Владимир Вячеславович Адамчик
Белорусские сказки. Кот-призрак…


– Не боюсь я той ведьмы! – говорит Иван Зарёвый.

Взял он кнут и на тот ведьмин луг быков и погнал.

Летит ведьма в ступе, пестом погоняет, метлой след заметает.

– Кто тебе позволил на моем лугу быков пасти? – кричит ведьма.

А Иван Зарёвый отвечает:

– Где хочу, там и пасу!

Затем взмахнул кнутом и давай ведьму им хлестать. Ведьма испугалась, просить стала:

– Отпусти меня, мил человек, что хочешь для тебя сделаю!

– Скажи, как старику, тому, что ты глаза выколола, помочь. Чтобы у него глаза снова появились и он видеть стал.

Ведьма говорит:

– Ты в мою избушку сходи, там под подушкой две бутылочки лежат. Как только старик глаза себе мазью из тех бутылочек помажет, тут же прозреет.

Пошел Иван Зарёвый в ту избушку, взял бутылочки, вернулся к старику. Старик помазал те места, где были глаза, сначала мазью из одной бутылочки – глаза и появились. Тогда из другой – прозрел. Обрадовался он и говорит Ивану Зарёвому:

– Можешь хоть сейчас всех моих быков забирать!

Насолил Иван Зарёвый две бочки мяса, подвязал Жар-птице под крылья. Набрал бочку родниковой воды, подвязал Жар-птице под хвост. Сел на нее и они полетели.

Жар-птица как проголодается, клюв раскроет, а Иван Зарёвый ей туда кусок мяса бросает.

Летели они так, летели, мясо закончилось, а у птицы нет сил дальше лететь. Тогда Иван Зарёвый свою левую икру отрезал да ей в клюв бросил. Дальше летят. А Жар-птице опять свои силы поддержать надо. Она клюв открыла, Иван Зарёвый правую икру отрезал да в клюв ней и бросил.

Прилетели они с того света на этот, Жар-птица и спрашивает:

– А что это за мясо ты мне бросал последние два раза? Никогда такой вкусной говядины не пробовала.

– А это не говядина, – говорит Иван Зарёвый. – Это мои икры были.

Жар-птица те куски отрыгнула и Ивану Зарёвому к ногам приложила. Они и приросли.

Пошел тогда Иван Зарёвый в тот город, где царь жил, поселился у одной хорошей женщины, у которой сын был сапожником и тачал обувь.

Вот приходит сапожник вечером домой и говорит:

– Старшие царские дочери уже замуж вышли. А у младшей царской дочери через три дня будет свадьба с тем, кто ее из плена спас и страшного змея двенадцациглавого победил. Но царевна условие поставила, что выйдет замуж только тогда, когда ее жених найдет ей башмачки, которые она в своем золотом дворце носила, когда у змея в плену была. Жених по базару ходил, сапожника искал, да столько денег обещал тому, кто такие башмачки вытачает, что я сроду таких не имел!

Послушал Иван Зарёвый и просит парня:

– Иди к тому жениху, возьми задаток и скажи, что завтра те башмачки у него будут.

Удивился парень, но очень уж тех денег ему хотелось. А Иван Зарёвый ночью вышел во двор, катнул яичко, золотой дворец появился, зашел он в него, башмачки для царевны взял, тогда платочком махнул, тот дворец вновь яичком стал. Иван положил его в карман, а парню назавтра башмачки те отдал.

Понес парень башмачки жениху царевны, тот деньги ему заплатил и царевне башмачки отнес. Та увидела башмачки и просит отца своего царя:

– Царь-батюшка, позволь мне посмотреть на того сапожника, который такие, как я хотела, мне башмачки пошил!

Она села в карету и поехала к тому парню-сапожнику, где квартировал Иван Зарёвый.

Вышел парень царевне навстречу, а она у него спрашивает:

– Скажи правду: ты сам те башмачки стачал или кто тебе помог?

Потупился парень и говорит:

– Врать не буду, не сам я те башмачки вытачал, странник у нас один живет. Это его рук дело.

Царевна в дом зашла и видит: за столом Иван Зарёвый сидит, жив и здоров и ей улыбается.

Посадила она Ивана Зарёвого в карету и к царю повезла.

Приезжают, она и говорит:

– Вот, царь-батюшка, тот, кто меня из плена выручил и змея двенадцациглавого победил. За него и замуж пойду.

Разгневался царь, велел позвать тех молодцев, что обмануть его хотели. А Иван Вечёрка и Иван Полуночник со своими царевнами-женами сбежать успели, а за ними следом и Сам с коготь, борода с локоть, а глаза по яблоку, что в братья им навязался и добрым молодцем притворялся, убежал. Туда им и дорога.

А Иван Зарёвый на царевне женился, свадьбу знатную им сыграли. Тогда Иван Зарёвый яичко из кармана достал, дворец золотой раскатал, и стали они там жить-поживать. И я у них был, мед-пиво пил.

Шивар-молодец

Служил один хороший человек у пана лесником, и, как на беду, не было у них с женой детей. Шел он однажды вдоль болота. Видит, утка из кустов вылетела. Смотрит: в кустах гнездышко, а в том гнездышке двенадцать яиц. Собрал он все яйца в шапку и домой принес. Принес и просит жену:

– Сделай мне яичницу!

А жена говорит:

– Давай лучше я их в лукошко положу и детей высижу.

Покачал лесник головой, подумал, совсем жена с ума сошла. Но лукошко ей принес. Переложила жена те яйца в лукошко и села на них, как утка или курица, и сидит, высиживает.

Через некоторое время всем на удивление высидела она одиннадцать сыновей, а двенадцатым – Ивана Шивара.

Ребята необычные вышли, росли как на дрожжах, не по годам, по часам. Едва в силу вошли, отправились к отцу:

– Сходи к пану, – говорят, – попроси у него двенадцать десятин леса.

Пошел отец к пану, пан ему двенадцать десятин леса дал.

Приходит лесник домой и говорит сыновьям: