Владимир Григорьевич Колычев
Золотая обойма

– Меня не сократили, я просто в отпуске, – ответил он.

– А работаешь где?

– В Сибири.

– А к Морозову зачем рвался?

– Народ в Сибири простой. Я думал, что и в Москве такой же, считал, что к Морозову можно запросто.

– Можно и запросто. – Лера усмехнулась и добавила: – Но не тебе.

– Да я это уже понял, – сказал он.

– Поэтому и ушел?

– Да нет, без него решили.

– Не буду спрашивать, что именно, – заявила она. – Я же не твоя девушка.

– И вместе мы не спим, – добавил он.

– Не спим.

– А в роль входить надо.

Семен посмотрел на Леру трезво. Неважно, что пьяными глазами. Действительно, а почему бы не войти в роль? Номер у него одноместный, но на кровати запросто можно поместиться вдвоем как по вертикали, так и по горизонтали. А переспать с такой красоткой за счастье. Гостиница в двух шагах, только улицу перейти.

– Не надо, – сказала она.

– Ну и ладно. Не надо так не надо.

– А может, и надо.

Семен проследил за ее взглядом и увидел чернявого парня, который помогал своей толстухе сесть за соседний столик.

– Начнем? – спросила Лера.

Сначала она поцеловала Семена в губы, затем заказала себе очередной коктейль.

Из клуба блондинка выходила пошатываясь. Семен придерживал ее за талию.

А в номере он держать ее отказался, и она упала к нему в постель. Дальше все было, как в хорошем солдатском сне с яркими картинками и острыми ощущениями.

Утром Семен понял, что ему не стоило вести Леру к себе в номер. Она всего лишь хотела подразнить своего парня, а он на этом сыграл. Можно сказать, поступил подло. Оправдание только одно – был пьян. Да эта красотка и сама хороша. Если не хотела бы, то не легла бы с ним.

Все же гостиницу Семен покидал, чувствуя себя подлецом. Как будто он теперь обязан был жениться на Лере.

Глава 2

Две новости – и обе хорошие. Для кого-то, но вовсе не для Семена. Ему должно быть все равно, кто перекупил золоторудную компанию, в которой он работал охранником. И еще, пока парень отдыхал, где-то в окрестностях карьера был найден крупный самородный алмаз, сто восемьдесят семь карат. Семен, конечно, должен был отреагировать на такую новость с удивлением и восторгом, но близко к сердцу принимать это было совсем не обязательно. Сколько бы ни весил алмаз, Семен больше восьмидесяти тысяч в месяц не получит.

Да и Ване от этого тоже никакой выгоды. Поэтому он и сдерживал свой восторг, рассказывая об алмазе.

– А разве алмаз может быть самородным? – спросил Семен.

Он устал с дороги, хотел немного полежать у телевизора. Общежитие у них приличное, комнаты двухместные, на этаже душ с горячей водой. В номере приятная прохлада, домашний уют и комары не кусают. Только Ваня под ухо: «Бу-бу-бу». Но ему можно, он только что со смены. Сейчас побубнит немного и заснет.

– Ну, если золото само по себе валяется, значит, оно самородное.

– Алмаз сам по себе валялся? Может, кто-то потерял? – пошутил Семен.

– Шайтан потерял.

– А они тут водятся?

– Или шаман. Якутский.

– Почему якутский?

– Потому что кимберлитовые трубки здесь где-то есть. Алмаз оттуда мог укатиться своим ходом. Реки там, ручьи, паводки. Все лишнее отбилось, самый смак остался.

– Что лишнее? – не понял Семен.

– В трубках алмазы спокойно лежат, в своей шелухе. А когда алмаз по камушкам катится, она вся отваливается.

– А огранка появляется, – заявил Семен.

Он лежал на кровати с закрытыми глазами, скрестив руки на груди.

– Да нет, огранка потом. Этот камушек после нее в два раза меньше станет, но сто восемьдесят семь разделить на два – это очень даже немало, я тебе скажу.

– «Золото Енисея» можно купить?

– Ну, кто-то же его купил.

– Ты уже говорил.

– У нас теперь новый хозяин.

– У меня нет хозяина.

Семен считал, что устроился неплохо. За общежитие он платил копейки, питание – тоже по льготным ценам, да и работа, в общем-то, не каторжная. К холодам, снегам и прочему гнусу парень уже привык. Отпуск заканчивался, скоро на смену, но его это ничуть не напрягало. Нормально все. Если вдруг с работодателем возникнет конфликт, то он просто уволится, и все. Собой помыкать никому не даст.

– А Морозову все равно, как ты считаешь, – заявил Ваня.

– Какому еще Морозову? – спросил Семен и открыл глаза.

– Компания такая. «Морозов» называется.