Ник Перумов
Эльфийская стража

«Хорошо, – твёрдо сказал Лемех. – Так – значит, так. Больше Гриня не подойдёт к тебе, можешь быть уверена. Я за это тебе ручаюсь».

«Не зарекайся раньше времени», – предупредила эльфийка и умолкла.

Лемех повернулся к ней спиной и вернулся в дом – досыпать, хотя, понятное дело, какой уж тут сон!

Наутро, с зарёй, едва только заимка Лемеха проснулась, хозяин строго-настрого наказал всем не спускать с Грини глаз, чуть что – звать его, Лемеха, а к раненой – не подходить, считать как зачумлённую.

– Не беспокойсь, батюшка, я от брата не отойду, – посулился Ариша.

Этот день, и следующий, и ещё один прошли вроде б как спокойно. Никто не завывал ночью под воротами, не схватывалась с мелким зверьём свора Найды, не приходилось Лемеху с сыновьями и другими мужиками хвататься за топоры и рогатины. Даже обычного июльского набега одомарей, когда-то домашних духов, но – бродячих, одичавших и давно уже обзаведшихся чем-то вроде тела, слепленного из всякого лесного сора, – даже этого набега, по которому, бывало, дни можно было отмечать, так и не дождались. Гриню стерегли пуще глаза – парнишка сперва бунтовал, возмущался, но потом притих и сделался как-то уж больно подозрительно послушен. А Лемех с нетерпением ждал осенней ярмарки – путь не близок, почти сотня верст, куда дальше их обычного торжища, зато на дальнюю ярмарку каждый год приезжал старенький уже маг-доглядчик, в самом Ордосе выучившийся. Ему-то он, Лемех, и покажет Гриню. Чем в Лес отпускать, пусть уж лучше и впрямь на мага полноправного учится!

Борозда все эти дни лежала словно неживая. Кукла куклой; к ней привыкли и почти перестали замечать.

Между делом побывали и на сгоревшей заимке соседа Бороды – не нашли там никого и ничего. Дом, сараи, амбары, хлева – всё сгорело дотла, а погорельцы, если кто остался в живых, видно, решили податься в иные места.

В этот поход Лемех взял с собой Гриню, не без тайной надежды, что парень одумается – да только куда там! Мальчишка на пожарище даже смотреть не стал.

И никто ничего не слышал про канувшую безвестно Зарёнку.

Миновал июль, август подступил, вот-вот пора браться за жатву. Хлеба поднялись на славу, избегли и суховеев, и мокрени – жни да радуйся.

А гостей из Зачарованного Леса всё не было и не было…

Первая седмица августа промелькнула за привычными делами, как день один. Ариша ходил за Гриней следом как привязанный, даже в месте отхожем не оставлял одного – хоть за это Лемех мог быть спокоен.

А потом…

Ночь опять выдалась тревожная, Найда беспокоилась ещё с вечера, но ничего толком сказать не могла. То ли нечисть новая, то ли гости под магией своей – кто знает? Вечером, ложась спать, Лемех строго-настрого наказал Арише не раздеваться и быть готовым, буде что, к драке.

Глухой ночной порой, когда даже домовик спит-почивает, переделав всю свою многотрудную работу, Лемех внезапно проснулся. Спать хотелось мучительно, глаза слипались, под веки, как говорится, словно кто песка насыпал, голова гудела, точно после доброй попойки, и прорывался Лемех через тенета сна с трудом – он-то, издавна привыкший вскакивать чуть что, словно и не спавши!

Жена спала рядом тяжким, беспробудным сном, вздыхала, стонала – видно, одолевали дурные видения.

Наскоро прошептав над ней пару отгоняющих тревогу заговоров, Лемех заставил себя одеться. Руки сами собой схватили с вечера положенную у изголовья секиру – видавшую виды, с ней молодой тогда ещё Лемех гулял по Эвиалу вместе с «Весельчаками».

Двери не хотели открываться, высокие пороги зловредно лезли под ноги, косяки, казалось, хотели вырваться из стен и толкнуть в бок – дом тяжело кряхтел, придавленный, словно неподъёмной тяжестью, чужим волшебством.

Последний засов Лемеху пришлось чуть ли не вырывать из гнезд. Железо словно вросло в скобу; и только мощные, словно кузнечные клещи, руки Лемеха сумели-таки превозмочь враждебную волю, что прокралась в эти часы под его крышу.

Он очутился на крыльце – и замер. Ночь выдалась лунная и светлая, Лемех четко видел раскинутый эльфами тент, неподвижную фигуру на носилках – и две застывшие фигуры рядом с ней. Две, а не одну!

– Ариша… – выдохнул Лемех. Чего-чего, а этого он не ожидал!..

Разумеется, эльфийка почувствовала его присутствие тотчас. Нечего было и рассчитывать укрыться от злоокой чаровницы.

