Коллектив авторов
2016: социально-экономическое положение населения – продолжающийся кризис или новая реальность?

2016: социально-экономическое положение населения – продолжающийся кризис или новая реальность?
Коллектив авторов

Научные доклады: социальная политика
«Экономические итоги 2016 г. имеют различную интерпретацию – от осторожного оптимизма правительства, заявляющего об окончании кризиса и о вхождении в новую экономическую фазу «новая экономическая реальность», до пессимизма экспертного сообщества, продолжающего рассматривать экономическую ситуацию в стране в терминах затяжного системного кризиса. Чем же в итоге этот год войдет в экономическую историю?..»

2016. Социально-экономическое положение населения – продолжающийся кризис или новая реальность?

© ФГБОУ ВО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации», 2017

Введение

Экономические итоги 2016 г. имеют различную интерпретацию – от осторожного оптимизма правительства, заявляющего об окончании кризиса и о вхождении в новую экономическую фазу «новая экономическая реальность», до пессимизма экспертного сообщества, продолжающего рассматривать экономическую ситуацию в стране в терминах затяжного системного кризиса. Чем же в итоге этот год войдет в экономическую историю?

Все аналитики сходятся в понимании, что объективный ответ на этот вопрос невозможен без оценки социальных итогов 2016 г. Тот факт, что положение в стране характеризуется относительным социальным спокойствием, мало что дает для нужд экономического анализа и выработки дальнейшей социально-экономической политики. Вопрос, разумеется, значительно глубже. Каковы реальные потери, которые понесло российское население на этапе экономического спада? Равномерно ли распределено бремя этих потерь в различных социальных группах и регионах страны? Изменились ли экономическое поведение и социальные стратегии российских граждан? Наконец, каковы экономические и социальные ресурсы, на которые население может опираться в дальнейшем?

В связи этим социальные процессы, выраженные в изменении доходов, потребительского поведения, ситуации на рынке труда, демографической динамике, региональной дифференциации, требуют особого рассмотрения. Анализ этих и других важнейших индикаторов социального развития является целью регулярного ежемесячного исследования ИНСАП РАНХиГС «Мониторинг социально-экономического положения населения России», который выходит с 2015 г. Он публикуется на сайте РАНХиГС[1 - См: Мониторинг социально-экономического положения населения России – [Электронный ресурс] URL: http://www.ranepa.ru/social/informatsionno-analiticheski-byulleten], а также в журнале «Экономическое развитие России»[2 - Авраамова Е.М., Гришина Е.Е., Малева Т.М., Полякова А.Г. Социально-экономическое положение населения: анализ текущих трендов (по результатам регулярного мониторинга ИНСАП РАНХиГС) // Экономическое развитие России 2017 № 2 С 46-57; Авраамова Е.М., Бурдяк А.Я., Ляшок В.Ю. Социальные тренды и экономическое положение российского населения (по результатам регулярного мониторинга ИНСАП РАНХиГС) // Экономическое развитие России 2017 № 3 С 82-89; Зубаревич Н.В., Макаренцева А.О., Мкртчян Н.В. Социально-демографические индикаторы: региональное измерение // Экономическое развитие России 2017 № 3 С 90-100.].

Мониторинг включает два независимых аналитических блока: 1) анализ статистических показателей, которые характеризуют уровень и динамику социального развития, и 2) данные социологических обследований населения, которые показывают социальное самочувствие населения в меняющихся социально-экономических условиях.

Настоящий доклад не ограничивается лишь анализом данных мониторинга. Его цель выходит за эти рамки и состоит в том, чтобы дать многомерную итоговую оценку социальных процессов минувшего 2016 г. В связи с этим авторы часто обращаются к ретроспективному экономическому анализу, охватывающему различные этапы экономического развития, через которые прошла экономика и социальная сфера России с начала 1990-х гг. Это помогает лучше понять и точнее диагностировать специфику настоящего этапа и обозначить перспективы дальнейшего социально-экономического развития.

1. Доходы и уровень жизни населения

В 2016 г. реальные располагаемые денежные доходы и реальный размер назначенных пенсий продолжили падение, в то время как реальная заработная плата в 2016 г. увеличилась относительно прошлого года незначительно.

