Юрий Иванович
Жемчужный орден

Королева Спегото резко встала и без всяких послесловий прервала аудиенцию, покинув маленький зал для приемов. Четверо мужчин, распрямившись после поклона, переглянулись с веселыми улыбками, а Бриг Лазан тут же предложил:

– Поскольку нас не пригласили на ужин, то всех приглашаю я. На окраине столицы есть оригинальная харчевня, где на вертелах жарят изумительных барашков, подавая к ним редчайшее перлантское вино…

Кремон оглянулся на дверь в некотором сомнении:

– А как же…

– Само собой, я приглашаю и тройку ваших личных телохранителей.

– Спасибо, но я больше опасаюсь строгого приказа королевы: заниматься только непосредственно делом.

Асдижон горных егерей весело хохотнул:

– На сытый желудок заниматься делом гораздо продуктивнее!

Глава 6

Книжные черви

Первая часть вечера прошла отменно. Тем более что мужскую компанию украшали две очаровательные женщины. Помимо Мирты Шиловски, которая своим заливистым смехом, красотой и обворожительным блеском глаз привлекала всеобщее внимание со стороны посетителей, Бриг Лазан совершенно случайно прихватил свою великовозрастную племянницу. Прелестная девушка на первый взгляд казалась такой непорочной и хрупкой, что почти все мужчины пожелали взять над ней опеку. Как выяснилось впоследствии, племянница асдижона оказалась коварной обольстительницей и умудрялась строить глазки чуть ли не всем своим ухажерам одновременно. Вследствие этого подвыпившие Алехандро Шиловски, Бабу Берки и Такос Однорукий чуть не принялись выяснять отношения банальным мордобоем.

Мясо барашка было невероятно вкусным, белое перлантское вино лилось во внутренности словно лечебный бальзам, а шутки и смех за столом не стихали ни на минуту.

Однако вторая часть вечера прошла под знаком все ухудшающегося самочувствия Кремона Невменяемого. Естественно, он изо всех сил старался не испортить вечеринку своим старым и новым товарищам, пытался контролировать свое состояние, а неуместное молчание объяснял обдумыванием пришедшей ему на ум оригинальной идеи.

Но недаром Шеслан Тулич считался одним из лучших врачей Энормии. Он и так не спускал со своего подопечного пристального взгляда, постоянно выпытывал о малейших странностях и отклонениях в жизнедеятельности организма и мечтал о той минуте, когда Кремон, а вернее все его молодое тело, полностью окажется в его распоряжении, чтобы провести его тотальную проверку. Поэтому барон-профессор первым заметил, что Невменяемый иногда судорожно хватается пальцами за столешницу, словно боится упасть. При этом лицо его застывало, дыхание сбивалось, а глаза словно заволакивал туман.

После третьего такого случая Шеслан решительно придвинулся к молодому Эль-Митолану и требовательно прошептал:

– Что у тебя за приступы?

– Сам не пойму, – пожал парень плечами. – Такое впечатление, что перебрал алкоголя и весь мир вокруг пытается перевернуться. А потом начинаю проваливаться куда-то под землю. И ведь понимаю, что сижу на месте. Нет, выпивка здесь ни при чем.

– И часто у тебя так?

– Первый раз. Потому и сижу молча, пытаюсь в себе разобраться.

– Чем же ты ощущаешь падение, ведь глаза у тебя открыты? Видишь нас хорошо?

– В том-то все и дело, что начались странности со зрением. Все вдруг становится зыбким и нереальным, пытаюсь при этом зацепиться взглядом хоть за что-то, но все равно падаю, словно под землю. Хотя тело четко сигнализирует, что я в прежнем положении. А за стол хватаюсь скорей машинально.

– Хм… может, пройдет? – озабоченно предположил Шеслан Тулич и тут же отметил у своего собеседника очередной приступ непонятного состояния. Тогда он быстро повернулся к асдижону: – Бриг, это место ничем странным не славится?