– Ну что, видел? – насмешливо сказала Борозда. – Не хотел послать со мной одного сына – теперь двое уйдут! Нам такие богатыри, как Ариша, тоже нужны. – И – уже обращаясь к старшему Лемехову сыну: – Не кручинься, Ариша, у нас в Лесу красавиц много, никто тебе не откажет… Найдёшь ещё себе по сердцу!

Лемех ничего не ответил. Вскинул секиру и мягко шагнул вперёд – словно наяву чувствуя за спиной и с боков топот своей роты, слыша лязг плотно сдвинутых щитов и рёв сотен глоток: «Давии-и-и!!!..».

«Ты убьёшь их обоих? Или меня, нарушив закон гостеприимства?» – вновь переходя на мыслеречь, насмешливо спросила эльфийка.

Ариша стал поворачиваться навстречу отцу – медленно и неуверенно, словно во сне. Гриня – тот, напротив, отскочил в сторону, легко и ловко. Опрометью бросился отпирать ворота – однако тут навстречу ему метнулась Найда. За предводительницей со всех сторон посыпалась её свора – оскаленные клыки, вздыбленные загривки, горящие зелёные глаза могучих псов, не страшившихся даже медведей.

Гриня взвизгнул, подхватил длинный кол, широко размахнулся – Найда молнией поднырнула под лесину, прыгнула, сбив парня наземь.

«Оставь его! – крикнул Лемех. – Оставь, кому говорят!»

Сам Лемех тоже остановился, опустив топор. Ариша шёл на него, растопырив руки, словно слепой. Можно сшибить с ног, можно оглушить древком, можно… многое мог бы придумать бывалый наёмник, однако Лемех стал внезапно пятиться обратно к крыльцу. Повинуясь слову хозяина, отступала и Найда, ворча, уводила с собой всю свору.

Эльфийка насмешливо молчала. Именно насмешливо, Лемех готов был поклясться, что сейчас эта стерва ехидно улыбается про себя.

Поднявшийся с земли Гриня справился наконец с засовом. Ариша остановился, не говоря ни слова, повернулся. Братья подняли носилки и зашагали к воротам.

«Хозяин!» – взвыла в отчаянии Найда.

«Пусть идут», – ответил Лемех. Стали в его голосе хватило бы на целую роту.

Братья скрылись в ночной тьме, точно канув в непроглядную воду.

«За ними! – коротко скомандовал собаке Лемех. – Да чтобы и эльф не заметил!»

Найда ринулась в ворота – даже хозяин не смог разглядеть её броска.

А сам Лемех медленно потащился обратно в дом – думать, что скажет на рассвете проснувшейся жене.

* * *

Найда вернулась к вечеру. Жена Лемеха всё ещё рыдала в спальне, а сам хозяин встретил собаку у ворот. Встретил спокойный, в походной кожаной куртке, с мешком за плечами, в высоких сапогах, которые надевал, отправляясь бить уток на дальние болота.

Всё осталось позади. И душераздирающие крики жены «на кого ж ты нас оставляешь!», и слёзы прочих домашних, по очереди падавших хозяину в ноги и умолявших его отказаться от гибельной затеи. Лемех ничего и никому так и не ответил. Зато сейчас он стоял, собравшись вроде б и не на охоту, но и не на войну – доспехи, шлем так и остались в кладовке. Из оружия Лемех взял с собой всё ту же секиру да длинный охотничий лук. За спиной, однако же, приторочен был здоровенный, обитый медью боевой арбалет, самострел, прошедший с Лемехом в своё время всю долгую кампанию «Весельчаков Арпаго» в Кинте Ближнем, на границе Змеиных Лесов.

Оружие не на зверя, на человека. Ну, или на эльфа.

И не хотел воевать, а вот ведь, пришлось. И где! Думал, убегу, думал, тишину обрету после стольких лет службы… Какое там. Давай, давай, Лемех, шевели ногами, толкай землю от себя, так, что всё выше и выше поднимается стена эльфийского леса, выше и ближе…

И всё ближе твоя последняя война, Лемех.

Привели коней. Не одного, не пару – троих. Лучше всего, конечно, с шестёркой отправиться – каждому из сыновей и ему самому по заводному, – но такого богатства у хозяина хутора не сыскалось.

Путь его лежал на северо-запад, заходящее солнце светило прямо в глаза, и бывалый наёмник неосознанно выбирал укромные, потайные тропы, пробираясь заросшими ложбинами и оврагами, не торопясь и щадя силы коней. Без Найды, конечно, он бы мгновенно заплутал в изрезанном балками густом низколесье, что лежало за пределами круга возделанных его руками полей, – ночь выдалась безлунная и беззвёздная, закатный пламень догорал, ночь наваливалась всей тяжкой, неподъёмной тушей, норовя задавить, задушить, словно подушкой.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу