Елена Гетера
Тайны и символы «Агаты Кристи». Исследование творчества культовой рок-группы

Тайны и символы «Агаты Кристи». Исследование творчества культовой рок-группы
Елена Гетера

«Агата Кристи» – культовая российская рок-группа, совершившая переворот на российской рок-сцене.Однако кто может сказать, о чем тексты «Агаты Кристи?» Музыкальные критики в недоумении. Повлияла ли личная жизнь братьев и тяга к наркотикам на тексты песен? Из-за чего распалась популярная группа?Наркотики, разврат, тяга к насилию – все это нашло отражение в бессмертных текстах песен «Агаты Кристи». Впервые публикуется подробный анализ всех альбомов группы.

Елена Гетера

Тайны и символы «Агаты Кристи»

Исследование творчества культовой рок-группы

© Елена Гетера, 2018

ISBN 978-5-4493-4942-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие автора

Я познакомилась с творчеством группы «Агата Кристи», когда мне было 15 лет, и это увлечение осталось со мной навсегда. Первый альбом, который я у них услышала, – «Ураган». Это была любительская запись с одной кассеты на другую, довольно плохого качества. Но сама энергетика, фантастические тексты, вкрадчивый голос Глеба Самойлова запали в душу. С тех пор я слушала эту кассету неоднократно, это была форма эскапизма. В подростковом возрасте все воспринимается тяжело, а здесь такая мрачная музыка и загадочные тексты. Мою маму и тетю эта музыка пугала. Тетя сказала, что со временем я от этой группы отойду. Но она не учитывала того, что группа также росла вместе со мной. Я и сейчас часто слушаю «Агату», хотя и не так вдумчиво, как раньше.

Почему я, такая примерная отличница, увлеклась «наркоманской» группой? Почему тетю пугало мое пристрастие, а мне оно казалось естественным? Потому что ее настораживал пессимизм и мрачность этой группы в целом, а не тексты их песен. Я думаю, что, не будучи музыкантом, она не почувствовала утонченность их музыки. Я и сама ее ощутила со временем. И сейчас я могу сказать, что привлекало меня в 15 лет: прежде всего ОРИГИНАЛЬНОСТЬ, потом сказочность, разнообразие аккордов, звучания (все-таки «Второй фронт» совсем не то, что «Ураган»). А когда я писала эту книгу и стала подробно разбирать тексты, я поняла еще одну важную особенность – РОМАНТИЗМ. Кто в 15—18 лет не был романтиком? Кто не мечтал об идеальной любви?

Когда я поступила на филологический факультет, мне пришлось осознать свои литературные пристрастия. Я определилась, что люблю Байрона, Гофмана, Кафку и французскую поэзию. Каково же было мое изумление, когда в настоящее время, читая интервью с Глебом Самойловым, я обнаружила, что его любимым писателем в детские годы был Гофман!

Неправда, что все тексты «Агаты» носят «наркоманский» характер. Они носят эскапистский характер. Гофман был эскапистом, идеалистом, он часто говорил, что вдохновение – это состояние полета над землей. Не оттуда ли – «мы летим, а вы ползете»? И к тому же Гофман был музыкантом.

Творчество Гофмана в развитии немецкого романтизма представляет собой этап более обостренного и трагического осмысления действительности, отказа от ряда иллюзий йенских романтиков, пересмотра соотношения между идеалом и действительностью. В. Соловьев так охарактеризовал творчество Гофмана:

«Существенный характер поэзии Гофмана… состоит в постоянной внутренней связи и взаимном проникновении фантастического и реального элементов, причем фантастические образы, несмотря на всю свою причудливость, являются не как привидения из иного, чуждого мира, а как другая сторона той же самой действительности, того же самого реального мира, в котором действуют и страдают живые лица, выводимые поэтом. …В фантастических рассказах Гофмана все лица живут двойною жизнью, попеременно выступая то в фантастическом, то в реальном мире. Вследствие этого они или, лучше сказать, поэт – через них – чувствует себя свободным, не привязанным исключительно ни к той, ни к другой области».

Герой Гофмана старается вырваться из оков окружающего его мира посредством иронии, но, понимая бессилие романтического противостояния реальной жизни, писатель сам посмеивается над своим героем. Романтическая ирония у Гофмана меняет свое направление, она, в отличие от йенцев, никогда не создает иллюзии абсолютной свободы. Гофман сосредоточивает пристальное внимание на личности художника, считая, что он более всех свободен от корыстных побуждений и мелочных забот.

Читая книги, интересующие Глеба Самойлова, и просматривая фильмы («Сказка странствий», «Собачье сердце», «Достояние республики», «Альрауне» и др.) и передачи, я поняла, что мне нравится то же, что и Глебу. Литературная основа его текстов мне вполне понятна: Глеб говорил, что ему нравятся Гофман, Ницше, Кастанеда, Булгаков. А в песнях можно найти отзвуки литературы о Пинкертоне, Шиллера и многих других.

Неожиданностью для меня стало обилие в текстах «Второго фронта» медицинской и технической лексики. Что, в принципе, вполне объяснимо, учитывая тот факт, что мама братьев Самойловых – врач (так же, как и клавишник Александр Козлов), а Вадим Самойлов – специалист в области радиоаппаратуры, неоднократно в своей жизни подрабатывавший звукорежиссером в других группах. Глеб особого образования не получил, но заметно, что художественная литература оказала на него огромное влияние, а темы неба, звезд и полета, так свойственные Гофману, встречаются практически в каждой песне. Многие тексты наполнены иронией и самоиронией, а иногда даже складывается впечатление, что автор издевается над собой или другими. Разные границы шутки – от тонкой иронии до злого сарказма. Не зря же Глеб Самойлов говорит, что «наше творчество – смесь маразма и детской сказки». Такие зловещие контрасты становятся все более мрачными к концу существования группы.

Я получила огромное удовольствие от изучения «сказок» братьев Самойловых, и я думаю, вы тоже его получите, прочитав данную книгу.

Введение

Исследование посвящается Ларисе Викторовне Павловой, от которой я узнала о данном методе,

а также профессору Вадиму Соломоновичу Баевскому, научившему меня любить искусство слова.

Я проанализировала тексты песен из альбома, уделяя больше всего внимания именам существительным. Все существительные я распределила по темам, затем посчитала повторяющиеся слова и сделала выводы. Это метод сплошной выборки в литературоведении.

Таблицу со словами я здесь приводить не буду, а опубликую только выводы. Тексты песен и таблицы – в приложении. Для желающих – есть в интернете.

У «Агаты Кристи» 10 альбомов, таким образом, глав тоже 10.

В начале каждой главы – краткая характеристика альбома, особенности и мнение критиков. Затем – мой анализ особенностей каждой песни в альбоме. Завершается глава общим выводом, характеризующим альбом.

В каждом альбоме выделяются главная тема, текстовые и музыкальные особенности. Так как группа имеет романтическую направленность, особенное внимание уделено словам: «любовь», «сердце», «кровь» и др.

Особое внимание уделено цветам в песне, для создания соответствующих иллюстраций.

Глава 1. «Второй фронт»

«Пели мы – нам было больно…»

Это первый официальный альбом в дискографии группы, хотя до него было несколько малоизвестных, которые сами музыканты считают неудачными. Альбом был записан еще до даты возникновения группы. В его записи еще не принимал участия Глеб Самойлов (хотя его тексты и музыка в альбоме использованы, и в качестве полноправного участника творческого коллектива он присутствует на фотографиях к альбому).

Жанр: арт-рок, новая волна, симфо-рок.

Песни альбома «Инспектор По…» и «Пантера» были перезаписаны и включены в следующий альбом – «Коварство и любовь». Известность среди песен приобрели только композиции «Пантера» и «Гномы-каннибалы».

Альбом был издан на CD только в 1997 году.

В 2008 году в честь своего 20-летия группа выпустила полное коллекционное переиздание своих альбомов на CD, включая этот. Переиздание альбома было дополнено песнями «Наша правда» и «Крысы в белых перчатках» из магнитоальбома «Коварство и любовь».

В 2014 году в честь 25-летия группы компания «Бомба-мьюзик» выпустила «Полное собрание сочинений» в нескольких томах, тем самым переиздав ограниченным тиражом всю дискографию группы, включая этот альбом. Производство дисков велось в Германии. Альбомы были напечатаны на 180-граммовом виниле черного цвета.

По словам музыкантов, песни «Неживая вода» и «Пинкертон» писались «на измор» с огромным количеством дублей – до тех пор, пока это количество не переходило в качество.

Песню «Неживая вода» Глеб написал в детстве.

Сам альбом группа посчитала неудачным. Однако коллеги музыкантов, в частности Владимир Шахрин и Александр Пантыкин, этот альбом восприняли очень тепло.

На 3-ем фестивале Свердловского рок-клуба 16 октября 1988 г. группой была исполнена песня «Родной завод», которая по неизвестным причинам нигде не была выпущена.

Также в 1988 году на своих концертах группа исполняла песни «Мой коллектив», «Боже, я должен убить» и «Взгляд на историю», в которой был проигрыш из песни Viva Kalman! (позже Глеб Самойлов в 2010 году в документальном фильме «Эпилог» признается, что проигрыш к песне Viva Kalman! придумал он). Ни одна из этих песен не была выпущена.

Участники:

Вадим Самойлов – вокал, гитара, клавишные;

Александр Козлов – клавишные, крики в хоре;

Петр Май – барабаны, крики в хоре;

Александр Кузнецов – бас-гитара, крики в хоре;

Владимир Махаев – бэк-вокал («Телесудьбы»);

Звук, запись – Вадим Самойлов и Александр Кузнецов.

Запись произведена в аудитории №237 на Радиотехническом факультете Уральского политехнического института в г. Свердловске 20—24 декабря 1987 г. и 4—8 января 1988 г.

Альбом восстановлен Александром Кузнецовым на Студии TUTTI Records с 26 мая по 6 июня 1997 г.