Владимир Григорьевич Колычев
Золотая обойма

– Это свои.

– Что свои? – не понял начальник охраны.

– Кто-то из своих стрелял. – Семен кивком показал на человека, лежащего на полу в номере. – Он даже понять ничего не успел.

– Давай, Морозов, на место! Без тебя разберемся!

– И этих кто-то свой уложил. – Семен показал на двух других покойников.

– Я же сказал, без тебя разберемся.

– Ты уже разобрался! – Семен резко повернулся к Ничетову.

– Что?! – Тот оторопело заморгал.

– А кто из своих мог стрелять? – спросил директор, с интересом глядя на Семена.

– А кто вместе с Морозовым пропал?

Господа, стоявшие рядом с директором, переглянулись. Один молодой, интеллигентной внешности, спортивного вида. Другой – средних лет, мягкотелый, с брюшком, в очках. Оба в хороших костюмах.

– Помощник у него был, – сказал директор.

– Администратор, – добавил мужчина в очках.

– Стрелять умеет? – спросил Семен.

Московские гости снова переглянулись.

– В пейнтболе он был самым лучшим, – сказал молодой человек.

– Ну, маркер – это не совсем оружие, – заявил Ничетов, оттеснил Семена, встал между ним и директором. – Но тем не менее…

– Фильчакова нигде нет. Ни его, ни чемоданчика.

На Семена они уже не обращали внимания, да и ему самому не хотелось ни с кем говорить. Ничетов – баран самый натуральный, толку от него никакого. Он уже давно должен был снарядить погоню за пропавшим боссом, а все на месте топчется, вчерашний день ищет, надеется на посты перехвата. Чепуха все это. Если похитители смогли расправиться с охраной в административном секторе, то никакой пост их не остановит.

А похитители, как оказалось, натворили бед. Они атаковали административный сектор со стороны хранилища золота. Там завязался самый настоящий бой. И на подступах к хранилищу трупы, и у самого здания. Еще неизвестно, сколько было раненых.

Семен вернулся к воротам, подошел к водителю, вонзил в него взгляд.

– Сколько у тебя бензина?

– Как обычно, полный бак.

– К машине! – скомандовал Семен.

Ваня и Слава сели в машину без всяких вопросов.

Яша застопорился и заявил:

– Э-э… Ты мне не начальник.

– Я сказал, к машине! – Семен всем видом дал понять, что сейчас ударит Яшу.

Тот струхнул, сел за руль, но завести машину не смог, вышел из нее, открыл капот.

– Вот жучара! – выдал Ваня.

– А едем куда? – спросил Слава.

Семен пожал плечами. Он знал, с чего нужно начинать поиски отца, но сможет ли взять след, который уже простыл? Скорее всего, нет.

К машине стремительно подошел Ничетов, резко открыл дверь, жестко глянул на Семена и приказал:

– Выходи!

Вид у него был такой, как будто он собирался вести Семена на расстрел. Но провел его Ничетов к зданию контрольно-пропускного пункта, возле которого все еще лежал труп охранника. Зато в самом помещении не было никаких тел, ни живых, ни мертвых. Свет там горел неестественно ярко. Именно так, наверное, светили неоновые лампы в прозекторской, над анатомическим столом.

Ничетов сел на стул, боком к столу.

– Рассказывай! – потребовал он, сморщив лоб.

– Что рассказывать? – осведомился Семен.

– Куда ты собрался?

– Да появилась тут одна мысль.

– За мыслью собрался?

– За теми, к кому она может привести.

– Давай короче.

– Зачем нас обстреляли в лесу? Внимание отвлекали. Вы сняли группу быстрого реагирования, а в это время произошло нападение на хранилище золота. Может, я не прав? – спросил Семен.

– Отвлекающий маневр?

– Отвлекающий маневр.

– А нападение на хранилище – это какой маневр?

– Сначала хранилище, потом Морозов, – сказал Семен.

– И там отвлекающий маневр, и там. Не слишком ли много?

– Важен результат.