Татьяна Викторовна Полякова
Леди Феникс

– Ну, в чем дело?

– Мне надо с вами поговорить.

– Вот как? – Я внимательно посмотрела на него. Что-то в том, как он нервно оглядывался, не позволило мне с ходу послать его к черту. У парня проблемы. Конечно, его проблемы – дело не мое, но выслушать человека можно.

– Идем в машину, – скомандовала я.

Мы устроились в «Феррари», и Влад принялся с интересом оглядываться, на время забыв о разговоре. Я не торопила, собственно, особо спешить мне было некуда, а интерес парня к технике вполне понятен.

– Классная тачка, – вынес он вердикт.

– Ага. Мне тоже нравится. Перейдем к делу?

– Что? Ах, да… – он посерьезнел и теперь кусал губы, видно, решал, с чего начать. – У меня есть друг, Витя Симушин, хороший парень. Он исчез.

– Что значит исчез? – нахмурилась я.

– Исчез, – пожал Влад плечами. – Вечером мы расстались, он поехал домой, и с тех пор больше его никто не видел.

– Родители в милицию заявили?

– Само собой. Но там не особо прониклись, говорят, может, у друзей болтается.

– Мобильный у него есть?

– Конечно. Только он отключен. Я ему еще в тот вечер звонил и очень удивился, что он не отвечал. Совсем это на Витьку не похоже.

– Да, странно, конечно. Но будем надеяться, что Витька твой цел и в самом деле загулял.

– Вы поможете? – неуверенно спросил Влад.

– В каком смысле? А… Ментов напрягу, конечно.

– Дело не в этом, – вздохнул Влад и отвернулся.

– А в чем? – подождав немного, спросила я.

– Я к вам почему пришел-то… – наконец заговорил он. – Это все из-за Ваньки. Он мне рассказал, как вы с ним… ну, помогли ему. Сколько народу на площади было, а помогли только вы. И меня ловко разыскали. Я у матери о вас расспрашивал и вообще навел справки, одним словом. – Он опять замолчал.

– Интересно, – покачала я головой. – Ну и что ты на меня накопал?

– Много всего. Знаете, вы очень похожи на Филиппа Марлоу, только он мужчина, а вы женщина.

– Детективы читаешь?

– Читаю. Марлоу мне нравится.

– А мне нет. Кстати, между нами есть существенная разница. Он человек небогатый и на хлеб себе зарабатывал частным сыском, а у меня денег куры не клюют.

– Это я тоже знаю, – кивнул Влад и серьезно добавил: – Помогите, пожалуйста. Витя мой друг.

Я все-таки смутилась и начала объяснять, злясь на себя за то, что мои слова звучат как оправдание.

– Лучше, чем милиция, с этим никто не справится, можешь мне поверить… – Тут я еще раз взглянула на парня и со вздохом спросила: – Есть что-то еще…

Он кивнул.

– И ты не хочешь рассказать об этом в милиции?

– Не могу. Я слово дал.

– Вот как. Что ж, тогда рассказывай мне.

– Вы поможете? – спросил он с облегчением.

– Пока не знаю, – разозлилась я. – Рассказывай.

– Мы болтались на Соборной площади, там всегда полно народа. Витька разработал план, появляемся с разных сторон, встречаемся в центре площади, а потом опять врассыпную. Конечно, каждый должен вернуться с трофеем, – покосившись на меня, добавил он.

– Это что-то вроде игры?

– Вроде. Витька называет это «потрясем буржуев».

– А сами вы, конечно, пролетарии. У Витьки батя слесарем на заводе работает?

– Нет. Он бизнесмен.

– Ну вот, и тряс бы папу, а ты маму… – Он, конечно, обиделся, но вида не показал, так велико было его беспокойство. – Ладно, рассказывай дальше о ваших подвигах.

– Знаю, о чем вы думаете, – тихо заметил он. – Герой, у мальчишки мобильный выхватил…

– Конечно, думаю. А тебя такие мысли не посещали?

– Когда летишь на скорости, не видишь кто и что, главное, успеть схватить и лететь дальше.

– И что такого успел схватить твой дружок?

Теперь Влад испугался.

– Откуда вы знаете?

– Нетрудно догадаться, – пожала я плечами. – Так что?

– Бумажник. Место сбора у нас в тот раз было на Мичурина, от Соборной площади довольно далеко, и там мы чувствовали себя в безопасности. С площади я рванул на север, и мне пришлось сделать большой крюк, так что на Мичурина я оказался последним. Все наши были уже там, и Витька хвалился, что бумажник выхватил у одного толстяка, тот даже сообразить не успел, что к чему. Сидел за столиком в кафе «У Марка», вроде за столом их было двое или трое. Толстый собрался расплачиваться, Витька вырвал у него бумажник из рук и смылся. Мне это не понравилось, Витьку могли догнать, а бумажник – это серьезно.

– Не обольщайся, за мобильный получил бы столько же.

– Да? – вроде бы не поверил он.