Филип Жисе
Искусство путешествовать

Искусство путешествовать
Филип Жисе

Путешествовать. Существует ли что-то более захватывающее и интересное в жизни? Посетить новые страны, познакомиться с иной культурой, другими народами, увидеть собственными глазами достопримечательности, о которых когда-то читал, видел по телевизору или в интернете. Сегодня об этом мечтает едва ли не каждый. И даже больше. Едва ли не каждый, при наличии времени и денег готов сегодня собрать вещи и отправиться в… А вот здесь начинается самое интересное. Является ли ваша поездка обычной туристической поездкой или настоящим путешествием? Наука туризма утверждает, что путешествие и туристическая поездка – это одно и то же. Автор же данной книги, подкрепляя свои слова личным опытом и опытом путешественников прошлого, убеждён в том, что путешествие и туризм – это всё же разные вещи. Как и не одно и то же путешественник и турист. Этот первый в своём роде уникальный учебник по путешествию не только раскрывает различия, существующие между путешествием и туризмом, путешественником и туристом, но и учит быть настоящим путешественником. Для тех, кто хотел бы однажды отправиться в настоящее путешествие, эта книга может оказаться незаменимым помощником. Впрочем, как и для тех, кто готов удовлетвориться туризмом.

Филип Жисе

Искусство путешествовать

Путешественникам прошлого, настоящего и будущего

Предисловие

Сегодня путешествовать модно. Пропаганда успешной жизни, выплескивающаяся на простого обывателя из телевизора, подразумевает частично и путешествия как неотъемлемую часть такой жизни. Если вы спросите представителя современного молодого и не очень поколения, нравится ли ему или хотел бы он путешествовать, ответ будет более чем эмоциональным: «Конечно! Обожаю!» или «Конечно! Очень хотелось бы!»

Когда-то я тоже любил «путешествовать». Две недели пляжного отдыха в Турции, две недели поездок на автобусе по Восточной Европе. Я бы так никогда и не узнал, что представляет собой настоящее путешествие, если бы однажды, а именно четыре года назад, не купил билет на самолёт в одну сторону и не улетел в Доминиканскую республику на поиски своего счастья в Латинской Америке. Поездка, грозившая стать обычной сменой места жительства, впоследствии превратилась в самую большую авантюру в моей жизни. Более десяти тысяч километров одного только автостопа, более тридцати тысяч видео и фотографий, сотни посещённых городов и городков, увиденных всевозможных достопримечательностей в Аргентине, Парагвае, Боливии, Чили, Перу, Эквадоре и Бразилии.

За последние годы я провёл в дороге больше времени, чем за всё-то время, что прожил на территории страны, где родился и вырос – на Украине. А это более тридцати лет. Некогда юрист по образованию, главный специалист Министерства юстиции Украины, любивший комфорт и уют современной жизни цивилизованного общества, превратился в латиноамериканского «бродягу», не брезгующего ночёвками не только на автовокзалах, но и на улице. Голод и холод. Жара и жажда. И небольшой рюкзак за плечом.

Жизнь в дороге открыла мне глаза на многое, в том числе на то, что такое путешествие. Истины, содержащиеся в этой книге, подтверждены не только моим опытом, но и опытом многих путешественников прошлого – всех тех, для кого дорога стала домом родным, если и не навсегда, то на долгий период времени.

Эта книга – результат моих скитаний по Южной Америке. Между тем, это не автобиография, как могло бы показаться на первый взгляд. Изначально у меня было желание написать книгу о путешествиях, в первую очередь рассказать об отличиях путешествия от туристической поездки, а путешественника от туриста. Ситуация, которая сегодня сложилась в современном мире, когда каждый второй называет себя путешественником просто потому, что совершает ту или иную поездку за границу, казалась мне несправедливой, несправедливой по отношению к путешественникам прошлого, тем, кто за право называться путешественником проливал свои пот и кровь, а иногда и расставался с жизнью.

Но, взявшись за книгу, я увлёкся настолько, что в итоге она стала больше, чем просто книга о путешествиях – превратилась в самый настоящий и первый в своём роде учебник по путешествию. Здесь достаточно внимания уделено теории путешествия, но ещё больше – его практике, а именно – подготовке и реализации путешествия. При этом при написании книги я руководствовался не только своим опытом, полученным за время своих путешествий по Южной Америке, но и, как говорил, опытом путешественников прошлого.

Надеюсь «Искусство путешествовать» окажется не только интересным чтивом, но и полезным. Кто-то из читателей, возможно, согласится с точкой зрения на путешествие, изложенное в этой книге. Кто-то – нет. Как бы то ни было, надеюсь, книга не оставит равнодушным никого. Любые пожелания и замечания оставляйте у меня на страничках в инстаграме (philipzhise и philipzhise. travel) или отсылайте на электронную почту philipzhise@gmail.com. Приятного чтения.

Часть 1. Теория путешествий

Глава 1. Начало

Движение – основа жизни. Без него нет изменений, нет прогресса. Нет развития в целом. Должно быть, именно этот принцип заложила природа в свое дитя – человека. Испокон веков человеческое существо, впрочем, как и многие другие организмы, было запрограммировано природой на движение. Как результат, за двести тысяч лет своего существования Homo Sapiens распространился по всей планете и превратился в доминирующий вид. Но до этого момента в своей истории ему пришлось проделать долгий путь собственного развития, развития, которое, по большому счёту, происходило на небольшой территории, и исключавшее необходимость значительных территориальных перемещений.

Стоит заметить, что добыча пропитания на начальном этапе развития далекого предка рода Homo, гоминида, была главным и единственным мотивом, побуждавшим его к движению, движению ради выживания. Собирательство стало первым, но не последним способом добычи пропитания.

На этом этапе своего развития гоминид был зависим от любых климатических изменений. И это было неудивительно, ибо пища, которой он питался, была растительного происхождения, сверхчувствительная к неблагоприятным изменениям в окружающей среде. Благо, количество гоминидов было невелико, пищи хватало всем. Необходимость в перемещении на большие дистанции отсутствовала. Да и ему было бы трудно это делать, учитывая строение тела, которое значительно отличалось от строения тела его потомка, представителя рода Homo, в том числе и нас с вами. Для жизни, которая в основном происходила в кронах деревьев, ему не было нужды быть полностью прямоходящим существом, так как в этом случае прямохождение было бы обузой, но никак не достоинством. Именно поэтому предок рода Homo в этот период своего развития мало чем отличался от современного шимпанзе: короткое туловище, четыре конечности, равным образом привычные к хватательным действиям, которыми он и помогал себе при передвижении по земле.

Десять миллионов лет назад произошло событие, заставившее эволюцию гоминида пойти иным путем, путем, навсегда изменившим не только нашего далекого предка, но и мир, в котором он жил.

Десять миллионов лет назад на Земле произошло похолодание климата. Территории, занятые лесами, сократились. Площадь равнин, полупустынь, наоборот, увеличилась. Многие виды животных погибли. Не меньше их погибло уже после, когда начали гибнуть растения, требующие солнечного света для собственной жизнедеятельности, и для которых они являлись главным источником питания. Вслед за травоядными животными начали гибнуть и хищники.

Можно предположить, что на этом этапе своего развития гоминиду было несладко. Большинство гоминидов погибло. Основной источник питания – растительность – стала полностью или частично недоступной. Новые, экстремальные для гоминида условия жизни ускорили его эволюцию. Вынудили искать новые источники пропитания. Главным из них стало мясо. Так гоминид открыл для себя ещё один способ добычи пропитания – охоту (в этот тяжёлый для гоминида период времени он, вероятно, не брезговал падалью и каннибализмом). Во время охоты ему нередко необходимо было преодолевать расстояния значительно большие, чем ранее, в поисках того или иного животного или преследуя его. Передвижение на четвереньках или с не совсем полным прямохождением стало для него проклятием: найти, выследить, не говоря уже о том, чтобы догнать жертву существу, передвигавшемуся таким способом, было довольно-таки сложно. К тому же, из-за своего способа передвижения ему явно было бы трудно заметить и тем более убежать от хищника, испытывавшего не менее сильное желание выжить. Особенно на открытой равнине с небольшими кустарниками и редкими деревьями.

Прямохождение в этом случае было выходом: увидеть жертву или подкрадывающегося к тебе хищника можно было издалека. Шансы на выживание увеличивались. Именно этот способ передвижения и выбрала эволюция для совершенствования гоминида. Впрочем, здесь стоит заметить, что часть гоминидов, вероятно, та, которой все же удалось сохраниться в поредевших лесах, не приобрела новый способ передвижения, навсегда оставшись прикованной к деревьям, как и их современные потомки – шимпанзе, гиббоны, орангутанги.

