Владимир Вячеславович Адамчик
Белорусские сказки. Кот-призрак…


А Кирила Кожемяка тем временем булавою три головы змею снес.

Тот просит:

– Хватит уже драться, давай брататься!

А Кирила Кожемяка говорит:

– Я к тебе пришел не брататься, а драться.

И еще три головы змею снес.

Затем в замок вошел, на башню поднялся и княжну освободил.

Привез он ее к князю, князь поблагодарил его и говорит:

– Проси, что хочешь! Хочешь, на службу тебя возьму, хочешь, дом тебе в Киеве построю.

А Кирила Кожемяка и говорит:

– Отпусти меня домой, князь, к родителям моим. Старые они, им помогать надо.

Удивился князь, но отпустил.

Так и жил Кирила Кожемяка в своей деревне. Шкуры мял, за родителями старыми ухаживал, никому не завидовал и никогда на судьбу свою не роптал.

Как Илья Муромец победил Соловья-разбойника, Обжору и Алькадима и со Звездой-богатырем повстречался

В одной деревне под Брянском жил мужик, и родился у него сын, которого назвали Ильей. Год лежит он – не двигается, два лежит – не шевелится, три лежит – не шевелится, и десять лет лежит, и двадцать лет, и тридцать – ни рукой, ни ногой не пошевелит. И вот однажды собрался отец лядо рассекать и пошел собирать артель. А мать у соседей была. Илья один в доме остался. Ни ногой, ни рукой пошевелить не может.

И тут заходит в дом старичок. Говорит:

– Добрый день в хату!

– Здравствуй, дедушка! – отвечает Илья.

Старичок просит:

– Дай мне, парень, напиться!

Илья отвечает:

– И рад бы, да ни ногой, ни рукой шевельнуть не могу. А у нас есть хороший квасок попить.

Тогда старичок говорит:

– А ты, Илья, обопрись на руки, может, и встанешь.

– Да нет, дедушка, – грустно улыбнулся Илья. – Тридцать лет я лежнем лежу.

– А ты обопрись руками, может, встанешь! – не отстает от Ильи старичок.

Оперся Илья руками и ногами, и правда, встал и подал старичку кваса. Говорит:

– Пей на здоровье!

А дед покачал головой и говорит:

– Ты сам попей!

Выпил Илья кружку того кваса, а старичок спрашивает:

– Как чувствуешь себя, юноша? Слышишь силу в себе?

– Если бы был столб от земли до неба, – говорит Илья, – я бы землю вверх ногами перевернул!

Покачал тот дед головой и просит:

– Ну тогда зачерпни еще кружку того кваса!

Зачерпнул Илья еще кружку и деду подал. Дедок тот полкружки отпил, а полкружки парню протянул:

– Выпей-ка, парень, половину кружки.

Выпил Илья, а дед спрашивает:

– Ну, уменьшилось у тебя силы?

– Уменьшилось, – говорит Илья, – половина силы осталась.

Только он это сказал, старичок исчез, как будто его и не было.

Вернулась мать, видит: сын ходит. От радости не знает, что и вымолвить.

– Сыночек мой родимый, скажи во имя Господа, кто же это тебе ноги и руки оживил?

– Господь, мама, и оживил, – отвечает Илья.

Видит, что мать собирается людям, которые отцу помогали, обед нести, и говорит:

– Ты дай мне два ушата, я их веревками свяжу, а ты туда варева своего налей.

Удивилась мать, но все сделала, как сын просил.

Илья подцепил на доску связанные веревками ушаты с едой, взял бочонок кваса на пять ведер, пять хлебов и понес это все к дубам, где отец с помощниками рубили, корчевали деревья, лядо делали, чтобы потом поле вспахать и хлеб посеять.

Пришел Илья, сделал шалашок, расставил еду, а сам пошел туда, где деревья рубят, лядо расчищают.

Подошел к работникам и говорит: