Владимир Вячеславович Адамчик
Белорусские сказки. Кот-призрак…


– Ну что ж, сынки, идите рубите!

А сыновья ему говорят:

– Сходи-ка, батюшка, к кузнецу и закажи у него для нас двенадцать топоров по двенадцать пудов.

Пошел отец, заказал у кузнеца двенадцать топоров по двенадцать пудов, дождался, пока тот их выковал, хотел домой отнести, да ни один поднять не смог. Тогда сыновья сами к кузнецу пошли и топоры свои забрали.

А как забрали они те топоры, так и пошли лес рубить.

За день те двенадцать десятин леса повырубили, все пни повыкорчевали да поле распахали.

Вернулись домой и говорят отцу:

– Сходи к пану и попроси у него двенадцать бочек овса.

Просил лесник у пана овес, просил, наконец допросился.

– Идите к пану, – говорит лесничий сыновьям, – забирайте свой овес.

Забрали сыновья тот овес и за одну ночь засеяли все поле. Овес рос, рос, а как заколосился, повадился кто-то у них его воровать.

Принялись они каждую ночь стеречь того вора. Да никто из одиннадцати братьев углядеть его так и не смог.

Тогда на двенадцатую ночь остался стеречь овсяное поле Иван Шивар-молодец. Нарвал он овса да и натыкал его в дуб, что стоял посреди поля.

Сам под дубом спрятался, сидит, ждет.

Ровно в полночь подбегает к дубу кобылица, золотая шерстинка, серебряная шерстинка, золотое копытце, серебряное копытце, а с ней двенадцать жеребцов, золотая шерстинка, серебряная шерстинка, золотое копытце, серебряное копытце. И стали они тот овес из дуба выщипывать.

Иван Шивар кобылицу за гриву схватил и давай бить-колотить. Бил, бил, в землю вогнал и спрашивает:

– Будешь еще в наш овес бегать?

Та отвечает:

– Буду!

Тогда Иван Шивар снова ее бил, бил, по самое брюхо в землю вогнал и спрашивает:

– Будешь еще в наш овес бегать?

Та отвечает:

– Буду!

Опять Иван Шивар ее бить стал. Бил, бил, пока по шею в землю не вогнал.

Спрашивает:

– Будешь еще в наш овес бегать?

Она отвечает:

– Да ладно уж! Не буду! Только откопай меня.

Откопал Иван Шивар кобылицу, сел на нее верхом и домой поехал. А за кобылицей той и двенадцать жеребцов следом побежали.

Тогда Иван Шивар загнал тех жеребцов вместе с кобылицей в хлев и закрыл. А кони те принадлежали известному по всему миру чародею. Он сразу узнал, кто его лошадей забрал. Пришел он к Ивану Шивару и говорит:

– Отдай мне моих лошадей!

А Иван Шивар ему отвечает:

– Бери кобылицу, а жеребцов я тебе не отдам. Они мне весь овес переломали да вытоптали.

Подумал чародей, подумал, сел на кобылицу и уехал, а жеребцов Ивану Шивару оставил.

Прошло сколько-то времени и надумали братья жениться. Сели на коней ипоехали жен себе искать.

Едут, едут, доехали до калинового моста. А на том калиновом мосту лежит золотое перо. Хотел Иван Шивар его поднять, а его конь ему говорит:

– Не трогай пера, потом беды не оберешься!

Только Иван Шивар не послушался, поднял то перо.

Переехали они тот калиновый мост, а там стоит дом большой, а в том доме баба живет, и у той бабы двенадцать дочерей на выданье. Обрадовались братья, посватались, баба возражать им не стала, спать уложила. Легли братья спать вместе с теми дочерьми. А того не знали, что баба та – сестра чародея. Она коней брата узнала и решила парней-молодцев наказать.

Точит меч да приговаривает:

– Вы у моего брата лошадей забрали, а я вам сейчас головы сниму, вы у моего брата лошадей забрали, а я вам сейчас головы сниму… Мой меч, голова вам с плеч!

Иван Шивар услышал это, вышел на двор и думает, как же бабе этой не дать то, что она задумала, сделать. Подошел к коню своему и вздыхает.

Конь и спрашивает:

– Чего вздыхаешь, парень?

– Сказала баба, что головы нам снесет. Мой, говорит, меч, ваши головы с плеч.

– Чего же ты меня не послушал, перо то взял? Ты хоть сейчас меня послушай! Иди в дом да скажи братьям, чтобы дочерей ее в свою одежду переодели, и сам то же самое сделай.

Вернулся Иван Шивар в дом, братьев разбудил и велел сделать так, как конь его научил. Одели они дочерей в свою одежду, сами их платья на себя натянули и опять уснули.

Зашла в комнату баба и давай мечом головы рубить. Всех своих дочерей погубила и ушла.

Тогда братья встали, на коней сели да и поскакали прочь.

А баба та утром увидела, что натворила, в ступу свою села, вдогонку помчалась, пестом погоняет, метлой след заметает. Только Иван Шивар с братьями уже через калиновый мост переехали, а там бабе их и не достать.