Прямохождение стало не только возможностью продлить свою жизнь, но и позволило гоминиду, и особенно его потомку – представителю рода Homo, увеличить ареал обитания. Постепенно он распространился по всей планете. Перемещение стало неотъемлемой частью жизни последующих представителей рода Homo, жизненной необходимостью, от которой зависело их выживание как рода, их дальнейшее развитие.

* * *

Данакиль. Место, где были обнаружены кости славноизвестной Люси.

Эта впадина в северной части Афарской котловины на границе Эфиопии и Эритреи считается потенциальной прародиной гоминидов. Помимо всего прочего, это, к тому же, и самое жаркое место на планете. Дожди здесь отсутствуют большую часть года. Климат Афарской котловины жаркий и засушливый. Количество осадков за год не более 200 мм. Единственная река – река Аваш, которая пересыхает в засушливые годы и рассыпается на цепь солёных озёр, немного не достигая Индийского океана. На территории впадины также находится несколько вулканов – Аялу, Даллол, Эрта Але и другие. Высокая температура, низкая влажность, извергающиеся вулканы, ядовитые испарения, озёра из нефти и серной кислоты. Ужасное место для жизни, но, вполне вероятно, что именно отсюда гоминид и его последующий потомок из рода Homo, Homo Habilis – человек умелый, начал свой путь по планете. И, по всей видимости, именно тяжёлые условия жизни вынудили его отправиться в этот путь. Движимый инстинктом выживания, наш далёкий предок был вынужден уйти с насиженного места в поисках новых источников пропитания и/или воды, более благоприятных для жизни условий в целом, тем самым положив начало миграциям представителей рода Homo, их перемещениям на большие расстояния. Впрочем, это ещё был не человек, не Homo sapiens, не наш прямой предок. Но, вероятно, таким было начало. Впрочем, было и продолжение.

Глава 2. Движение ради выживания

Прошли десятки, многие десятки тысяч лет. Мир изменился. Изменился и тот, чей далёкий предок покинул некогда негостеприимный Данакиль. Тело его выпрямилось окончательно, волосяной покров существенно уменьшился, мозг увеличился, череп округлился, размеры лица уменьшились. На исторической арене появился Homo sapiens, человек разумный. Но до этого…

Около семидесяти пяти тысяч лет назад произошло событие, которое дало начало появлению человека разумного, тем самым изменившее мир, будущее планеты в целом. Именно в этот период времени, во время последней ледниковой эпохи произошло извержение предположительно супервулкана Тоба в Индонезии. Плотные облака вулканического пепла поднялись в воздух, тем самым препятствуя проникновению солнечного света к поверхности земли. Мир на многие годы оказался в условиях вулканической зимы. После извержения на планете ещё больше похолодало. Средняя температура понизилась, что не могло не сказаться негативно на популяции людей, предков всего современного человечества. Не более десяти тысяч человек. Вполне вероятно, что именно таким (из ста тысяч) было количество тех, кто пережил последовавшее за суперизвержением похолодание, тех, кто стал впоследствии нашим непосредственным предком. Возможно, что именно в это время эта «горстка» людей и покинула Африку, нашу предполагаемую родину, чтобы по прошествии тысячелетий заселить едва ли не весь мир. Азия. После Европа, Австралия и в самом конце Америка. Перемещение на очень большие расстояния стало обычной практикой человека. Поиски источников пропитания и воды (изменения условий окружающей среды) были, как и у его предка тысячи лет назад, главными мотивами, заставляющими сниматься с насиженного места и отправляться, нередко, в долгий и опасный путь.

Миграции в поисках иных, как правило, лучших условий для жизни стали первыми «путешествиями» человека. Эти миграции практически ничем не отличались от миграций животных, часто даже от них зависели. Впрочем, на то время жизнь первых представителей Homo Sapiens также была больше животной, чем человеческой: выживание являлось главным мотивом жизни, поэтому добыча пропитания и рождение потомства относились к основным формам жизнедеятельности первых Homo Sapiens. Хотя справедливости ради стоит заметить, что уже тогда и даже раньше (начиная с Homo Habilis) человек пытался творить. Впервые это отразилось, конечно же, на изготовлении каменных орудий труда.

По мере развития человеческого существа, зарождения и усложнения социальных форм взаимодействия, в его жизни начали появляться и другие причины, побуждавшие того отправляться в путь. Одной из таких причин была торговля. Возникновение торговли, товарного обмена часто связывают с разделением труда, возникшего на основе специализации человеческой деятельности.

Дело в том, что изначально люди жили небольшими группами, возникавшими, в первую очередь, на основе кровнородственных отношений. Такие группы получили название родовых общин (у животных такие родовые общины нередко имеют собственные названия: стая у волков или прайд у львов). Мужчины, в силу наличия большей физической силы, изначально больше внимания уделяли охоте, женщины и дети – собирательству. Это естественное положение вещей в первобытном обществе стало начальной формой разделения труда. Впрочем, не только этого. По большому счёту также и того, что мужчина стал главным добытчиком пропитания, и причина этого была очевидна и интуитивно понятна даже первобытному человеку – мясо насыщает лучше, чем растительная пища. В то время это было особенно актуально, если учесть, что жизнь и развитие первобытного человека проходили в последнюю ледниковую эпоху (оледенение началось около 110 тысяч лет тому назад и окончилось около 9700 г. до н. э.).

Безусловно, одна родовая община никогда не была изолирована от других. Мужчины для продолжения рода часто искали (вероятно, и совершая кражи) женщин в других группах, таким образом избегая кровосмешения, негативно сказывавшегося на будущем потомства. Вполне вероятно, между такими группами нередко происходили и стычки за обладание ресурсами, необходимыми для выживания, как-то: пища, вода или та же женщина. Но в мирное время не менее вероятно было и то, что родовые общины, а после и племена – как результат их объединения, занимались и товарообменом поначалу, и торговлей впоследствии.

Как отмечал немецкий учёный Рихард Хенниг в введении первого тома своего известного четырехтомного труда «Неведомые земли»: «Даже на самых низших ступенях культуры существовала известная, весьма ограниченная потребность в обмене, а следовательно, и в торговле, преимущественно для получения необходимых минералов: камня, хорошо поддающегося обработке и пригодного для изготовления орудий труда, и оружия (особенно кремния, ограниченная „торговля“ которым велась ещё за 12 тыс. лет до н. э.)».

Соль, янтарь, кремень, раковины. Первобытные торговцы-менялы передвигались по тропам древнего мира, доставляя товары из одного места в другое, при этом нередко преодолевая значительные расстояния. Так, постепенно неизведанные земли переставали быть таковыми. Именно торговцы помимо всего прочего стали посредниками не только товарного, но и культурного обмена между племенами. Они были первыми землепроходцами, первыми из тех, кто обладал пусть даже минимальными знаниями о мире, о его границах, о других людях, их привычках и обычаях.

Около десяти тысяч лет назад произошло событие, навсегда изменившее образ жизни человека, превратило его из «активного» деятеля – охотника и собирателя в «пассивного» созерцателя – землепашца и животновода: началась неолитическая революция, человек начал осваивать сельское хозяйство. С развитием земледелия, формированием крупных поселений, перемещение на длительные расстояния перестало быть для человека жизненной необходимостью и перешло в разряд моментов, не связанных с выживанием. Теперь человеку не было нужды проводить долгое время в дороге в поисках пропитания, при этом голодать и подвергаться различным опасностям со стороны хищников или соперничающих за ресурсы общин и племен. Его жизнь коренным образом изменилась. Человек занялся одомашниванием и культивацией растений, которые, быть может, давали ему меньше белка, чем мясо, а между тем привнесли в его жизнь больше стабильности. Теперь он мог даже запасать еду впрок, а излишки обменивать (впоследствии продавать) на необходимые вещи. Теперь человек из приспосабливающегося к окружающим условиям вида превратился в вид, изменяющий их под свои потребности, тем самым сделал первый шаг к будущему владычеству над миром, заняв верхнюю ступеньку в пищевой цепочке.

На протяжении веков оседлая жизнь человека была доминирующей. Для основной массы людей прошлого «путешествия» ограничивались передвижением по родному поселению или поездкой по близлежащим населенным пунктам. Ежедневные заботы о хлебе насущном, семье, нередко многочисленном потомстве, отсутствие свободных финансовых средств, достаточного свободного времени, да и просто наличие узкого кругозора, ограничивающего мир простого обывателя стенами собственного дома, города, страны – не позволяли ему совершать какие-либо значительные перемещения в пространстве. Нередко вся жизнь человека проходила в пределах одного поселения. Здесь он рождался. Здесь он жил. Здесь он и умирал. Часто даже не задумываясь о том, что его родное поселение далеко не единственное на планете, что мир – это нечто большее, чем провинция, область и даже целая страна.

