Ник Перумов
Молли Блэкуотер. За краем мира

– Девочка, – сказал низкий и сильный голос со странным акцентом. Впрочем, нет, так говорил тот самый мальчишка-Rooskii, свалившийся с лестницы, когда она выручала Диану!

Сухой треск, словно рвётся плотная мешковина. Прямо перед прижавшейся к стене Молли засветился огонёк, тёплый, желтоватый, будто от свечки. Поплыл по воздуху, замер, выхватив из тьмы лицо того самого мальчишки. Соломенные волосы, жёсткие сощуренные глаза. Сейчас он совершенно не казался покорным и угодливым.

– Пойдём, девочка, – просто сказал он. – Пойдём, charodeika.

Последнего слова Молли не поняла.

– К-кто ты?

– Всеслав моё имя. Вы звать мой народ Rooskies.

На родном языке Молли он говорил сносно, хоть и с сильнейшим акцентом, забывая артикли и неправильно используя инфинитив.

– Почему ты идёшь за мной?

– Потому что за ты гнаться. Такая volshebnitsa, как ты… они ты бояться.

– Кто они? Что такое… э-э-э… volsh’ib… как ты меня назвал?

– Ведьма.

– Я не ведьма! – отчаянно запротестовала Молли.

– Тогда почему ты бежать? И, если ты бежать, я могу помочь.

– Не твоё дело, Rooskii!

– Я уже помогать тебе, – спокойно сказал мальчишка, немилосердно терзая грамматику. – Koshka. Помнить? Э-э-э… кошка?

– Ты упал специально?!

– Конечно. Иначе они схватить тебя, volshebnitsa, а ты ещё не есть готов.

– К чему готов?

– Использовать магию, – эти слова он произнёс без ошибок.

– Ты знаешь про магию?

– Я знать о многое. Смотри этот огонь.

Пламя свечи поплыло от мальчика по имени Всеслав к Молли и обратно. Это была не лампа, не фонарь, а просто колышущийся лоскуток огня. Мальчишка принял его в ладонь, словно Прометей на картинке в одной из Моллиных книг.

– Он тебя не обжигает? – глуповато спросила Молли. Она глядела на огонёк в полном оцепенении.

– Если ты бежать, – уже настойчивее повторил мальчишка, – я помогать тебе сейчас.

– Не нужна мне никакая помощь! – Молли лишь плотнее прижалась к стене.

Всеслав вздохнул.

– Они поймать тебя завтра. Собаки. След.

– Завтра меня тут не будет!

– Сбить со след, – настойчиво повторил мальчишка. – Я – помогать!

Огонь горел в его ладони. Освещал внезапно ставшее совсем не мальчишеским лицо.

– Ты – ведьма, – сказал он без тени сомнений. – Взять огонь. Светить!

И шагнул к ней.

– Мур-р, – вполне дружелюбно сказала вдруг Ди. Не выгнула спину, не зашипела.

– Твоя кошка знать магия, – без тени улыбки сказал мальчик. – Взять огонь!

И протянул Молли раскрытую ладонь, на которой трепетал лепесток желтоватого пламени.

– Не бояться. Взять огонь!

Молли облизнула пересохшие губы. И осторожно, очень осторожно раскрыла навстречу руке Всеслава сжатый кулачок.

Однако мальчишка покачал головой.

– Varezhka. Снять!

Первое слово Молли не поняла, но что он от неё хотел, ясно было и так. Зубами стащила рукавицу, протянула подрагивающую ладошку.

– Ближе, – повелительно сказал Всеслав. – Не бояться!

От огненного лоскутика шло приятное тепло, но не обжигающий жар.

Молли невольно кинула взгляд на раскрытую ладонь мальчишки.

Потемневшая, бугристая от мозолей. Два беловатых шрама у основания большого пальца. Ещё один, глубокий, рассекший подушечку безымянного.

– Близко, – сказал он. И сам придвинул ладонь. Чуть наклонил, словно переливая что-то или пересаживая диковинного жука.

Лоскутик пламени послушно перебежал на ладонь Молли.

Она тихо ойкнула.

Было слегка щекотно и тепло. Пламя качнулось, дёрнулось, выпустило вверх несколько искр – словно рухнули прогоревшие дрова в камине – и сделалось вдруг вдвое выше.

Всеслав улыбнулся.

– Есть твоя магия. Не-ведьма не может. Идти теперь!