Оксана Петровна Панкеева
Пересекая границы

– Бедная девушка! – счастливо вскричал Лаврис. – Ее сердце разбито навеки!

Элмар прикусил язык, проклиная свою болтливость, но было уже поздно.

Поход обещал быть веселым.

– Ну он у тебя!.. – в который раз восхищалась Ольга, разводя плечи и сжимая кулачки, чтобы изобразить мускулистого принца. – Никогда в жизни такого мужика вблизи не видела!

– Да, – улыбнулась Азиль, – Элмар красивый… Говоришь, он тебя не узнал? С похмелья с ним и не то бывает.

– Я сама сначала подумала, что мне все по пьянке приснилось, и не могла понять, что с нашей общагой, а потом – где я вообще нахожусь… Выхожу в коридор, направляюсь на кухню покурить и вижу – навстречу топает здоровенный качок в чем мать родила… Ничего пробуждение?

Девушки рассмеялись и продолжили завтрак. Они сидели на кухне, пристроившись на подоконнике, чтобы не мешать кухарке, поглощали яичницу прямо со сковородки и веселились, вспоминая суматошное утро.

– А куда он так срочно собирался? Переполошил весь дом… – спросила Ольга.

– В поход, – пояснила нимфа. – Иногда их вызывают не предупреждая. Это еще ничего, Элмар, по крайней мере, живет у себя дома, и его всегда можно найти на месте. А вот Лавриса, к примеру, вечно приходится по борделям вылавливать… Что я смешного сказала?

– Ой… – Ольга согнулась пополам от хохота. – Я просто представила себе такой вот крик и грохот рано утром под окнами только что уснувшего борделя…

Азиль тоже рассмеялась:

– А я вот представила себе, что будет с бедным Элмаром, когда он все вспомнит.

– Что – «все»?

– Кто ты такая и что делаешь у него в доме. Он всегда так – напьется, отчебучит чего-нибудь, а наутро в нем королевское воспитание просыпается, и начинаются угрызения совести. «Ах, как я мог, ах, я же первый паладин, ах, как же это недостойно!», и все такое. Вот он вспомнит, что ему король поручил с тобой заниматься, а он первым делом наклюкался и о поручении забыл, и как начнет переживать! А потом еще сообразит, что бросил тебя на произвол судьбы и даже слуг не предупредил, и совесть его совсем замучит. Уж не знаю, помнит ли он, что нас знакомил, если помнит, то еще ничего… А уж когда смекнет, что ходил в непотребном виде в присутствии дамы, да еще из другого мира, вообще со стыда сгорит.

– Ах, как же это недостойно! – вскричала Ольга, и девушки снова дружно расхохотались.

Кухарка покосилась на них с явным неодобрением.

– А что мы будем делать? – спросила Азиль, когда они закончили завтрак и насмеялись вдоволь. – Ты не знаешь, как занимаются адаптацией переселенцев? У меня опыта в этом деле нет.

– У меня есть, – хихикнула Ольга. – Надо сесть в библиотеке, набрать побольше вина и квасить всю ночь. Во всяком случае, Элмар это делает так.

– Я так не умею, – засмеялась нимфа. – Я столько не выпью. Наверное, тебе надо что-то рассказывать? А что, например? Элмар тебе что рассказывал?

– О себе, о королевской семье, об эльфах и о своем кузене… А в основном о классической поэзии. А еще я его спрашивала о его подвигах, но он поскромничал. Может, ты расскажешь?

– О подвигах… – Азиль сразу как-то посерьезнела и оглянулась на кухарку. – Пойдем, наверное, действительно в библиотеку… А еще лучше, в твою комнату. Ты будешь устраиваться, а я тебе что-нибудь рассказывать.

– Доброе утро, ваше величество! – В дверь кабинета просунулась улыбающаяся мордашка Жака и повела глазами вокруг. – Вы заняты? Я вам буду нужен?