Тот, пристально уставившись на побледневшее лицо Кремона, настороженно ответил:

– Да вроде нет…

– Может, здесь есть сверхглубокие пещеры?

– Кажется, есть некие катакомбы, но они всегда заполнены водой. Ведь озеро совсем недалеко.

– Исследовали эти катакомбы? – с непонятной настойчивостью продолжал интересоваться Шеслан. – Я имею в виду твоих коллег, которые ведают подводными поисками.

– А, – улыбнулся асдижон, – те любую норку с водой давно на карту нанесли и дно прощупали. У них надо спрашивать. Но с ним-то что?

Невменяемый шумно выдохнул и с укоризной скосил взгляд на врача:

– Ничего, все в порядке. Просто люблю иногда развлечься отделенным сознанием, пошарить на всякий случай вокруг. Веселитесь, не обращайте внимания.

Как раз в тот момент все в зале заметно оживились, музыканты заиграли веселую мелодию, и Мирта в кокетливой позе уже стояла перед асдижоном, приглашая того на танец. Поэтому Бриг Лазан тут же забыл обо всем, обнял гибкое женское тело за талию и поспешил на свободное от столов место. Бабу, Алехандро и Такос обступили вторую даму из их компании и задорно предлагали выбрать одного из них для танца. Девушка при этом кротко и жалостливо посматривала в сторону притихшего Кремона. А на того опять насел с градом вопросов настойчивый профессор медицины:

– Голова болит? Живот сводит? Почему дышишь так тяжело? Звук не пропадает? Не тошнит? Вкусовые рецепторы работают?

Некоторое время на двоих беседующих Эль-Митоланов совсем не обращали внимания. Лишь когда музыканты сделали перерыв, а раскрасневшиеся сотрапезники вернулись за стол, заказав перед тем новый кувшин перлантского, полковник погранвойск тоже забеспокоился:

– Дружище, чего же ты не пьешь?

Невменяемый попытался отшутиться:

– Мне хватит, и так перебрал.

Вот только смех в ответ прозвучал слишком озабоченный и неискренний. А потом всех бесконечно удивил Бабу, ни с того ни с сего предложив:

– Возвращаемся в свои апартаменты? Ведь завтра дел куча, хорошо выспаться не помешает.

– Правильно, – поддакнул Шеслан Тулич. – А мне еще до завтрака придется проделать кучу анализов и прочих обследований. Так что подниму рано.

Почти все согласно закивали, спешно разливая по кубкам остатки превосходного вина. Видя такое странное единодушие, племянница асдижона капризно надула губки:

– Но ведь танцы только начались! И будут до самого утра…

– Какие танцы, малышка? – удивленно воскликнул Бриг. – Я тебя еще час назад должен был сдать твоей мамаше лично в руки. Мне только разборок с родной сестрой не хватало! Вот когда повзрослеешь и выйдешь замуж…

При этом бравый егерь с таким вожделением посмотрел на Мирту Шиловски, что та зарделась – то ли от стеснения, то ли от удовольствия и предвкушения.

В общем, третьей части вечеринки не получилось. Вместо этого все отправились к местам своего ночлега, заодно приглядывая за состоянием Кремона Невменяемого и по возможности окружая его со всех сторон. На свежем воздухе молодому герою полегчало, и приступы в ту ночь больше не повторялись.

После пробуждения целый час пришлось пожертвовать барону Туличу, который что только не делал с многострадальным телом молодого колдуна, чем вызвал у наблюдающего за обследованием Бабу праведное возмущение:

– Конечно, я понимаю, что кровь для анализа взять надо. Но скажите мне, ваша светлость, зачем вы ее набрали так много? Да еще и из разных частей тела? Разве это не одна и та же жидкость?

Врач даже не оглянулся на недовольного телохранителя:

– Юноша, стойте и помалкивайте. А не то вспомню, что мне для сравнительных опытов еще три литра крови надо у кого-нибудь сцедить.

Поморгав, Бабу проявил достойную осведомленность:

– Да у меня всего-то пять-шесть литров!