнул, когда партнерше оставалось всего чуть-чуть, и сделал шаг назад.

– Так-то, сучка… – прохрипел он, застегивая штаны.

Женя сползла со стола, и, присев, нашарила джинсы.

– Куда?! – Кощей снова схватил ее за куртку и опять бросил на стол. – Звонок для учителя! Урок не окончен!

Женя сумела развернуться и заглянуть Кощею в глаза. Никакой страсти в них не было. Взгляд Кощея походил на взгляд голодного животного, намеренного обглодать свою жертву до костей.

– Коля… – Женя, наверное, впервые в жизни назвала его по имени, пытаясь смягчить ситуацию и поговорить по-человечески, но Кощея это почему-то еще больше разозлило.

– Молчать! – он ударил Женю в живот, и она скорчилась на столе, поджав ноги. – Хочешь, чтобы я парней позвал?!

– Не надо, – прохрипела Женя и подняла на него умоляющий взгляд. – Я все поняла!

– Это мне решать! – зло прошипел Кощей.

– Кощей, один – ноль! – крикнул кто-то из парней.

– У него там, поди, все три, – гоготнул кто-то еще. – В одни ворота.

– Кощей, помощь нужна? – заржал третий.

Женя дернулась, пытаясь вскочить, но Кощей успел схватить ее за шею и прижать лицом к столу. Девушка попробовала незаметно залезть в карман куртки, где должен был лежать отцовский нож, но его там не оказалось. Кощей все предусмотрел.

– Лежи смирно, сука, или убью, – хрипло прорычал он, усиливая нажим. – Я еще не закончил акцию!

Женя почувствовала, что еще немного, и задохнется, или же Кощей сломает ей шею. Она прекратила дергаться и крепко стиснула зубы. Продолжил акцию Кощей другим способом, еще более болезненным и унизительным.

В целом «акция» растянулась до конца матча. В финале Кощей отделал «избранницу» кулаками, но Женя уже ничего не чувствовала и не видела сквозь застилавшие глаза слезы. Когда Кощей, наконец, отпустил свою жертву, она буквально проползла по коридору и поднялась на ноги только у входной двери. Открыть дверь помог Бритый. Жене показалось, что у него на лице даже отразилось сочувствие глупой курице, попавшей по наивности в крутой ощип. Хотя, скорее всего, так ей только показалось…