Юрий Иванович
Жемчужный орден

В данный момент никто не мог понять другого: почему вообще за эту драку будет расплачиваться королевское казначейство? Оно-то тут при чем? Может, потому что пострадали моряки, состоящие на государственной службе? Но те и близко непохожи были на офицеров или матросов, состоящих на службе ее королевского величества. Как, впрочем, и на моряков ее торгового флота. Значит?..

Из всех присутствующих только седой парень, так лихо разметавший драчунов и не получивший при этом ни одной заметной ссадины, не задавался этим вопросом. Вместо этого он так гаркнул, что хозяин таверны вздрогнул и присел от неожиданности:

– Что стоишь, как столб?! Живо подавай десерт! И прикажи слугам усадить этих бесстрашных покорителей океана на их места и пополнить их опустевшие кувшины отменным вином!

Несколько взмахов полотенцем – и расторопные слуги выполнили все пожелания. Десерт был подан на стол и тут же стал благополучно уничтожаться разогревшимися после потасовки парнями и не менее воинственно настроенной дамой. Вторая же дама, полностью скрывшись в глубокой тени своего капюшона, сидела не шевелясь, словно пытаясь изобразить свое полное отсутствие.

Морякам помогли вернуться за стол. Некоторых пришлось приводить в сознание с помощью холодной воды и льда. Одного погрузили на носилки и вынесли через дверь – в одном из соседних домов проживал лекарь. Наименее пострадавшие тут же потянулись к принесенным кувшинам и с озабоченным видом пробовали одно из самых лучших местных вин. Само собой, хозяин, раз пообещали хорошо заплатить, решил подзаработать и продать как можно больше редко пользующегося спросом товара.

Все остальные посетители трактира, а их в полупустом зале было около тридцати человек, так и продолжали сидеть, словно околдованные, стараясь не пропустить ни единого слова или жеста. Когда еще им случится увидеть такое в своей скучной и размеренной жизни?

Кремон доел свою весьма внушительную порцию десерта, запил кубком чистой воды, громко крякнул и обратился к своему личному телохранителю:

– Бабу, будь добр, рассчитайся с хозяином за вкусный обед. Пора выходить, надо сегодня же найти все нужные книги.

Сам он встал бодро и резво, но не сразу поспешил к выходу, а отправился вначале к помятым морякам, раскрашенным синяками и кровавыми ссадинами. Безбоязненно наклонился над столом и что-то сказал им, тихо, но решительно. Сдвинувшиеся к нему взлохмаченные головы несколько раз дружно кивнули, словно соглашаясь, а затем стали недоверчиво переглядываться. А когда их усмиритель отправился к двери, все драчуны смотрели ему вслед словно чуду морскому.

Перед крыльцом, когда все разобрали поводья и уселись на своих лошадей, впервые после долгого молчания подала голос принцесса.

– Как вы осмелились распоряжаться казной моей матушки?! – возмущенно прошипела она.

– Ваше высочество, – пожал плечами Кремон, – вы ведь просили не раскрывать ваше инкогнито. Верно?

– При чем здесь это?

– В противном случае вы бы сами отдали точно такое же распоряжение. Не правда ли? А ваша мать наверняка еще добавила бы от своих королевских щедрот.

– Ничего подобного! – гневно возразила Элиза. – Мы это еще обсудим! – Она резко подняла своего коня на дыбы и пустила вскачь, выкрикнув напоследок: – Не провожайте меня! Встретимся в зале совещаний!

– Хорошо, ваше высочество, – нарочито спокойно произнес Невменяемый не столько для ушей удаляющейся принцессы, сколько для своих товарищей. – Если нам понадобится зал совещаний, то мы туда заглянем. Когда-нибудь…

– Однако! – Баронет Шиловски покрутил головой. – Ты ее допек однозначно. Но боюсь, с казначеем ты явно переборщил, что-то тут не стыкуется. Зачем возмещать ущерб за счет короны? Да еще и выдавать компенсации за поврежденное здоровье этим хулиганам?

– Эх, Алехандро! – Командир группы пустил своего Торнадо быстрым шагом. – Видимо, давно тебя не тянуло на подвиг – заступиться за честь милых дам! Стареешь, друг!

Баронет за его спиной недоуменно переглянулся со своей сестрой и покрутил пальцем у виска. Бабу, увидев это, нахмурился, но промолчал.

– При всем уважении к тебе, – затараторила Мирта, нагоняя Кремона, – я так и не поняла мотивов твоего поступка. Эти грубые пьяные моряки получили по заслугам! И весь ущерб они обязаны покрыть из своего кармана. Чего удумали, нападать на мирных и беззащитных обывателей! Средь бела дня! В столице Спегото!

– Все-все, успокойся! Они ведь не знали, что ты далеко не мирная и уж совсем не беззащитная! – Кремон, смеясь, ухватил разошедшуюся красавицу за рукав. – Сейчас я пока не хочу рассказывать о своих тайных мотивах, надо будет еще кое с кем посоветоваться и только тогда сделать окончательные выводы. Но я почти уверен, что поступил правильно.

Теперь не выдержал и ехавший сзади Бабу:

– А почему ты их сразу не поджарил молнией?

– Разве они нам враги?

– Ничего себе! Они ведь обсуждали, как нас троих убивать одним ударом, а женщин уволочь на корабль! И ты с ними еще цацкаешься?