– Подожди, – кратко бросил король, указывая на диван, и снова обратился к секретарю: – Я приму его завтра в девять утра. Сегодня не получится, я всю вторую половину дня буду в Департаменте Порядка и Безопасности. Если что-то срочное, пусть меня ищут у Флавиуса. На десять вечера придешь… нет, у тебя рабочий день закончится в восемь, пусть придет Антрас. Сюда, в кабинет. Надо будет написать несколько писем. И вызови мне сейчас казначея со всеми рабочими документами, мы поработаем с бюджетом на будущий год. Счеты пусть захватит, а то он в уме складывать не умеет, и приходится по полчаса ошибку искать. Все ясно? Работай.

Секретарь с поклоном отступил от стола, спрятал в папку исписанные листки, снова поклонился и удалился.

– Как дела? – спросил король, когда дверь закрылась. – Ты хоть спал сегодня?

– Немного, – кивнул Жак. – Когда Тереза ушла.

– Рассказал?

– Рассказал, – вздохнул Жак.

– Все?

– Нет. До того места, как я попал в Ортан. Я подумал… что вы…

– Что я буду против? Я же сказал – можешь рассказывать.

– Про все? Про слонов тоже?

Король грустно усмехнулся:

– Что вам всем дались эти слоны? Очень даже милые слоны, и ничего страшного в них не было… Ты же рассказал ей про хлеборезку? И про свою способность к трансформации? И про свой страх? Ведь рассказал, не постеснялся?

– Рассказал. – Жак нахмурился.

– И как она отреагировала?

– Ей было меня очень жалко.

– Так вот, Жак, раз уж ты решил второй раз просить у меня разрешения… – Король задумчиво повертел в руках карандаш. – Ты сам понимаешь, что я могу быть против чего-то, но не можешь определиться, чего именно, вот и вспоминаешь этих несчастных слонов. Но дело совсем не в том, что я хотел бы скрыть какие-то факты своей биографии. Я не сделал ничего такого, чего следовало бы стыдиться. Но зная тебя… пожалуй, одно ограничение должно быть. Единственное. Если после твоего рассказа твоей девушке станет жалко меня, я на тебя очень обижусь. Тебе понятен ход моих мыслей?

– Понятен, – вздохнул Жак. – Но, ваше величество, вы ставите передо мной неразрешимую задачу. Я не вижу, как это все можно рассказать так, чтобы не вызвать к вам сочувствия. Даже если перечислить одни факты.

– Не можешь – не рассказывай. Я поставил тебе условие, как ты собираешься его выполнить – твое дело. В конце концов, ничего страшного не случится, если Тереза не узнает о том, как мы с тобой познакомились. А если уж ты твердо намерен рассказать, то опусти свои сочувственные комментарии. Нет ничего противнее, чем несчастный король, которого жалеют подданные. Ты со мной согласен?

– Вам виднее, – пожал плечами Жак.

– Значит, не согласен. – Король снова грустно усмехнулся. – Я так и думал. Ладно, с этим закончим. Ты сейчас в состоянии работать?

– Вполне, – с готовностью отозвался Жак. – А что? Надо о чем-то подумать? Или пошутить?

– Нет… А разве я тебе вчера не сказал? Забыл, наверное. У нас опять пополнение.

– Вот как… Кто на этот раз?

– Молодая девушка, конец двадцатого века, очень интересная. Тебе понравится. У нее такая же забавная речь, как и у тебя.

– Что-то везет нам на двадцатый, вам не кажется? Это уже четвертая. А где она сейчас?

– У Элмара. Потому и прошу тебя ею заняться. Вообще-то, я надеялся дать тебе немного отдохнуть и поручил ее Элмару. А его сегодня утром срочно вызвали в поход. Так что, извини уж, придется поработать.

– Нет проблем, ваше величество. Ну, я пошел?

– Иди. И, Жак… Если тебя опять начнут мучить кошмары, не стесняйся, приходи ко мне. Слонов я тебе, конечно, не обещаю, но напоить до беспамятства могу.