Владимир Вячеславович Адамчик
Белорусские сказки. Кот-призрак…


Баба на кровати спит, а вокруг нее три мухи летают. Увидели Ивана Шивара, к нему полетели.

А он бросал им каждой по горошине, самодуды схватил, на коня – только его и видели!

Переехал калиновый мост, а баба его в ступе своей догоняет, пестом погоняет, метлой след заметает.

Кричит:

– Коней ты у брата свел, дочерей моих погубил, самопитный кувшин уволок, а теперь еще и самодуды стащил! Чтобы больше мне на глаза не попадался!

А Иван Шивар царю те самодуды отдал, царь его еще больше уважать стал.

А братья затаились и думают, как бы это Ивана Шивара со свету сжить. Думали, думали и вспомнили, что, когда они от бабы той ехали, видели Девку-Красавку, что в лодочке по озеру плавала. Пошли они к царю и говорят:

– Хотим тебе, царь, рассказать о том, что есть на свете Девка-Красавка, глаз не отвести. И плавает она в лодочке по озеру. И никто ее оттуда забрать не может.

Загорелся царь и говорит:

– Как же мне ту Девку-Красавку увидеть?

– А ты попроси Ивана Шивара, он тебе ее привезет.

Зовет царь Ивана Шивара и говорит ему:

– Привези мне сейчас же Девку-Красавку, что по озеру в лодочке плавает. А не привезешь, то вот мой меч, твоя голова с плеч!

Вышел Иван Шивар во двор, тяжело вздыхает. А конь его и спрашивает:

– Чего ты так тяжело вздыхаешь?

– Да приказал царь привезти ему Девку-Красавку, что по озеру в лодочке плавает. А не привезу, то, говорит: вот мой меч, твоя голова с плеч!

Снова конь напоминает:

– А ведь наказывал я тебе то перо не брать!

– Что же мне теперь делать?

Конь говорит:

– Проси у царя три дня нам на отдых. Да пусть даст нам с собой товаров всяких разных, напитков, угощений да еще бочку большую с двенадцатью обручами и двенадцать шкур воловьих.

Три дня они пили, ели, гуляли, а затем забрали товары разные, напитки, угощения, бочку с двенадцатью обручами и двенадцать воловьих шкур и поехали.

Едут, едут, видят озеро. А по нему Девка-Красавка на лодочке плавает.

Тогда конь Ивану Шивару говорит:

– Ты товары на деревьях развесь, а напитки и угощения под вон тем дубом расставь.

Сделал Иван Шивар все, как ему конь велел. А сам спрятался. Девка-Красавка увидела товары, плавала, плавала, но не удержалась, вышла на берег. Стала те товары рассматривать. А тут же ей попить захотелось, поесть…

А конь Ивану Шивару и говорит:

– Хватай ее, в бочку сажай да воловьими шкурами закручивай.

Схватил Иван Шивар Девку-Красавку, в бочку посадил, двенадцатью шкурами закрутил, так они ее и увезли.

Едут, едут, навстречу бежит свинка – золотая шерстинка, увидела Ивана Шивара да и просит:

– Мил человек, сейчас пастух сюда примчится. Скажи ему, что я не той дорогой побежала, а другою.

И правда, прибегает к ним пастух и спрашивает у Ивана Шивара:

– Не видал ли ты здесь свинки – золотой шерстинки?

Иван Шивар показал ему не ту дорогу, по которой свинка побежала, а другую. Пастух поблагодарил да по ней побежал.

А тут Девка-Красавка в бочке повернуться надумала. Тут же шесть обручей проломились, шесть воловьих шкур треснули. А Девка-Красавка на другой бок перевернулась и снова уснула.

Приехали они к царю, Девка-Красавка проснулась, потянулась и тут еще шесть обручей из бочки слетело и еще шесть шкур порвались.

Вышла девушка из бочки, царь, как глянул, от красоты такой онемел. Не знает, как Ивана Шивара и благодарить.

Спрашивает он у пленницы:

– Девка-Красавка, пойдешь за меня замуж?

А та отвечает:

– Пойду, если достанешь из озера мою золотую шкатулку и серебряный ключик и привезешь их мне.

Зовет царь Ивана Шивара и говорит ему:

– Поезжай на то озеро, где Девка-Красавка плавала, и достань из него золотую шкатулку и серебряный ключик. Не достанешь и сюда их не привезешь, вот мой меч, твоя голова с плеч!

Вышел Иван Шивар на двор, тяжело вздыхает. А конь его и спрашивает:

– Чего ты так тяжело вздыхаешь?

– Да велел мне царь привезти для Девки-Красавки золотую шкатулку и серебряный ключик. А если не привезу, то, говорит: вот мой меч, твоя голова с плеч!

Снова конь напоминает:

– А ведь наказывал же я тебе то перо не брать!

– Что же мне теперь делать?

– Проси у царя три дня нам на отдых. А там будет видно.