Сахран Дюжая
Приключения Фараона

Приключения Фараона
Сахран Дюжая

Книга «Приключения Фараона» написана не только для детей, но и для их родителей. В ней заложены, казалось бы, самые обычные и с тем же самые непостижимые жизненные мудрости. Мудрости, которые с одной стороны знают все, но которые так далеки и недоступны многим из нас. И даже взрослым. Тем интереснее и захватывающе будет читать книгу ребёнку.

Приключения Фараона

Сахран Дюжая

У каждого живого существа есть кто-то, кто любит его.

© Сахран Дюжая, 2019

ISBN 978-5-4496-6517-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава первая

Мне был всего один месяц от роду, когда я появился в этой замечательной семье. Но тогда я еще ничего не понимал. Не понимал, что мои хозяева – мои мама и папа – самые замечательные люди на свете. Да и того, что я слишком мал, я еще не понимал. Мне было тепло, хорошо, уютно, весело. Целыми днями я бегал по дому. Уплетал самые разные вкусности, которыми мама меня кормила с ладошки, нежно поглаживая по ушкам. У меня было много свободного времени, которое я проводил в сражениях с монстрами, и, конечно же, побеждал. Так, каждый вечер я набрасывался на черную лохматую штуку, которой мама водила по полу, хватал ее и разгрызал, как мне казалось, на мелкие кусочки. После чего папа поднимал меня на руки высоко над своей головой, затем ставил на кресло, где я мог одной лапой упереться о подушку и гордо смотреть вокруг. «Мамочка, посмотри, наш малыш – настоящий Фараон», – в этот момент произносил папа. На что я вообще никак не реагировали. Кто такой Фараон, я не понимал, как и папиных слов. Не понимал и, конечно же, не ценил. Потому что и этого я не понимал.

День за днем проходили в тепле, заботе и ласке. По утрам и вечерам мы с мамой выходили на улицу, где такие же высокие люди, как и мама, постоянно меня гладили и пытались меня обнять. Что совершенно мне не нравилось.

– Ути-пути, какой хорошенький щенок мопса, – пищала какая-то носатая тётя, протягивая ко мне свои костлявые пальцы. «Хм? Может, откусить ей эти пальцы, чтобы она их ко мне не тянула. Или чтобы тянула, но не ко мне», – подумал я тогда и схватил наглую тётку за указательный. – А-а-а-а-а, – застонала она. – Что у вас за злая собака. Уберите. Иначе будете оплачивать лечение.

– Милая дама, – ласково стала объяснять мама. – Моему щенку только-только исполнилось четыре месяца. Это мопс. У него зубки еще как у котенка. Посмотрите, на вашем пальце нет и царапины. Да и зачем нужно было без разрешения тянуть пальцы к собаке. Вы не спросили, а значит, виноваты сами. Однако если вдруг проявится царапина и будет нарыв, вот мой телефон. Обязательно позвоните. И мы решим все вопросы, – протянула мама злобной тетке какую-то бумажку.

– Ну, смотрите у меня. Ежели чего, я расскажу своему соседу. У него огромный ротвейлер. Вмиг загрызет твоего Тузика.

Мама лишь улыбнулась на эти слова, и мы снова пошли дальше.

– Малыш мой, – стала она меня гладить, – ты же понимаешь, что так нельзя себя вести. Что люди бывают разными. Многие злые. И многие злые люди специально держат злых собак. И они могут причинить тебе вред. Ты же у меня такой беззащитный комочек. Тебя каждый может обидеть. Я очень тебя люблю. И очень за тебя переживаю, – сказала она мне и нежно потрепала по ушкам. – Э-э-э-э-эх!

Но этих слов я тогда не понимал. А злобная тётка мне казалась всего лишь какой-то очередной темной тряпкой, которую я могу победить в любой момент. А Тузика, которого я вообще не знал в лицо, тем более. Ха!

На следующий день, когда мы снова пошли на прогулку, ох, мы снова встретили ту тетку. Но на этот раз она шла вместе с каким-то мрачным дядькой, который… – О! Кто это? – пытался удержать за ошейник какого-то огромного черного зверя. Его клыки были большими. Изо рта все время брызгали слюни. А глаза у него были ярко-красного цвета.

– Слушайте, вы! – заорал этот странный дядька. – Если этот Тузик еще раз тронет вот эту девочку, – указывая на вчерашнюю тетку, – мой парень загрызет его! Ты меня поняла?

Я не знаю, что тогда должна была понять мама. Но я-то точно понял, что это угрожали ей. И что это чёрное существо с клыками ее должно загрызть.

Я тут же бросился на ее защиту. Но она почему-то схватила меня на руки и побежала прочь. Почему? Я не хочу убегать. Ведь я смогу справиться с этим зверем.

Однако мы удалялись от этого страшилища все дальше и дальше. Но ничего. Этот зубастый, как я понял тогда, ротвейлер схлопочет еще у меня. Я разгрызу его. Я победю его! И мама будет гордиться мной, и папа будет гордиться мной тоже. Я сражусь с ним и порву его, как ту ужасную чёрную тряпку.

Глава вторая

В тот же вечер я быстро нарисовал план, как победить чудовище. Самое сложное, что мне нужно было сделать, – это незаметно сбежать от мамы. Ну, я смогу это провернуть на прогулке. Как только она отпустит меня с поводка и чуть отвлечется, заболтается с кем-нибудь. А дальше все просто: я быстро нахожу ротвейлера, разгрызаю его на мелкие части, как тряпку, через несколько минут весть о храбром Фараоне распространится по всей улице. И все собаки кричат мне: «Герой! Герой!»

План зрел и креп у меня с каждым днем. Я ничего не видел и не хотел знать. Только и ждал удобного момента, чтобы сбежать от мамы. И вот такой момент настал… Ура! Я без поводка. Раздался телефонный звонок, мама вытащила его из сумки и начала что-то там разглядывать. Ага… а вот и высокие кусты. Я тут же рванул в эти заросли и прижался к земле так, чтобы меня не было видно.

Ха! Сейчас она побежит меня искать, я выйду из-за кустов и пойду быстро сражусь с этим чудовищем. И мама даже не успеет и расстроиться.

– Фараон! – раздался громкий крик. – Фараон! Где ты? – мама стала кричать все громче и громче. Как и планировалось, она побежала за угол дома. – Фараон! Где ты?

«Ну что ж, отлично. Пора приступить к дальнейшим действиям», – подумал я тогда и ползком стал выбираться из кустов. Сначала надо вспомнить, с какой стороны шел тот дядька. Если порассуждать, то с какой стороны он шел, скорее всего, именно в той стороне и живет вместе с ним его ротвейлер. Итак, значит, мне надо направляться туда. О-о-о-о! Вон впереди Федя со своим хозяином.

Федя немного странный пес. В том смысле, что он совсем не похож на меня. Он длинный, точнее так: у него короткие лапы, но длинное туловище и длинный нос. Мама говорила, что это потому, что он такса. Странно, почему он такса, а его папа любит его так же, как мой меня? Ведь он такса. Тогда мне было сложно найти ответ на этот вопрос. Как и на тот, почему Масю, которая с нами иногда гуляет, и которая ну очень короткая и которая называется чихуахуа, тоже любят. Почему любят странного той-терьера на тоненьких лапках Бруню, а его друга Кешу любят ещё больше. Они больше походили на паучков, чем на меня. В общем, по поводу любви у меня тогда было много вопросов и недопониманий.

А к чему это я все? Да, в общем, несмотря на свой длинный нос и на свое длинное туловище, такса Федя был очень милым псом. Прикольным. И большим всезнайкой. Складывалось такое ощущение, что он знает ответы на любые вопросы. Мы могли с ним резвиться часами и не уставать.

– Федя, – позвал я шепотом своего друга. Тот обернулся, но никого не увидел. Оно и понятно, ведь я спрятался в траве. – Федя, ползи сюда! – снова прошептал я.

И тут он меня наконец-то заметил.

– Фарик? Ты что тут делаешь? И где твоя мама? Почему ты один?

– Меньше вопросов, брателла. Я сегодня иду надрать хвост черному ротвейлеру, которым пугают всех наших хозяев. Сегодня ему мало не покажется. Кстати, не знаешь, где он живет?

– Вот это ты храбрец, Фараон. Я бы никогда не решился. Но ты не боишься, что твоя мама тебя отругает?

– Ха! Уже через пару часов я вернусь с победой, и мама будет мной гордиться. Я приволоку этого черного дьявола сюда, как тряпку.

– Ну ты и храбрец. Но я не знаю, где он живет. Но точно может знать Мася. Чихуа.

– Откуда эта кнопка может обладать такими сведениями? Она же выше бордюра ничего не видит.

– Да. Но ты же знаешь, что она растет вместе с огромными догами Дымой и Варей, которых считает своими сёстрами. А они высоко и далеко все видят.

– Точно. Как я сам не догадался. Дыма и Варя, два огромных дога из соседнего двора. Но одного не понимаю: за что любят этих двух долговязых девчонок?!

– Зря ты их считаешь долговязыми. Они красивы. Они высокие. Вот бы мне такой рост, – и Федя вдруг погрузился в какое-то мечтание.

– Кто? Одна серая лошадь, а другая пятнистая, как дерево береза. А ходят они как? Топают. Аж земля дрожит, а с ротвейлером разобраться не могут. Вот я и им покажу сегодня, на что я способен. Спасибо, дружище. Пойду к ним.

– Зря ты о них так думаешь, они очень умные и воспитанные собаки. Говорят, элитные и ходят на какие-то выставки, откуда приносят на шее блестящие красивые кружочки, – попытался мне втолковать Федя, но я его уже не слушал. Я уже вовсю бежал в соседний двор к Дыме и Варе, чтобы узнать то, что интересует меня. Да и подумаешь – какие-то блестящие кружочки они приносят. А разобраться с ротвейлером не могут. Вот я с ним разберусь, обо мне все узнают и у меня сразу будет десять, нет, двадцать таких блестящих кружочков на шее.

Но… только я хотел уже перебежать дорогу в соседний двор, как снова раздались крики:

– Фараон!!!

Это кричала мама. Я тут же ринулся в кусты и притих. Мама приближалась. Из глаз ее текли слезы. Мне стало неприятно, что она плачет, но мысль о том, как она обрадуется, когда узнает, что я победил ротвейлера, остановила меня ринуться к ней в объятия. «Сначала победа, в потом все остальное», – подумал я и медленно и скрытно стал отползать в соседний двор.

«Динь-дилинь-дилинь», – послышался звук колокольчика. А вот и Мася. Ей хозяйка зачем-то повесила на шею эту странную штуковину, и теперь все узнают Масю издалека. Как хорошо, что у меня нет на шее такой штуковины. Иначе я не смог бы убежать от мамы.

– Мася! Мася! Сюда! – постарался я шептать так, чтобы она меня услышала, но чтобы и не рассекретить себя.

– Привет-привет, Фарик. Что ты тут делаешь? И где твоя мама?

– Мася, я сегодня иду разобраться с черным ротвейлером… – не успел договорить я, как Мася зацыкала.
this