И все же для некоторых слоёв нарождающегося цивилизованного общества перемещение на дальние дистанции оставалось важной частью их жизни:

– тех, кто располагал значительными финансами, в том числе необходимыми и для совершения поездки: правители, дворцовые вельможи, чиновники, торговцы;

– те, кто действовал по их поручению и, как правило, за их же счёт (целая плеяда первооткрывателей прошлого путешествовала именно так, на деньги своих высокопоставленных спонсоров);

– те, у кого этот вид деятельности был тесно связан с заработком, являлся частью их профессиональной деятельности: моряки, торговцы, военные, охотники;

– те, чьи условия жизни зависели от климатических изменений или миграции животных, в связи с чем им приходилось часто перемещаться: кочующие племена;

– те, кто не был обременён заботами о семье, впрочем, и какими-либо иными мирскими заботами: философы, поэты, учителя, проповедники, пилигримы, миссионеры, да и просто бродяги и иные авантюристы.

На протяжении веков всегда были те, кто покидал родной дом и отправлялся в путь по только им известным причинам.

Глава 3. От путешествий прошлого к туризму настоящего

Когда человек начал путешествовать? Если следовать определению, данному, например, в Новом толково-словообразовательном словаре русского языка под редакцией Т. Ф. Ефремовой, а именно: «путешествовать – совершать путешествие (там же, путешествие – поездка или передвижение пешком, обычно далеко от своего постоянного местопребывания)», то ответить на этот вопрос довольно-таки легко, а именно – издавна. Достаточно вспомнить о многочисленных миграциях древнего человека. Можно сказать, что уже древний Homo Sapiens и его ещё более древний пращур, гоминид, путешествовали.

Но насколько верным будет такой ответ? Можно ли назвать перемещение гоминида (древнего Homo Sapiens), даже на большое расстояние, путешествием? Или, вот, миграция антилопы гну в Африке – настолько масштабная, что получила название Великой. Можно ли её назвать путешествием гну по Африке?

По всей видимости, нет. И дело не только, да и не столько в том, что совершают это перемещение в пространстве животные, сколько в главной цели любого путешествия, а именно – в познании, ознакомлении с новым для себя местом, изучении его особенностей, исследовании местности. Трудно представить себе антилопу гну, совершающую перемещение от кратера вулкана Нгоронгоро в Танзании к заповеднику Масаи Мара в Кении с ознакомительными целями. Аналогично в отношении древнего Homo Sapiens. Главной целью миграции нашего далекого предка был поиск иных (лучших) условий жизни, к примеру, мест с большим количеством пищи, но уж никак не знакомство с новым для себя местом (конечно, стоит признать, что во время миграции происходит некоторое ознакомление с местностью, но это не является основой перемещения, а лишь дополнением). В связи с этим довольно затруднительно отнести к путешествиям и передвижение, например, торговцев прошлого, караваны которых нередко преодолевали значительные расстояния. Но торговцев мало что интересовало помимо продажи/покупки товара, получения прибыли. О познании, в большинстве случаев, речи быть не могло. И всё же стоит заметить, что на протяжении столетий и даже тысячелетий торговля была едва ли не главным мотивом, побуждавшим человека сниматься с насиженного места и отправляться в далёкий путь. И даже после экономические мотивы, если и не напрямую, то косвенно, очень часто являлись причиной организации многих путешествий будущего, например, экспедиций в Эпоху Великих географических открытий.

Первым наиболее приближенным к полноценному путешествию мероприятием (к слову сказать, в его основе как раз находились экономические мотивы), о котором доподлинно что-либо известно, было плавание, точнее морская экспедиция, организованная египетской царицей Хатшепсут в Пунт во втором тысячелетии до нашей эры. «Разведать дорогу в Пунт», чтобы привезти оттуда мирру – растение, которое в Древнем Египте из-за его благоухания часто использовали в религиозных целях.

Известно путешествие китайского царя Му Вана в I тысячелетии до н. э. в пустыню Гоби. Его можно считать первым человеком, который сознательно отправился в дорогу с познавательными целями.