Татьяна Викторовна Полякова
Одна, но пагубная страсть

Одна, но пагубная страсть
Татьяна Викторовна Полякова

Авантюрный детектив
Как заманчиво чужими руками сейф обчистить! Нет, Вы плохо не подумайте! Наталья просто хотела отнять собственные деньги у коварного Димки Рыбакова – шефа и бывшего обоже, который усиленно делал вид, что запамятовал про должок. И Наташка уговорила лучших подруг восстановить справедливость, а сама, как главное заинтересованное лицо, улетела в Геленджик обеспечивать себе алиби. Вот так Ленка и Катя стали грабительницами. Сначала-то все шло по плану: в офис проникли, полночи в шкафу пересидели, к сейфу прокрались. Только он, родимый, уже открыт, а все охранники перестреляны!..

Татьяна Полякова

Одна, но пагубная страсть

Идет конкурс на то, какая фирма будет рыть канал.

Выступают американцы: «Мы выроем канал за два года, рыть будем с двух сторон. Точность стыковки – метр».

Затем говорят японцы: «Рыть будем с двух сторон, срок – год, точность стыковки – пятьдесят сантиметров».

А потом русские: «Выроем за три месяца. Рыть будем с двух сторон. А вот точность стыковки… На худой конец у вас будет два канала под Ла-Маншем».

«Он засмеялся.

– А больше ты мне ничего не хочешь сказать?

– Нет.

– Нет?

– Нет.

– Ну что ж, мой телефон ты знаешь, и я каждый вечер в “Шанхае”…»

В этом месте я уже рыдала, слезы горохом катились по моим щекам, я всхлипнула и потянулась за платком, отложив любимую книгу в сторону. Как мы, женщины, иногда бываем слепы, не понимаем очевидного, проходим, можно сказать, мимо своего счастья. Потом, конечно, локти кусаем. Философские размышления пришлось прервать.

– Катька, ты чего? – услышала я над самым ухом и от неожиданности вздрогнула, начисто забыв, что в комнате я не одна. Две мои подружки стояли рядом и таращились на меня в полнейшей растерянности. Я посмотрела сначала на одну, потом на другую и обреченно ответила:

– Она его не любит.

– Кого? – нахмурилась Наташка.

– Тимура, – всхлипнула я.

Ответ поверг Наташку в глубочайшее раздумье, поняв, что одна не справляется, она повернулась к Ленке.

– Ты его знаешь?

– Кого? – в свою очередь спросила та.

– Тимура, естественно.

– Не-а. А ты? – Наташка интенсивно замотала головой, и обе подружки вновь на меня уставились.

– А кто его не любит-то? – додумалась спросить Ленка.

– Ольга.

– Воронина? – вновь заговорила Наташка. – Это из соседнего подъезда, что ли? Мать-одиночка? Я бы на ее месте не особо привередничала, коротышка с веснушками, без профессии, зато с ребенком, уж не знаю, чем ей не угодил этот Тимур.

– При чем здесь моя соседка? – возмутилась я.

– Так она же Ольга Воронина, мы ей от фирмы подарок новорожденному приготовили. Между прочим, твоя идея была, все уши мне тогда прожужжала: у ребенка коляски нет… А теперь что?

– Что? – растерялась я.

Наташка хмуро посмотрела на Ленку, та пожала плечами, мол, она здесь ни при чем, и обе вновь на меня уставились.

– Ты утверждаешь, что это не она, – разозлилась Наташка. Разозлиться ей ничего не стоит, а в гневе она страшна. Я уже заранее перепугалась и дипломатично спросила:

– О чем мы сейчас говорим?

Вопрос поверг подруг в смятение.

– Чего ревешь, я тебя спрашиваю? – рявкнула Наташка так, что я подскочила на диване, инстинктивно втянув голову в плечи.

– Иногда люди не способны понять друг друга, – ответила я.

– Так ты скажи так, чтобы я поняла, – прорычала Наташка.

– Я же объясняю: иногда люди не способны понять друг друга, принимают неверные решения, потом страдают, слезы льют…

– Какое неверное решение ты приняла? – забеспокоилась Ленка. Она вообще очень любит беспокоиться.

– И почему не посоветовалась? – рассвирепела Наташка еще больше.

– Я плачу от сочувствия, – вздохнула я.

– Так у кого проблемы?

– У моей любимой героини.

– Убила бы тебя, – со стоном заявила Ленка, выхватила книжку из моих рук и продолжила ораторствовать: – Совсем свихнулась на своих детективах, нет бы Толстого читала, Льва Николаевича. Тратишь деньги на всякую дрянь. – Ленка хотела в крайней досаде зашвырнуть книжку в угол, но тут я рассвирепела.

– Не тронь святое! – рявкнула так, что пришла Ленкина очередь подпрыгивать. – Толстого я в школе читала. Много мне прока от сцены охоты или первого бала Наташи Ростовой. Ты на балах часто бываешь?

– А от детективов твоих какой прок? – язвительно поинтересовалась Ленка.

Наташка наблюдала за нашей перепалкой, заметно успокоившись.

– Есть прок, – широко улыбнулась я. – На прошлой неделе, когда с озера возвращались и нарвались на тех придурков на мотоциклах, кто собирался в обморок падать?

– Конечно, толпа идиотов, а рядом только родная природа… – оправдываясь, нахмурилась Ленка.