Текст книги

Юрий Иванович
Призрачная погоня

И вот отныне возникала интересная ситуация. Если кто желает побывать в Шартике, а потом осмотреть её главную достопримечательность, то он просто обязан прежде стать союзником Герчери.

Именно к этой мысли и подвёл своё повествование Вайль Гранди:

– Сама Мария Ивлаева уже находится в древнем городе, приступив к его исследованию. В идеале Ивлаевы намерены туда перенести столицу своей империи, если удастся упростить сложнейшую процедуру перехода через границу царства мёртвых ешкунов. И мне кажется, что за возможность лицезрения второго Сияющего Кургана можно сесть за стол переговоров не только с лысыми тайланцами, но и с белыми кречи. Такие союзники…

Он был в этот момент прерван возмущённым гулом и даже недовольными выкриками людей из окружения императора. Общая их суть сводилась к неприятию такого предложения и отрицанию подобного союза. А последнее утверждение поддержали все без исключения:

– Теперь, когда мы уверены в проходимости границы, наши Трёхщитные и сами разгадают секрет. И вскоре наши полки возьмут древний город под свой контроль.

Дьюамирт Второй своим молчанием как бы поддерживал выкрики, но взглядом требовал от главного дипломата продолжить рассуждения. Тот сделал это с готовностью:

– …такие союзники нам в любом случае ничего не стоят. А вот выведать от них массу тайн, получить кучу секретов и допуск в неведомые прежде земли мы можем легко и незатейливо. Как и узнать планы новой империи, основы их внутреннего союза и причины их такой крепкой, взаимной симпатии. Только и надо для этого дать гарантию безопасности для белых кречей, смириться с наличием уродливых тайланцев и сесть с ними всеми за один стол переговоров.

Все затихли, ожидая решения высшего сановника Моррейди. А так как пауза слишком затянулась, всё тот же ушлый советник задал парочку вопросов министру:

– А эта принцесса не боится, что её станут расспрашивать несколько в иной обстановке, чем за круглым столом?

– Нет, не боится! – ехидно, но твёрдо ответил Вайль Гранди. – Потому что я обещал ей полную дипломатическую неприкосновенность. И чтобы её коснуться хотя бы пальцем, придётся вначале убить меня.

– Ну, это понятно, – нисколько не смутился советник, словно намекая, что и министры смертны. – Но где у тебя гарантии, что Катерина Ивлаева не лжёт? Есть ли у неё доказательства пребывания в Шартике? Вдруг она просто проскочила вдоль границы, воспользовавшись отсутствием там каких-либо наблюдателей или пограничников?

– Сама она утверждала, что доказательства есть и она их предоставит Совету.

– И это утверждение, – продолжал оппонент, – что императрица лично исследует древний город! Она что, Трёхщитная? Или обладает познаниями шуйвов? Но даже если и так, то кто в момент её отсутствия управляет государством?

Прежде чем ответить, дипломат достал листок с какими-то записями, заглянул в них, удовлетворённо хмыкнул. Видимо, память его не подвела. И лишь затем приступил к изложению:

– Военные действия ведут два человека: Апаша Грозовая и высший военачальник эйтранов Юлиан Некрут. Официальную часть дел ведёт принцесса Вера Ивлаева. Она, между прочим, считается гениальным архитектором, рисует великолепные картины (когда только успевает?) и увлекается остальными искусствами. Теперь о Щитах… Как утверждают люди из окружения Катерины, Ивлаевы стали обладательницами Первого Щита ещё во время боевых действий в горах Велеса. А уже во время создания империи им помогли усилиться Трёхщитные тайланцы, высшие маги эйтранов и шаманы белых кречей. После сего совместного усилия императорская семейка стала обладательницами Второго Щита. Апаша Грозовая тоже угодила в эту привилегированную компанию. Про воеводу Юлиана Некрута выведать ничего не удалось.

Следующая пауза провисела совсем чуть-чуть:

– А что удалось выяснить о происхождении Ивлаевых? – отыскался ещё один дотошный советник. – Они – наши подданные, а мы о них ничего толком не знаем? Как общаться императору и его Совету с подобными личностями? Вдруг они самозванки? Вдруг они…

– Не важно, кем они были, – оборвал его Вайль. – Важно – кем они стали сейчас. Так что по всем дипломатическим канонам общения мы не имеем права поминать всуе их прежними титулами или их отсутствием. Ну а для всеобщего познания мы уже давно отправили в Пимонские горы группу исследователей и сыщиков, которые не сегодня-завтра явятся с собранными сведениями. Попутно ведётся расследование, целью которого чётко обозначить родственные отношения Ивлаевых с княжеским родом Грозовых. Тоже ничего не значащий аспект, но хоть поможет опровергнуть ходящие на эту тему слухи. Но и это ещё не всё…

Министр сделал наглую, слишком длинную паузу, не обращая внимания на выдвинутую демонстративно позолоченную шпагу императора.

– Забыл добавить одну весьма шокирующую деталь, о которой сам узнал сегодня утром. И касается она иных родственных отношений Ивлаевых. Оказывается, в Рушатрон три девицы прибыли в поисках своего брата, некоего инвалида-недоростка, прибывшего, скорее всего, для излечения. Вполне возможно, что он собирался купить Первый Щит, потому как средств у него имелось предостаточно. К примеру, его монеты, разменянные на серебро, ныне уже перепродаются за золото, и цена всё продолжает расти. Как и монеты, потом разменянные его боевыми родственницами.

– Неужели такие древние? – спросил кто-то.

– Нет, слишком оригинальные, из особого сплава. Как сам инвалид утверждал, монеты из Заозёрья. Только специалисты и нумизматы утверждают, что в Заозёрье таких монет нет и никогда не было.

– Фальшивомонетчик?

– Такого обвинения мы выдвинуть не можем. Потому что их поделки не из меди, серебра или золота. А простые медальоны, с любым номиналом, имеет право клепать каждый. Но не это важно… Парень, не пробыв здесь и недели, оказался похищен кречами, которые из-за его малого роста приняли парня за ребёнка. Дальше… – Министр всё-таки не удержался, делая эффектную паузу и поднимая вверх указательный палец. Мол, слушайте внимательно! И доведя тишину до апогея, продолжил: –…начинаются вообще невероятные странности и чудеса. Недоросток попадает в крепость Дефосс и оказывается в одной камере с самим принцем Миурти из Леснавского царства. Тот с небольшим отрядом был схвачен в Ничейных землях, где пытался охотиться на крысу-пилап. Всем заключённым грозила смерть, а потом печальная участь стать блюдом на столе зроаков. Но у охотников на телах имелось три не прижившихся Первых Щита, и они, чтобы ценнейшие трофеи не достались людоедам, практически насильно скормили их недоростку…

– Что за чушь?! – вскипел моментально один из приближённых Дьюамирта Второго. Причём он являлся не только авторитетным специалистом по магии, но и сам являлся Трёхщитным. – Такого нельзя сотворить с человеком вообще! А уж скормить ему сразу три?!. Нонсенс!

– Ах, да! – коснулся рассказчик руками ладоней. – Совсем забыл упомянуть одну деталь. Важную… Этот горец-недоросток за неделю пребывания в Рушатроне успел достаточно наследить. Самый главный след он оставил в Сияющем Кургане: коснулся Лобного камня, прослушал гимн и стал потенциальным хранителем нашей святыни.

Трёхщитный ошарашенно завращал глазами и потёр ожесточённо скулу:

– Ну, раз так… Допустим! Пусть он проглотил Щит… Но три?!. Такого не бывает!

– Знаю. В курсе. Мне об этом особо напоминали во время доклада. Но факт остаётся фактом. Малахольный и низкорослый Ивлаев осознал близкий конец, но в приливе особой злобной сообразительности начал творить чудеса. Мобилизовав охотников под своё командование, вырвался из камеры, убил главного тюремщика маленьким ножичком, дорвался до настоящего оружия, а потом и вооружил всех своих сокамерников. После чего группа, можно сказать, что под его командованием, устроила в замке настоящий погром, с отравлениями и смертоубийствами. Жертв было много, в том числе и сам…

– Принц! – воскликнул император. – Наследник тогдашнего императора всех зроаков. Помню, помню я эту историю. Тогда леснавские герои сумели вырваться из замка и даже добраться до своих. Только и потеряли одного человека да второй пропал без вести.

– О! Именно о втором и речь! Ибо Ивлаев-горец, как все думали, остался в запертой ловушке, но всё равно потребовал от товарищей немедленного ухода. Вот все и были уверены, что он погиб. Точнее – пропал без вести. Но! – Министр чуть даже присел, всем телом участвуя в пересказе событий. Ещё и на короткие предложения перешёл, из одного слова: – Не прошло и недели. Как. Некий. Недоросток. Объявился. В царстве Трилистье. Там он назвался справным бароном. По имени. Цезарь Резкий!

Все выдохнули и тут же вдохнули. Потому что прекрасно знали, не раз слышали это имя. Только Трёхщитный сразу показал свою бестактность, нежелание поверить в сказку:

– Ложь. Или банальное совпадение. Потому что к тому времени человека, проглотившего три Первых Щита, уже не было в живых.

– Ладно, – легко согласился вошедший в раж дипломат. – Примем просто во внимание мои оговорки и дальше будем называть нового человека новым именем. Историю подвигов барона Резкого вы и сами прекрасно знаете. Со своим страшно уродливым соратником по имени Лев Копперфилд он сорвал наступление зроаков, перебил тучу кречей своим чудесным, дальнобойным оружием, а напоследок ещё и тогдашнего императора прихлопнул. Пару героев людоеды искали и пытались уничтожить четырьмя армиями. Трилистье еле отбилось после бешеных атак людоедов. А тем временем… от самой Стены, не спеша… на рыбацком баркасе, стал сплавляться по реке Лияна некий недоросток вместе со своим товарищем, «страшным на лицо». К счастью, у них в попутчиках оказались офицеры службы безопасности, которые на определённом участке пути тщательно следили за странной парочкой, ведущей себя бесшабашно, а порой и геройски. Уже тогда наши офицеры, получая новости на стоянках, стали подозревать в неразлучных друзьях тех самых всемирно известных героев. Но так как те плыли в Рушатрон, о задержании или о разговоре с пристрастием не могло быть и речи. Зато тщательные наблюдения дали массу материала для размышления. Да и сам коротышка не скрывал, что является выходцем из Пимонских гор. Самое главное: парень рос прямо на глазах!..

– Бывало и такое у обладателей Первого Щита… – буркнул специалист.

– И он ел, поражая всех, в том числе и своего товарища, за десятерых!

– Хм!.. И такие случаи зафиксированы в истории…

– У него появилось ночное зрение, и против речных разбойников он использовал своё тайное оружие. Уничтожил огромную банду отщепенцев, которая орудовала по огромному участку реки.

И тут у Трёхщитного нашлась отговорка:

– Вот именно! Эту банду обязаны были уничтожить те самые офицеры службы безопасности. А они для значимости своих наблюдений приписали эти деяния каким-то случайным путешественникам по реке.

– Случайным? И тут не буду пока спорить… Только расскажу, что вытворил этот самый быстрорастущий горец уже непосредственно в столице. Не собираясь отрываться от своего сопровождения префекта и отделения тайной полиции, он с дружком оказался в Южной пейчере. Где до него… внимание!..проживали его три сестры. Вот там он и выяснил, что девицы, узнав о подлом похищении кречами своего родственника, тут же записались в полк наёмников и отправились мстить за бедного недоростка-инвалида. Теперь пусть кто-то угадает имена девушек и их родовую принадлежность…

Император не гадал, а скорее спросил:

– Неужели те самые Ивлаевы?

– Они, милые! Они, красавицы! – радовался министр, словно речь шла о его внучках. – Те самые Мария, Вера и Катерина! Хе-хе!.. И как на это реагирует наш резко подросший инвалид? В тот же день вместе со своим другом покидает Рушатрон, ловко и неизвестно каким образом избавившись от слежки и бросаясь в погоню за своими сёстрами в Леснавское царство.

Опять пауза, во время которой все, глядя на карту, попытались представить себе тот гигантский круг, который удалось проделать странно везучему и отчаянному парню. Только обладатель магических сил никак не мог уняться:

– Не мог тот самый горец, пропавший в Дефоссе, оказаться Цезарем Резким и потом плыть по Лияне. Он бы обязательно умер!

Император на него оглянулся, потом опять внимательно глянул на министра и заявил:

– Господин Гранди всегда не договаривает одной, а то и двух важных деталей. Гляньте на него, с каким он предвкушением и радостью потирает ладони… О! Сейчас выдаст… Ну? Я ведь могу свою шпагу как копьё бросить.

Дипломат глянул с укором, мол, такой спектакль портишь. Но послушно продолжил:

– Конечно, не со зла, но одну деталь я упустил. Конкретно: парочка героев появилась в речной крепости в Трилистье вместе с трофейными кусками гигантского магического угря тирпиень. Часть легендарной добычи они потратили на спасение раненых и отравленных воинов, часть потом передали выбранным офицерам по наследству. Но самое кощунственное и дикое, что больше половины сказочно редкого, исцеляющего, магического тирпиеня лично слопал справный барон Цезарь Резкий. Вот в связи с этим у меня и возник вопрос к нашему уважаемому специалисту: могло ли мясо легендарного угря спасти человека, проглотившего три Первых Щита?