Владимир Вячеславович Адамчик
Белорусские сказки. Кот-призрак…


Вышла хозяйка, взяла его на руки, в дом занесла, на скамейку села, кота гладит да приговаривает:

– Если бы ты, коток, беленький лобок, рассказать мне мог, где искать того разбойника, Ивана Собачьего сына Золотые пуговицы… Я на его дороге грушей обернусь. Отведает он моих грушек и тотчас же умрет.

Слез кот с хозяйкиных колен и побежал на улицу. А там опять человеком обернулся. На коня сел и дальше поскакал.

Через некоторое время снова домик увидел. Слез Иван Собачий сын Золотые пуговицы с коня, котом обернулся, сел под окошко да замурлыкал.

Вышла хозяйка, взяла его на руки, в дом занесла, на скамейку села, кота гладит да приговаривает:

– Если бы ты, коток, беленький лобок, рассказать мне мог, где искать того разбойника, Ивана Собачьего сына Золотые пуговицы… Я на его дороге родником стану. Захочет попить, хлебнет моей водички, тут же и умрет.

Слез кот с хозяйкиных колен и побежал на улицу. А там опять человеком обернулся. На коня сел и к товарищам своим вернулся.

Царицын сын и Кухаркин сын отдохнули уже, готовы в дорогу ехать. Сели они на коней и поскакали.

День скачут, два скачут, и тут видят: перед ними луг заливной расстилается. Трава зеленая, шелковистая, цветы по ней рассыпаны.

Царицын сын говорит:

– Давайте на травке полежим, отдохнем немного.

– Подождите, – сказал Иван Собачий сын Золотые пуговицы.

Первым с коня он слез, меч-кладенец в руки взял да как рубанет по тому лугу! Из земли кровь брызнула.

Испугались Царицын сын да Кухаркин сын, спрашивают:

– И что это было такое?

А Иван Собачий сын Золотые пуговицы отвечает:

– А это была жена Змея трехглавого. Хотела она со свету нас с вами сжить.

Удивились Царицын сын да Кухаркин сын. Иван Собачий сын Золотые пуговицы на коня вскочил, и дальше они поехали.

Едут день, едут два. Видят: стоит у дороги груша, а на ней плоды спелые, сочные, ароматные – так в рот и просятся.

Кухаркин сын говорит:

– Давайте хоть по грушке съедим!

– Подождите, – нахмурился Иван Собачий сын Золотые пуговицы. – Я первым тех груш попробую.

Соскочил он с коня, вытащил меч-кладенец да как рубанет им по той груше! Из нее кровь так и брызнула.

Царицын сын да Кухаркин сын даже вздрогнули, спрашивают:

– И что это было такое?

А Иван Собачий сын Золотые пуговицы отвечает:

– А это была жена Змея шестиглавого. Хотела она нас с вами со свету сжить.

Удивились Царицын сын да Кухаркин сын. Иван Собачий сын Золотые пуговицы на коня вскочил, и дальше они поехали.

Едут день, едут два, едут три. Солнце печет, на небе ни облачка. И такая жажда их одолела! А тут вдруг видят – тут же у дороги родничок бьет. И водичка в нем чистая, прозрачная!

– Ну вот, – говорит Царицын сын, – и коней напоим, и сами напьемся!

– Подождите! – приказал Иван Собачий сын Золотые пуговицы. – Я первым воды попробую.

Соскочил он с коня, вытащил меч-кладенец да как рубанет по тому роднику – тот кровью и залился.

Царицын сын и Кухаркин сын едва успели в сторону отскочить.

– И что это было такое? – спрашивают.

А Иван Собачий сын Золотые пуговицы отвечает:

– А это жена была Змея двенадцатиглавого. Хотела она нас с вами со свету сжить. Теперь мы с вами всех жен змеиных истребили. Вы домой возвращайтесь, отдыхайте. А мне еще одно дело сделать осталось.

Царицын сын и Кухаркин сын даже не спросили, что за дело у Ивана Собачьего сына Золотые пуговицы, домой засобирались.

А Иван Собачий сын Золотые пуговицы сел на коня и поехал искать змеиную мать.

Ехал день, ехал два, видит: домик стоит. Зашел он туда, а там старуха у печи хлопочет.

– Добрый день, – говорит Иван Собачий сын Золотые пуговицы. – Кто ты есть, госпожа?

– Госпожа? – удивилась старуха. – Так меня еще никто не называл! Я Баба Юга, костяная нога, жгучие губы, золотые зубы, нос крючком, помело торчком. А ты кто?

– Я Иван Собачий сын Золотые пуговицы.

– Это тот Иван Собачий сын Золотые пуговицы, что трех Змеев победил и жен их со свету сжил?

– Он самый.

– Так куда же ты теперь едешь? Кого ищешь? – спрашивает Баба Юга.

Иван Собачий сын Золотые пуговицы отвечает:

– Еду куда тропа ведет, куда конь везет, а ищу Змеиную мать.

Покачала Баба Юга головой, взяла половину кадки муки, половину кадки соли, тесто замесила и три буханки в печи испекла. В полотенце их завернула, в сумку положила, Ивану Собачьему сыну Золотые пуговицы дает и говорит:

– Если по дороге увидишь змею, которая тебя съесть захочет, то ты ей скажи: «Сначала хлеб-соль мои отведай, а тогда уж за меня берись!» И брось ей в пасть целый каравай.

Поблагодарил Иван Собачий сын Золотые пуговицы старуху, взял сумку с хлебом-солью, сел на коня и поехал.