– Зря ты не задумываешься, почему из всего зала они выбрали именно нас. Там ведь еще женщины были, и весьма симпатичные. Не странно ли это? Кстати, я горжусь, что удалось удержаться от применения магии. Наш квартет и так прекрасно справился с большой группой, применив лишь физическую силу. Что касается меня, то готов хоть каждый час отбивать такие неожиданные нападения. Ведь признайтесь, и жить становится веселей, и нагрузка не повредит нашим заржавевшим мускулам. Завтра утром встаем до рассвета и два часа тренируемся!

– Я и так в прекрасной форме! – высокомерно задрала голову Мирта, на что Кремон с нескрываемым сарказмом ответил:

– Вот завтра утром твою форму и проверим.

– Какую именно? – Красавица игриво повела бровками.

– Физическую, естественно. Или сделать тебе скидку на былые ранения?

Кремон знал, чем можно поддеть гордую баронетту. Больше всего в жизни она боялась, что ее отправят на заслуженный отдых, после того как однажды несколько минут фактически она пробыла «на том свете». И когда ей напоминали о предложении короля Энормии спокойно пожить в подаренном им сказочно-роскошном поместье, Мирта начинала дергаться от злости и плохо скрываемого бешенства. Вот и сейчас она моментально превратилась в рычащую тигрицу и с силой ткнула своим кулачком Невменяемому в ребра:

– Я совершенно здорова!

– Эй, ты чего командира избиваешь? – Кремон принял коня правее. – Никто и не сомневается в твоем здоровье. Просто многие разумные ради льгот и поблажек всегда стараются напоминать окружающим…

– Кремон, прекрати! Еще одно слово – и я за себя не ручаюсь.

Сзади со стороны Бабу послышался такой тяжелый вздох, что все прекрасно поняли его мысли: и зачем такая обуза в отряде? Ведь силач и сам прекрасно справляется с возложенными на него обязанностями! И как только знаменитый Эль-Митолан Невменяемый терпит от этой смазливой баронетты подобные шутки, удары и чуть ли не угрозы? Что и говорить, будь его, Бабу, воля, он бы давно сплавил эту особу куда подальше.

Глава 5

Приезд наблюдателей

Двое мужчин уже четвертый час стоически дожидались аудиенции. Однако с каждой минутой их терпение истощалось, как лужица воды под жаркими лучами Занваля. Они уже давно высказывали свое возмущение, нисколько не опасаясь, что их подслушают.

Один из них, в скромной одежде полувоенного стиля, развалясь на диванчике в непринужденной позе, вспоминал с некоторым злорадством:

– Вот помню, точно так же нас продержали перед совещанием с Рихардом Огромным. Так мой командир взбеленился до такой степени, что вырвался из комнаты ожидания и бросился рыскать по всему дворцу в поисках его величества. Нарвался на Тормена Звездного и закатил такой скандал, что Первый Светоч его целый час успокаивал и старательно оправдывался. Оказывается, вышла дикая накладка: Рихард куда-то уехал по срочным делам, а о нас просто-напросто забыли. Может, и сейчас происходит нечто подобное?

Второй мужчина, выглядевший лет на пять старше, раздраженно ходил по узкой комнате от окна к двери и обратно. У окна он резко останавливался, окидывал внимательным взглядом доступный взору участок двора и вновь начинал движение к двери. При этом полы его богато украшенных одежд взметались, как бы выражая возмущение хозяина. На слова своего более молодого коллеги мужчина саркастически хмыкнул и с досадой стал громко топать ногами при каждом шаге:

– Вполне могли и забыть, с них станется. Хотя секретарь каждый час появляется и сообщает о чрезмерной занятости ее величества, но ведь о нем самом мог забыть самый старший секретарь. И твоего командира здесь явно не хватает! Уж Липон Бравый и здесь бы не постеснялся скандал затеять! Он такой…

– Конечно, порой и он бывает несправедлив и может устроить бурю в стакане воды, зато все северное пограничье Энормии относится к нему со священным трепетом и уважением.

– Вот и я предлагаю…

Что хотел предложить старший мужчина, так и осталось неизвестным. Потому что в тот же момент еле слышно скрипнула входная дверь и вошедший секретарь с равнодушным и отработанным почтением пригласил гостей следовать за ним. Пройдя несколько коридоров, все оказались точно в таком же помещении, что и раньше, только из мебели там находилось лишь одно роскошное кресло, перед которым стоял низкий столик с разбросанными на нем бумагами. В кресле восседала королева Спегото Дарина Майве и с весьма недовольным видом торопливо просматривала сопроводительные бумаги прибывших мужчин.

– Ваше величество! – с придыханием провозгласил секретарь. – К вам барон Шеслан Тулич и маркиз Такос Однорукий.

Визитеры встали на одно колено, почтительно приветствуя местную владычицу, и склонили головы.

– Встаньте! – распорядилась королева. – Я рада видеть личных посланников моего венценосного кузена.

Но при этих словах в глазах Дарины плескалось столько холода и подозрительности, что гости не на шутку обеспокоились. Да и то, что для них преднамеренно не оставили стульев, указывало на негативное к ним отношение. Поэтому надо было как можно скорее прояснить ситуацию. Барон улыбнулся так обворожительно и радостно, словно после столетней разлуки встретился с любимой матерью, и посетовал:

– Естественно, в сопроводительных бумагах обо всем писать не было смысла…