Объем розничной торговли снижается третий год подряд, и темп этого снижения в январе – феврале 2017 г. уменьшился. Доля импорта в объеме продовольственных товарных ресурсов сократилась на треть. Розничная торговля за последние годы стала более организованной, уменьшилось число розничных рынков и доля приобретаемых на них товаров. Потребительская уверенность в IV квартале 2016 г. немного возросла, но до восстановления ее докризисного уровня еще далеко и на объеме розничной торговли это не отразилось.

На фоне предыдущих лет 2016 год выделяется низкой потребительской инфляцией. Особенно медленный рост цен на продовольственные товары притормозил рост размера прожиточного минимума по сравнению со средней потребительской инфляцией. Доля потребительских расходов на продовольствие увеличилась. Стоимость фиксированного набора товаров и услуг в 2014–2015 гг. росла медленнее в тех регионах, где эта стоимость была выше, и за счет этого дифференциация стоимости жизни снижалась. В 2016 г. темп роста цен сократился и сам рост стал в региональном разрезе более равномерным.

По сравнению с предыдущими кризисами текущий экономический кризис в России является менее острым в плане влияния на доходы и уровень бедности населения, однако более затяжным.

Реальные располагаемые денежные доходы

В 2016 г. реальные располагаемые денежные доходы населения и реальный размер назначенных пенсий снизились по сравнению с 2015 г. соответственно на 5,9 и 3,4 % (рис. 1). В то же время реальная заработная плата в 2016 г. практически не изменилась по сравнению с уровнем предыдущего года (рост составил 0,7 %). Этот незначительный рост не позволяет интерпретировать динамику зарплаты как прекращение кризиса, а в лучшем случае говорит о слабой тенденции к восстановлению после падения в 2015 г.

В итоге если сравнивать с докризисным 2013 г., то в 2016 г. реальные располагаемые денежные доходы населения составили 90,5 %, реальная начисленная заработная плата – 92,7 %, реальный размер назначенных пенсий – 93,8 %.

В отличие от 2015 г., когда главный вклад в сокращение реальных доходов населения внесло обрушение заработных плат (на 9,0 %), в 2016 г. причиной сокращения доходов стали главным образом пенсии, которые по решению Правительства РФ не были полностью проиндексированы на уровень инфляции.

Отметим, что частичная индексация пенсий (на 4 % при инфляции за 2015 г. 12,9 %), которая была утверждена правительством в конце 2015 г., – беспрецедентная мера с самого начала существования новой пенсионной системы, которая была введена в 2002 г. и предусматривала ежегодную индексацию пенсий не ниже уровня инфляции. Никогда прежде правительство не прибегало к столь резким действиям. На оборот, это решение резко контрастирует с решением, принятым в ходе предыдущего экономического кризиса 2008–2009 гг., когда была проведена валоризация пенсионных прав и минимальный размер пенсии доведен до уровня регионального прожиточного минимума. Причиной непопулярного и жесткого решения 2015 г. по частичной индексации стали резкое снижение цен на нефтяном рынке и неустойчивость федерального бюджета, из которого направляется трансферт в пенсионную систему.

Рис. 1. Динамика реальных располагаемых денежных доходов населения, реальной начисленной заработной платы и реального размера назначенных пенсий в 1995-2016 гг., % к предыдущему году

Источник: Росстат. Краткосрочные экономические показатели Российской Федерации. Декабрь 2016 г.

Определенная компенсация частичной индексации пенсий все же последовала: накануне выборов в Государственную думу правительство объявило о единовременной выплате всем пенсионерам 5 тыс. руб., эта мера была реализована в январе 2017 г. В связи с этим в январе 2017 г. был достигнут значительный рост реального размера назначенных пенсий (на 37,3 % по сравнению с январем 2016 г.), что также отразилось на росте реальных располагаемых денежных доходов населения (на 8,1 % по сравнению с январем 2016 г.). Поскольку данная мера носила разовый характер, уже в феврале 2017 г. реальные располагаемые денежные доходы населения вернулись к «нормальному» фону и в итоге составили лишь 95,9 % уровня февраля 2016 г. При этом заработная плата в январе – феврале 2017 г. составила 102,3 % уровня аналогичного периода предыдущего года.

В структуре денежных доходов населения в 2016 г. по сравнению с предшествующим годом снизилась доля оплаты труда, включая скрытую заработную плату (с 65,6 до 64,8 %), и доля доходов от предпринимательской деятельности (с 7,9 до 7,8 %) (рис. 2). Заметим, что столь низкой доли доходов от предпринимательской деятельности в структуре денежных доходов населения, как в 2016 г., не наблюдалось начиная с 1995 г. Если в конце 1990-х гг. население имело возможность улучшить материальное положение за счет ухода в частное предпринимательство, то теперь таких возможностей для повышения материального благосостояния у населения остается значительно меньше.

При этом на фоне сокращения доли трудовых доходов доля социальных выплат в денежных доходах населения в 2016 г., напротив, достигла максимума в период с 1995 г.

Рис. 2. Структура денежных доходов населения, 1995-2016 гг., %

Источник: Росстат. Социально-экономическое положение России. Январь-декабрь 2016 г.

Структура использования денежных доходов

В 2016 г. по сравнению с предыдущим годом в структуре использования денежных доходов населения снизилась доля сбережений (с 14,3 до 11,3 %), однако она продолжала оставаться выше уровня 2011–2014 гг. (рис. 3).

Это снижение обусловлено сокращением возможностей для накопления у низкодоходных групп населения, а также снижением склонности к сбережению более обеспеченных групп как естественной реакции населения на экономический кризис и падение доходов предшествующих лет. При этом доля доходов, использованных на покупку товаров и оплату услуг, увеличилась в 2016 г. по сравнению с предыдущим годом (с 71,0 до 72,5 %), но осталась ниже уровня 2011–2014 гг.

Уровень неравенства и бедности

Критически важными индикаторами благосостояния населения страны вообще и особенно на фоне экономических кризисов являются показатели доходного неравенства и в еще большей степени бедности.

Распределение общего объема денежных доходов населения в 2016 г. не изменилось относительно 2015 г. (рис. 4). При этом по сравнению с 2013 г. в 2016 г. доля денежных доходов наиболее обеспеченной 5-й квинтильной группы чуть сократилась (с 47,6 % до 47,1 %), в то время как доля других квинтильных групп несколько возросла.

Это смещение в целом оказалось малочувствительно, поэтому уровень доходного неравенства в 2016 г. относительно 2015 г. не изменился: коэффициент Джини составил 0,413 раза, а коэффициент фондов – 15,7 раза (рис. 5). При этом с 2012 по 2015 г. наблюдалось снижение уровня доходного неравенства. Напомним, что в кризис 2008–2009 гг. уровень доходного неравенства также не менялся, в то время как в 1998–1999 гг. он, напротив, существенно возрос.

Уровень бедности в российской официальной статистике и социальной политике основывается на абсолютной концепции бедности и определяется долей населения с доходами ниже абсолютной черты бедности, в качестве которой выступает показатель прожиточного минимума.

Рис. 3. Структура использования денежных доходов населения, 1995-2016 гг., %

Примечание: в 2015 г. наблюдалось уменьшение количества денег на руках у населения (-0,4 %).

Источник: Социально-экономическое положение России. Январь-декабрь 2016 г.

Рис. 4. Распределение общего объема денежных доходов населения, 1995-2016 гг., % Источник: Росстат. Социально-экономическое положение России. Январь-декабрь 2016 г.

Рис. 5. Уровень доходного неравенства, 1995-2016 гг.

Источник: Росстат. Неравенство и бедность. Распределение общего объема денежных доходов и характеристики дифференциации денежных доходов населения.

В 2016 г. среднедушевые денежные доходы населения относительно величины прожиточного минимума продолжили снижаться (рис. 6).

В IV кв. 2016 г. среднедушевые денежные доходы населения снизились относительно прожиточного минимума на 54 п. п. (с 425 до 371 %) по сравнению с аналогичным периодом докризисного 2013 г.

Падение средней начисленной заработной платы относительно величины прожиточного минимума с 2013 по 2015 г. было еще более существенным: в IV кв. 2013 г. средняя начисленная заработная плата составляла 421 % величины прожиточного минимума, в то время как в IV кв. 2015 г. лишь 360 %. Однако в IV кв. 2016 г. средняя начисленная заработная плата относительно прожиточного минимума несколько возросла – с 360 до 380 %.

Отношение среднего размера назначенных пенсий к прожиточному минимуму пенсионера в IV кв. 2016 г. составило 155 %, что соответствует уровню аналогичного периода предыдущего года, однако оно опустилось ниже уровня докризисных 2010–2014 гг.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск