Владимир Вячеславович Адамчик
Белорусские сказки. Кот-призрак…


– Теперь бочку мне под крыло подвяжи. А вторую – под другое. А сам посередке сядь. Как я взлечу, ты поочередно то из одной, то из другой бочки мяса мне бросай. Куда я голову поверну, из той бочки и бросай. Влево гляну, из левой бросай. Вправо гляну, из правой бросай.

Стали они подниматься выше и выше. Куда птица Полугрица посмотрит, из той бочки Ивашка Медвежье ушко и бросает ей мясо. Летели они, летели, видит Ивашка Медвежье ушко, что и та, и другая бочка опустели.

Повернула птица Полугрица голову влево, Ивашка Медвежье ушко отрезал себе левую икру и ей бросил.

Повернула птица Полугрица голову вправо, он себе правую икру отрезал и ей бросил.

Тут они наконец с того света на этот выбрались.

Птица Полугрица и говорит Ивашке Медвежье ушко:

– Что за мясо ты мне последние два раза бросал? Очень вкусное.

– Да это икры мои были, – говорит Ивашка Медвежье ушко.

Пожалела его птица Полугрица, плюнула она Ивашке Медвежье ушко на ноги, они опять целы стали.

Поблагодарил ее Ивашка Медвежье ушко и в город подался. Назвался он там Иваничком-Пьяничком, сказал, что он сапожник и умеет обувь тачать, хотя никогда этим не занимался.

А между тем Дуб-Дубовик решил жениться на той девушке, что в золотом доме жила. А та все об Ивашке Медвежье ушко думает и как Дубу-Дубовику отказать и не знает. Говорит она ему:

– Если достанешь мне такие же башмачки, какие у меня были в золотом доме, то пойду за тебя.

Дуб-Дубовик в город подался, ходит и у всех спрашивает, может ли кто сшить для его девушки башмачки под заказ, и деньги большие обещает. Услышал это старик, у которого Ивашка, который назвался Иваничком-Пьяничком, квартировал, побежал скорей домой, и говорит:

– Иваничка-Пьяничка, ты ведь сапожником себя называешь. Там Дуб-Дубовик просит для его девушки башмачки сшить, в которых она по золотому дому ходила, и большие деньги за это обещает.

Усмехнулся Ивашка Медвежье ушко и говорит старику:

– Иди к Дубу-Дубовику и возьми у него залог. Стачаю я башмачки для его девушки.

Старик поспешил к Дубу-Дубовику, а Ивашка Медвежье ушко дом золотой из яйца раскатал, зашел туда, башмачки, что там стояли, забрал да назад дом в яйцо скатал.

Старик те башмачки Дубу-Дубовику занес, остальные деньги забрал и стали они жить-поживать.

А Дуб-Дубовик башмачки те девушке подарил, она на них посмотрела, говорит:

– И правда, такие же башмачки, как те, в которых я в золотом доме ходила. Что ж, пойду я за тебя замуж. Только вот что, хочу я платье надеть такое, как то, что у меня в золотом доме осталось.

Пошел Дуб-Дубовик на базар и говорит:

– Паны-портные, сумеет ли из вас кто платье для моей девушки сшить, такое, как у нее в золотом доме было?

Молчат все, а Ивашка Медвежье ушко услышал и говорит тихонько старику, у которого квартировал:

– Скажи, что пошьем мы для его девушки платье. Пусть дает задаток.

А сам пошел домой, взял яйцо, раскатал золотой дом, забрал платье и снова дом в яйцо скатал.

Старик то платье Дубу-Дубовику занес, деньги остальные забрал, стали они опять жить-поживать.

Дуб-Дубовик платье девушке преподнес, та еще пуще удивилась и говорит:

– Ну что же, давай пойдем обвенчаемся! Только ведь мне золотой веночек нужно выковать, такой же, какой у меня в золотом доме был.

А Ивашка, который представился Иваничком-Пьяничком, между тем в кузницу на работу устроился.

Слышит Ивашка Медвежье ушко, что Дуб-Дубовик кузнецов просит веночек для его девушки выковать, такой же, какой у нее в золотом доме был. Кузнецы молчат, затылки чешут. А Иваничка-Пьяничка подозвал одного из них и говорит:

– Давай, берись сделать тот веночек. И задаток проси. Я тебе помогу.

Поверил тот кузнец Иваничку-Пьяничку, нанялся веночек делать и задаток взял.

Тем временем Ивашка Медвежье ушко, что назвался Иваничком-Пьяничком, из яйца дом золотой раскатал, веночек оттуда забрал, дом обратно в яйцо закатал, а веночек кузнецу отдал:

– Неси веночек той девушке, да деньги у Дуба-Дубовика остальные забери.

Понес кузнец веночек девушке. А та удивилась и спрашивает у кузнеца:

– Ты сам веночек сделал?

– Нет, – говорит кузнец, – это помощник мой постарался.

– А как звать его? – спрашивает девушка.

– Иваничка-Пьяничка. – отвечает кузнец.

Девушка бегом на базар побежала, кузницу нашла и спрашивает:

– А кто у вас тут Иваничка-Пьяничка?

А Ивашка Медвежье ушко услышал знакомый голос, лег, к стене отвернулся, будто спит.

Показали девушке на него, она в лицо ему посмотрела и от радости слез не сдержала. Говорит:

– Это же я тебя столько ждала! Я знала, что ты и с того света ко мне вернешься!

Обвенчались они, стали жить в золотом доме. А Дубу-Дубовику и Гора-Горовику также и по жене, и по дому досталось. У одного дом серебряный, у другого медный.

И стали они все жить-поживать, добра наживать.

Васька-Пепелышка

Жили-были дед да баба. Старость на пороге, а детей им Бог так и не дал. Погоревали они, посетовали на жизнь, да и смирились. Выметает как-то баба золу, пепел из печи и сама себе говорит:

– Что за доля такая! На старости нам с дедом ни помощника, ни помощницы! А ведь мы так с ним о сыночке мечтали! Даже имя придумали. Васильком назвать хотели.

Прошло несколько месяцев, и на удивление всем родила баба сына. И рос он не по годам, не по месяцам, не по неделям, не по часам – по минутам. В школу пошел – за три года ее закончил.