Ник Перумов
Не время для драконов

– А это верно, – Тэль ехидно улыбнулась. В полутьме ее глаза таинственно блеснули. – Меня и здесь ненормальной считают. За все эти синяки от метро, переходы и загадки…

– Какие синяки?

– Я вначале не знала, что входить надо очень быстро, чтобы ворота не закрылись…

Виктор хмыкнул, представив себе Тэль, зайцем пробирающуюся через турникеты.

– Но ты вела себя так, словно ничему не удивлялась… – Он вспомнил поведение Тэль и мысленно покачал головой. В метро она даже принялась читать какой-то дамский роман через плечо сидящей женщины…

– Да и ты себя ведешь так, словно ничему не удивляешься. Один – ноль. В ее пользу.

– Нечему пока.

– Ты радуйся, что нечему!

Голос Тэль мгновенно стал серьезным, и Виктор оглянулся. Нет, ничего… Или? Нет, показалось. Просто овраг, пересохшее русло ручейка, сплетенные, перепутанные кроны деревьев на склонах. Понятно, почему Тэль выбрала путь по оврагу – сверху просто не пройти. Впереди овраг перекрывал поверху, словно нерукотворный мост, толстенный ствол поваленного дерева. На ветвях упавшего исполина еще держалась листва, чуть пожухлая, но зеленая. Крепкое было дерево, и не старость вывернула его из земли.

– Здесь случаются такие бури? – спросил он.

– Где – здесь?

В голосе Тэль была ирония.

– В Срединном Мире, – обреченно уточнил Виктор.

– Это не буря повалила деревья. Это Серый Предел. Когда-то здесь шла война.

– Недавно, очевидно?

– Сотни лет назад. Но не для всех она закончилась, Виктор.

– Партизаны до сих пор валят лес? – Он попытался улыбнуться.

– Была большая битва. Две армии… в одной шли люди, а в другой – нелюди. Человеческую армию смели, почти всю. Мечи проигрывали стрелам и топорам… – Девочка замолчала, остановилась, тоже всматриваясь в поваленный ствол. Решительно сказала: – Постоим, Виктор. Мне что-то тут не нравится, очень не нравится.

Тишина царила гробовая, мертвая. Ни звука. И темно было так, что ничего и не разглядишь – лишь смутные тени деревьев на фоне темного неба.

– Тогда вступили в бой маги… – внезапно продолжила Тэль. – И мертвое войско встало и двинулось на врага, и тот полег… потому что мертвого трудно убить второй раз. Вот только силы маги не соразмерили. Слишком велик был их страх. Слова, которые нельзя произносить, еще звучали… и покой не пришел к мертвым. Погибшее войско врага тоже поднялось с земли. Все могло бы кончиться раз и навсегда – для живых. Вчерашние враги встали рядом, плечом к плечу, против своих павших товарищей. Но они бы не справились… ведь каждый погибший в их строю тут же поворачивался против них.

Виктор поморщился, сделал шаг к девочке, прогоняя наваждение. В детстве он не любил таких страшилок, что любили рассказывать под вечер в пионерских лагерях, потом не читал книжек Кинга и не смотрел всех этих «Кошмаров на улице Вязов». Сейчас ему казалось, что не стоит рассказывать такие байки в ночном лесу. Не страх – нет, что-то другое подступило, холодком прошлось по телу. Будто предостережение. Не слушай… не слушай слишком внимательно. А не то…

Тэль словно и не почувствовала, как он положил руку ей на плечо.

– И тогда пришел тот, кто только и мог все остановить. Встал между армией мертвых и армией живых – и отмерил Серый Предел.

– А я-то думал – всех…

– Нет. Не за что было наказывать – ни живых, ни мертвых. Живые были не виноваты, а мертвые – тем более. Но с тех пор появился Предел, за который не выходят мертвые и куда не стоит заходить живым.

– А мы – зашли?

Тэль дернула плечиками.

– Все меняется. Реки меняют русло, горы встают из земли. Раньше путь пролегал мимо Предела. Теперь – не знаю. Они могут думать иначе. Говорят, что стало опасно путешествовать здесь.

– Тэль, давай не будем друг друга запугивать.

– Тебе страшно? – В ее голосе послышалось удивление.

– Скажем так – неприятно. Я не верю в ходячие скелеты… Тэль засмеялась:

– Скелеты не ходят! Как они ходить-то будут, если кости ничем не связаны?

– А мы ходить умеем? Тогда пошли!

Кивнув, Тэль двинулась вперед. Они успели сделать шагов пять и войти под поваленное дерево, когда раздался шум, и за шиворот Виктору посыпалась какая-то труха.

Он обернулся.

С дерева спрыгнули на землю чьи-то легкие фигуры. Четверо – двое перекрыли путь вперед, двое – путь назад.

Тэль прижалась к Виктору. Не закричала, нет, но явно испугалась.

– Это наша земля… – сказал один из незнакомцев, странно растягивая слова. – Земля мертвых… Вы на нашей стороне Предела…

– Мы идем мимо! – выкрикнула Тэль.

– Вы пройдете… если мы позволим…

Виктор пытался отслеживать движения всех четверых, отступая к склону и увлекая за собой девочку. Четыре тени молча окружили их, взяли в полукольцо. Почему-то Виктор не чувствовал страха. Словно и впрямь – смотрел дешевый фильм ужасов, в котором раскрашенные актеры старательно изображали мертвецов. Но ладонь, в которой он сжимал сук, стала неприятно потной. Нельзя не верить в опасность! Нельзя! В этом мире возможно все… даже ожившие мертвецы.

– Позвольте нам пройти, – стараясь говорить тверже, попросил он.

– Золото… – прошипел кто-то из четверки. – Выкуп…

Тэль вскинула голову, удивленно посмотрела на Виктора.

И впрямь. Зачем покойникам деньги?

– А серебро устроит? – спросил он.

Тени дружно рассмеялись. Потом одна протянула:

– Устроит все…

– Жаль, что у нас нет ни золота, ни серебра. Может, рубли сгодятся? – Виктор сказал это вполне искренне, он готов был выложить всю имеющуюся наличность. В конце концов покойникам и впрямь деньги ни к чему!

– Рубли хочешь? Порубимся… только где твой меч? – Темная фигура пошевелилась, и блеснуло что-то металлическое.