Ник Перумов
Не время для драконов

Тэль долго молчала, прежде чем спросить:

– Вот так просто – вернешься? Ты ведь уже поверил, так? Убедился? Ты понял, что мир можно видеть не только таким, как ты привык. И хочешь вернуться? Туда, в город, в свой дурацкий дом, дышать вонью и заниматься ерундой…

– Тэль! – Он оборвал девочку. – Я живу там. Понимаешь? Там мои родные и друзья. А моя работа, извини, куда приятнее, чем… резать людям глотки.

– Но ведь ты… – Она осеклась. – Виктор…

– Ну?

– Может быть, я ошиблась? – задумчиво спросила она.

– В чем?

– Да в тебе! Виктор, ведь ты должен жить здесь! Понимаешь? Когда человек перестает соответствовать своему миру, тот его отторгает. Выбрасывает. Думаешь, то, что у тебя дома все ломалось, – случайность?

– Так. – Виктор остановился, поймал в темноте плечо Тэль, развернул лицом к себе: – Говори. Хватит недомолвок.

Тэль засопела, словно самая обычная девочка, которой мешают поиграть в таинственность.

– Кажется, мое терпение исчерпано, – продолжил Виктор. – Вначале подбираю сумасшедшую, которая видит в темноте, исцеляется от ран за одну ночь, никаких комплексов не испытывает и эмоций не проявляет. Потом прусь с ней в лес, убегаю от каких-то придурков, попадаю неизвестно куда. Прыгаю в ледяную воду, бегаю голым вокруг костра, выслушиваю истории про разные миры, иду ночью по бездорожью. Пугаюсь мертвецов, убиваю разбойников! А теперь выходит, что мне все это должно нравиться?

– Чего ты хочешь, Виктор?

– Объяснений.

– Ты не принадлежишь миру Изнанки.

– Уверена?

– Конечно. Иначе ты не попал бы сюда. Но не это главное – дело в том, что ты нужен этому миру. Очень нужен.

– И ты пришла за мной, чтобы провести по Тропе из мира в мир?

– Да. Ты мог бы прийти сам. Так обычно и бывает с людьми, которые начинают смотреть на мир по-другому. Рано или поздно они находят Тропу и появляются здесь. Но ты – слишком важен. Нельзя было ждать и нельзя было полагаться на случай. Ты помнишь тех, кто встретил нас на переходе? Будь ты один, они убили бы тебя.

– А если бы я остался в своем мире?

– Все равно бы убили. На всякий случай. Да ты и не остался бы. Такие, как ты, не остаются.

Виктор засмеялся:

– Спасибо, девочка. Вот оно что. Ты, значит, мне помогала. Спасибо.

Раздражение накатывало все сильнее. Наверное, виной была усталость. А может быть – белое тонкое лицо полуэльфа, почему-то всплывшее в памяти.

– Это моя обязанность – помогать тем, кто приходит с Изнанки, – сказала Тэль. Она не почувствовала, как сменилось у Виктора настроение. – Ну, пошли. Нам только до поворота, а там – селение.

Дорога изогнулась, петлей огибая холм. А может быть, не холм – курган? Уж больно ровными казались его очертания в ночи. Какая разница… Виктор был сыт по горло приключениями. Как-то смазались, ушли далеко-далеко привычные заботы и проблемы, совершенно не волновала мысль о том, что завтра он не выйдет на работу. Но вот дом – маленькая квартирка с отклеивающимися обоями, сгоревшим телевизором и продавленным диваном – не отпускал. Хотелось туда. Пусть снова выкручиваются пробки и взрываются телефоны. По крайней мере это будет его дом. Его крепость. И не придется сжимать в кулаке мягкие, как шелк, волосы ублюдка-полуэльфа, сворачивая ему шею…

– Дьявол… – прошептал Виктор. – Дьявол…

Вот оно как, значит? Не сразу, не в тот миг, когда кровь горит от адреналина, а из горла рвется звериный рык. Тогда можно все – и убивать, и обшаривать карманы покойников, и жрать чужие припасы под запашок горелой человечины. Это потом, в тишине и темноте, подползут испуганно отпрянувшие тысячелетия цивилизации, похлопают по плечу и укоризненно посмотрят в глаза.

Тэль молчала, даже если и понимала, что с ним происходит. Хоть на этом спасибо. Они чуть замедлили шаг, переваливая через склон холма, – дороге надоело петлять, и она пошла напрямую.

– Вот и поселок, – сказала Тэль.

Совсем рядом, метрах в ста, тускло тлела россыпь огоньков. Виктор помедлил, ощущая короткое, неожиданное разочарование. Идти оставалось пару минут.

– Я думал, придется куда-то прыгать… карабкаться… – признался он.

– Почему?

– Не знаю…

Подсознательно Виктор ожидал услышать собачий брех, но к поселку они подходили в полной тишине. Может, в этом мире нет собак? Как в нормальном мире нет эльфов, так тут собаки не водятся…

– Стой… – Тэль вдруг остановилась, схватила Виктора за руку. Навстречу им кто-то шел.

Виктор положил ладонь на рукоять ножа. Полночный прохожий приближался. Слышалось шумное дыхание, слегка заплетающиеся шаги. Виктор расслабился.

По крайней мере алкоголь в этом мире существует.

– Не… я не пойду короткой дорогой… – донеслось из темноты. То ли подгулявший человек их заметил, то ли беседовал сам с собой. – Нет… Я пойду через овраг. Там темно, там сыро, там страшно… Там крутые скользкие склоны… Там дует ветер!

Насчет ветра он явно ошибался, а вот со всем остальным Виктор был согласен.

– Я пройду через овраг… – напевно излагал свои планы человек. – И мне станет хорошо… э… я про… протрез… протрезвею!

Явно никого не замечая, он проследовал мимо. Лица Виктор не разглядел, понял лишь, что человек очень крупный, с солидным брюшком и немалого роста. Уже миновав их, пьяный на миг остановился и с тоскливым недоумением сказал невпопад:

– Свинцовые шарики! Это ж надо!

Виктор нагнулся к Тэль, и шепнул:

– Может, остановить? Он в таком виде…

– Как раз в таком виде спокойно дойдет, – беззаботно ответила Тэль. – Пьяным везет. А мертвецы, кстати, запаха алкоголя не переносят.

Почему мертвые являются абстинентами, Виктор спрашивать не стал. Из опасения, что у Тэль найдутся объяснения и придется поверить еще во что-то, совершенно безумное…

Хотя, казалось бы, по сравнению с самим фактом существования ходячих трупов, их неприязнь к перегару – мелочь, не стоящая внимания.

Дорога плавно перешла в улицу. Под ногами была уже не спрессованная земля, а аккуратно подогнанный булыжник. Здесь было светлее – у многих домов, несмотря на поздний час, светились окна, перед некоторыми горели фонари. Виктор жадно вглядывался, пытаясь найти отличительные черты этого мира. Что-то мистическое, нереальное или хотя бы средневековое.

Куда там!

Аккуратные чистенькие дома в два-три этажа. Большей частью первый этаж из камня, выше надстроены деревянные. Окна застекленные. Фонари… ажурные металлические плафоны с матовыми стеклами, правда, свет был уж слишком ровным.