Владимир Григорьевич Колычев
Золотая обойма

– Я за свою работу переживаю!

Семен продолжил путь, подошел к своей машине с одной стороны. С другой к ней подъехали еще два «Хантера», один пустой, другой с людьми.

Появился Гранин, с ним еще два охранника в полном снаряжении. Семен подвел к нему своих людей. К ним подошли еще четверо парней из «Хантеров», все в экипировке, с оружием. Семен знал двоих – Антона и Саню. Эти ребята охраняли вторую фабрику, работали с золотом.

Гранин осмотрел людей, опросил водителей, узнал, сколько у них топлива, в каком состоянии автомашины. Интересовало его и оружие, сколько стволов, какой боезапас. О сухом пайке речи не шло, не до того было. Гранин очень спешил, и Семен прекрасно его понимал.

На Леру Гранин глянул с досадой.

– Все-таки решила с нами? – спросил он.

– Я возьму ее к себе в экипаж, – сказал Семен.

Полковник усмехнулся, глянув на него. Хорош пострел, если с бабой поспел.

– Присмотришь за ней.

– А этот куда? – спросил Саня.

От ворот к ним шел молодой человек с внешностью холеного интеллигента, тот самый, которого Семен видел в гостинице. Костюм на нем, белая рубашка, галстук, а поверх – черный бронежилет с кобурой, в которую был вложен пистолет. На ногах вместо туфель – ботинки с рифленой подошвой. Но все равно смотрелся он нелепо, даже комично. Надо было видеть, с каким страданием на лице он обходил труп, лежащий на пути.

– Вересаев должен ехать с нами, – с усмешкой проговорила Лера.

Она и сама смотрела на этого парня как на какое-то ходячее недоразумение.

– Зачем? – Гранин обратил свой вопрос к самому Вересаеву, который подходил к нему.

– Вместе с господином Морозовым пропал блок управления. Только Вересаев знает, как им пользоваться, – сказала Лера.

– Что за блок управления? – спросил Гранин.

– Если хотите, я вам расскажу, – сказал Вересаев, с подозрением глянув на Леру.

Он ее за что-то осуждал, видел в ней угрозу для своего доброго имени. Вдруг она уже гадостей о нем наговорила или просто посмеялась над ним?

– К машине! – скомандовал Гранин.

Семен кивнул. Нечего лясы точить, ехать давно пора.

Точно так думала и Лера, поэтому команду исполнила шустро и с пользой для себя. Семен и опомниться не успел, как она оказалась на его месте, села рядом с водителем, деловито закрыла за собой дверь.

– Морозов! – позвал Гранин.

Он шел к своей машине, движением руки давая понять, что подходить к нему не надо.

– Идешь за мной!

Гранин резко сел в свой «уазик», и машина тут же стронулась с места.

У Семена просто не оставалось времени на то, чтобы оспаривать у Леры свое место. Ему пришлось садиться назад.

– В тесноте, да не в обиде, – сказал Слава, сдвигаясь к Ване.

– Давай за головной! – распорядился Семен и хлопнул Яшу по плечу.

Вроде бы по-дружески, но с изрядной силой. Чтобы не расслаблялся.

– А если сломаешься!.. – Ваня тоже хлопнул его по плечу и сунул кулак Яше под нос.

– Чего это я сломаюсь? Теперь я официально – ваш водитель. А вы, девушка, кто будете?

– Если не скажете, то он вас высадит, – заявил Слава и ухмыльнулся.

Лера проигнорировала и его, и Яшу. Даже ухом не повела, как будто их в машине и не было.

– А чего так сурово? – спросил Ваня.

Лера продолжала молчать.

– Семен, я что-то не понял, кто у нас за старшего – ты или как?

– Семен?! – Лера резко обернулась, бросила на него едкий взгляд и быстро вернулась в исходное положение.

– Здесь я Семен. – Ему ничего не оставалось, кроме как развести руками.

– И я здесь не Лера.

– Нелера?.. А меня Слава зовут!

– Нелера рядом с тобой едет. А я – Надежда Александровна.

– Или просто Надя. – Ваня улыбнулся.

– Надежда Александровна!

– А где ваша шляпа, Надежда Александровна? – спросил Слава.

– Какая шляпа?

– Да вот такая. – Слава просунул между сиденьями свою шляпу с противомоскитной сеткой. – От комаров.

– Зачем? – осведомилась Лера-Надя.

– Зачем?!.. А это чтобы вы так Надеждой Александровной и остались. А без шляпы быстро станете просто Надей. С распухшей Александровной. – Слава обвел рукой свое лицо.

– У вас тут все такие юмористы? – спросила Надя.

– Он прав, – сказал Семен и протянул ей баллончик с аэрозолем, но, в отличие от Славы, обратно забирать не стал. – Здесь, в тайге, не комары, а летающие крокодилы.