Владимир Григорьевич Колычев
Золотая обойма

– Нормально все, – сказал Семен.

Она села в машину, и Константин увез ее, послав Семену привет из выхлопной трубы. Хитрый жук! Мог бы и сказать, что им с Яной не нужны деньги, которые Семен отрывал от каждой своей зарплаты. Однако он этого не сделал, а почему? Может, ему не нужна сама Яна? Заморочит бабенке голову, возьмет свое и бросит.

Но этот тип должен понимать, что Семен за такие дела оторвет ему голову. Надо было его об этом предупредить, чтобы потом не было вопросов.

Мама умерла, и жизнь остановилась. Чего ради учиться, получать отличные оценки, если мама о них не узнает? Зачем нужен спорт, если мамы не будет на соревновании?

Да, Семен не понимал, зачем вообще нужно жить. А тут еще и отец ударил под дых. Он ведь женился не абы на ком, а на бывшей учительнице сына. Как он сошелся с молоденькой «англичанкой», как долго у них длились отношения, это для Семена так и осталось загадкой. Он не был влюблен в Элен, не строил никаких планов на нее, но все равно отец не должен был жениться на ней. Тем более сразу после смерти мамы.

Отец не стал приводить свою жену в дом, они поселились в московской квартире. Очень скоро Семен понял, что у него больше нет отца.

А теперь вот его предала Яна. У Семена еще было время. Он мог бы сопроводить ее в Германию за свой счет, а она уехала туда вместе с Константином. Юля будет лежать в больнице, а Яна – в постели со своим ловеласом.

Семен все понимал. Он не предъявлял прав на Яну, не планировал совместное будущее. Ну а ей нужно было устраивать личную жизнь, вот она и уцепилась за Константина. Семен не смог ее удержать. А ведь надо было цепляться за нее двумя руками. Да, Яна – жена его покойного друга, но раз уж она хочет замуж, то лучше выходить за Семена, чем за какого-то там Константина. Ленька одобрил бы это.

– Привет! – донеслось из грохочущей и мерцающей полутьмы.

Сначала Семен увидел короткую юбочку в косую клеточку, а затем ноги, заканчивающиеся босоножками на шпильках. Он щелкнул пальцами, отказываясь от приятной компании. Девочка для досуга будет грузить его разговорами, раскручивать на выпивку, а ему это ни к чему. Парню хотелось побыть одному. Тем более что он и без того заказывал себе шот за шотом.

Длинноногая особа исчезла, но свободные места за его столиком заняла какая-то парочка. Семен пожал плечами. Он, в принципе, мог послать незваных гостей к черту, но зачем? Ночной клуб уже наполнился, свободных столиков практически нет, а он один, без компании.

Семен глянул на парня. Чернявый, голубоглазый, стильная прическа, правильные черты лица, спортивная фигура. Такие типажи, как правило, не испытывают дефицита женского внимания.

А вот девушка у него, мягко говоря, не очень. Черты лица простецкие, нос мясистый, на щеках запудренные прыщики, сама толстая.

Наверное, парню все равно, потому что он – голубой. Или же эта девица – подходящая для него партия. Такая же выгодная, как состоятельный Константин для Яны.

Мысли парня снова переключились на Яну. Вместе с тем ему вспомнился и Ленька. Почему не раскрылся парашют, а учебная граната вдруг оказалась боевой?.. Да, был и такой момент. Эта самая граната почему-то взорвалась в нескольких метрах от Семена. Легкая контузия, осколочное ранение в ногу. Могло быть гораздо хуже.

Ну а Яна сейчас тоже отдыхает где-то в ночном клубе вместе со своим Константином. Может, и они подсели за столик к какому-нибудь одинокому человеку?..

Семен глянул на парочку, но увидел такую же одинокую блондинку, лицо которой показалось ему знакомым. Красотка сидела с опущенной головой, невидяще глядя куда-то перед собой. Могло показаться, что девушка настраивается на какой-то серьезный и неприятный для нее разговор. Парню казалось, что злые мысли не давали ей покоя.

Семену не хотелось разговаривать, поэтому он сделал вид, что не узнал блондинку из отцовского офиса. Само собой, его очень даже интересовали хорошенькие девушки, но сейчас ему больше по душе было одиночество. Завтра у него – утренний рейс, днем он будет в Сочи, а вечером снимет себе девочку для курортного романа.

Но он не успел отвести взгляд. Девушка заметила его, повернула к нему голову, в глазах ее мелькнуло узнавание.

Семен едва заметно кивнул ей. Да, он рад встрече, но не более того.

Она тоже кивнула, но желания сократить дистанцию не проявила, снова ушла в свои мысли. А Семен подумал об отце. Может, зря он отказался от встречи с ним? Не исключено, что его жизненные принципы из руководства к действию превратились в бесполезный балласт, который тянет на дно?

– Привет! Можно тебя попросить? – скороговоркой спросила вдруг блондинка.

Семен кивнул. Он был всегда готов прийти на помощь. Кому угодно. Даже врагу. Но только не самому себе.

– Тут парень сидел… с девушкой. – Похоже, блондинка хотела сказать, что парень был с коровой или что-то вроде того.

– С крупной девушкой, – уточнил Семен и улыбнулся.

– Это мой парень.

– Сочувствую.

– Мне?

– Ему. Ну, если он тебя бросил, конечно.

– Ну, не то чтобы… Да, он меня бросил, – проговорила девушка и вздохнула.

– Чем я могу помочь?

– Ты мог бы изобразить моего парня.

– Для этого нужно войти в роль. – Семен подозвал официанта и велел принести пару шотов для себя и коктейль для девушки.

– Вообще-то, я и сама могу заказать. Но все равно – спасибо.

– В постели тоже сама?

– Что?! – вскинулась блондинка.

– Я должен знать, как себя вести. Если мы с тобой спим, я буду тебя обнимать, если нет, будем пай-мальчиком и пай-девочкой.

– Не надо быть пай-мальчиком, – заявила она.

– Валера.

– Что Валера? – не поняла она.

– Меня зовут Валера. Сокращать не надо.

Семен решил сохранить свое имя в тайне. Вдруг блондинка знает, что у большого босса есть сын по имени Семен? Тогда начнутся сопоставления, возникнут ненужные вопросы.

– Не хочешь быть Лерой? – Она усмехнулась.

– Угадала.

– А я хочу.

– Тебя Лера зовут?

– Ты тоже угадал.

– Два Лера – это судьба, – не очень весело, хотя и бодро сказал он.

Лера – красивая девушка, но душа Семена что-то не очень лежала к ней. Возможно, из-за Яны. Или же в ней было слишком много синтетической резины, из-за которой она походила на бездушную куклу.

– Ты же не сокращаешься, – ироничным тоном заметила она.

this