Дженни Лукас
Соблазнение невинной

Рорк холодно кивнул, убирая чековую книжку обратно. Он ненавидел людей, которые пытались добиться его внимания и вытянуть из него деньги. Сейчас он чувствовал на себе взгляды многих женщин, которые смотрели на него с плохо скрываемой алчностью. Конечно, их в первую очередь интересовали его деньги. Они бы согласились на все, чтобы уйти с бала вместе с ним.

Одно-единственное исключение – Лия Виллани! Она не попыталась соблазнить его. Наоборот, убежала! И хотя он приложил все усилия, чтобы ее догнать, ей удалось ускользнуть от преследования.

Почему Лия убежала? Неужели только из-за поцелуя? Рорк понял, что поцелуй потряс ее. Впрочем, что греха таить, его он потряс не меньше. Ему до сих пор не удалось полностью отойти от него, и вряд ли удастся скоро забыть, как сплетались их языки.

Рорк и не собирался целовать Лию. Прежде чем соблазнять вдовушку, он планировал вырвать у нее согласие продать ему участок под строительство небоскребов. Однако то, как она вела себя с ним, этот вид, будто ничего не происходит, и ее близость заставили его потерять голову. А разве сохранишь невозмутимость, когда чувствуешь, как в твоих руках двигается под музыку тело такой женщины? Когда она облизывает языком свои пухлые губы? Когда ты чувствуешь ее полные, тугие груди? И к тому же Лия явно пыталась устоять перед ним!

Он должен доказать ей, что ее усилия напрасны!

Вначале это был обычный поцелуй. Он целовал множество женщин в своей жизни. Но такого никогда не испытывал.

Так! Каким бы сильным ни было его желание обладать Лией Виллани, он уверен, что все это ненадолго. Он насытится ее телом и потом забудет о ней.

Однако… Рорк нахмурился. Каким-то образом из-за обольстительной Лии Виллани он забыл о деле! Такого с ним раньше не случалось. И теперь осуществление его грандиозного бизнес-плана находилось под угрозой.

Натан прав – он недооценивал графиню. Она оказалась более сильным соперником, чем ему казалось.

Рорк усмехнулся: тем увлекательнее будет борьба и приятнее успех. А легких путей он никогда не искал. Он получит и участок, и его владелицу. И как можно скорее! А то воспоминания о поцелуе уже начали мучить Рорка. Ему необходимо снова почувствовать вкус ее губ, и не только губ. Он должен обладать этой женщиной!

Зазвонил телефон, и Рорк нервно ответил:

– Ландер! Надеюсь, у тебя для меня хорошие новости?

Лия с раздражением хлопнула дверцей своего серебристого «астон-мартина». У нее болел каждый мускул, и она чувствовала себя абсолютно разбитой. Двенадцатичасовое путешествие давало о себе знать.

Таксист отвез ее к нью-йоркскому дому Виллани только для того, чтобы она смогла взять паспорт, переодеться в простое платье и накинуть на плечи кашемировую шаль. Следующим пунктом ее маршрута стал аэропорт. И хотя она взяла билеты первого класса, три перелета – сначала до Парижа (специально, чтобы на всякий случай запутать следы!), потом до Рима, а оттуда уже в Пизу – вымотали Лию. Половина суток заняла у нее дорога к любимой вилле мужа! Большую часть пути она проплакала и иногда вздрагивала от страха, когда ей начинало казаться, будто незнакомец все-таки сможет найти ее.

Однако он не появился в аэропорту Нью-Йорка, пока она ждала свой рейс.

Наконец-то она дома! Лия вдохнула чистый горный воздух и в который раз залюбовалась виллой Виллани, которая была любимым местом Джованни. Все десять лет их брака они жили здесь, и вилла стала домом и для нее.

– Salve, графиня! – воскликнула выбежавшая ей навстречу домоправительница. – Добро пожаловать домой!

Лия с благодарностью посмотрела на женщину. Дома! Перешагнув через порог, она замерла, ожидая, что беспокойство покинет ее. Но, наоборот, у Лии только обострилось чувство одиночества и пустоты.

– Grazie, Феличита, – устало произнесла она, поставив дорожную сумку на пол.

С грустью она прошлась по убранным к ее приезду комнатам виллы, нигде не останавливаясь. Несмотря на знакомую мебель – смесь антиквариата и современной, – они показались ей пустыми. И хотя окна были открыты настежь и через них жаркими волнами лился солнечный свет, Лии все равно было неуютно, и она даже поеживалась, будто на улице мела метель.

Ее терзали воспоминания о поцелуе. Она то и дело нервно подносила руку к губам, которые, ей казалось, распухли и все еще продолжали гореть. Может быть, она не права, что убежала от мужчины, который пробудил в ней женщину? Зачем пугаться собственных чувств? От кого она сбежала? Трусиха! От жизни?..

Нет! Она больше не увидит этого мужчину! И даже имени его не узнает! Это ее выбор, и она смирится с ним, а иначе перестанет уважать себя.

Лия прошла в ванную, чтобы смыть с себя усталость от перелетов и… ощущение прикосновений мужских рук. Увы, она не чувствовала горячей воды, текущей по ее телу, потом также автоматически вытерлась и надела простую белую сорочку. Наконец причесалась и почистила зубы. Когда она вернулась в комнату, на душе у нее было по-прежнему тяжело. В огромном доме она еще острее чувствовала свое одиночество.

Зайдя в спальню Джованни, Лия взглянула на кольцо с бриллиантом на своей руке. Боже, она целовалась с другим мужчиной, даже не сняв с пальца обручального кольца мужа. Какой позор! Слезы полились у нее из глаз.

– Прости меня! – прошептала Лия, как будто Джованни все еще лежал на кровати и мог ее слышать. – Я не должна была допустить этого! Я не знаю, что на меня нашло!

Она снова взглянула на кольцо. «У меня больше нет права носить это кольцо! Я предала память мужа!» – внезапно подумала Лия, с тяжелым вздохом сняла кольцо и положила в сейф, спрятанный за портретом первой жены Джованни.

Закрыв сейф, Лия посмотрела на симпатичную женщину, изображенную на картине. Первая графиня Виллани сидела на качелях и улыбалась.

Джованни очень любил Магдалену. Это была красивая энергичная женщина. Он женился на Лии только потому, что знал, что больше не полюбит никого. Как Джованни ей объяснил, Магдалена была единственной женщиной его жизни.

Вот это настоящая любовь! А в ее жизни такой любви не было и не будет. Лия снова поежилась. Почему ей все время холодно?

– Джованни, прости меня! Я не забуду тебя, – прошептала она еще раз и отправилась в залитый утренним солнцем розарий.

В саду, окруженном древними трехметровыми каменными стенами, росли розы всевозможных цветов: красные, розовые, желтые, белые.

Это любимое место Джованни постепенно полюбилось и ей. Муж обожал розы, занимался цветами сам и усадил ими почти весь сад. Тут он проводил почти все свободное время. И хотя было видно, что за садом никто давно не ухаживал, цветы продолжали разрастаться и распускаться.

Лия скучала по теплоте и нежности Джованни. Он всегда поддерживал и заботился о ней. И ей было стыдно, что она забыла о нем. Пусть даже всего на время одного поцелуя…

Закрыв глаза, Лия вдохнула в себя аромат цветов, пытаясь найти успокоение в лучах тосканского солнца.

– Привет, Лия, – раздался за ее спиной мужской голос.

Глаза ее широко распахнулись, и она резко обернулась.

Это был… он!

Толкнув калитку, мужчина вошел в сад и медленно направился к Лии. Его черные рубашка и джинсы выделялись темным пятном на фоне пестрого изобилия цветов. Он напоминал ей хищника, который настиг свою жертву и теперь готовился к решающему прыжку. Лия могла только стоять и смотреть на него, зачарованная его магнетическим взглядом.

Она оказалась с ним один на один, и бежать ей некуда. Такси не поймать. На помощь звать некого.

Лия инстинктивно скрестила руки на груди, пытаясь создать хоть какую-то преграду между ними. Она знала, что дрожит, но не могла унять дрожь.

– Как ты нашел меня?

– Это было несложно.

– Я не приглашала тебя сюда!

– Нет? – спокойно спросил он, проведя пальцем по ее щеке. – Ты уверена?

Она не могла пошевелиться, не могла выдохнуть. Стены виллы всегда создавали ощущение безопасности, но сегодня спокойствие, которое Лия находила в саду, было нарушено его вторжением.

– Пожалуйста, уходи, оставь меня в покое, – прошептала Лия, стараясь подавить желание оказаться в объятиях незнакомца и снова почувствовать жар, исходящий от его тела. – Я хочу, чтобы ты ушел.

Она нервно облизнула губы, пытаясь не думать о том, как было бы хорошо, если бы он снова поцеловал ее и прижал к себе.

– Нет. Не хочешь, – возразил мужчина улыбаясь.

И, слегка приподняв голову Лии за подбородок, он поцеловал ее.

Она оказалась прижатой к стене, и один поцелуй сменялся новым, более требовательным, призывным, решительным… Лия не сопротивлялась, не боролась с собой, позволяя мужчине делать все, что тот хотел. Главное – чтобы он не останавливался! Она вдыхала аромат, исходивший от него, который смешивался с запахами роз, и у нее сладко кружилась голова.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск