Иар Эльтеррус
Витой Посох. Время пришло


– От тел егерей почти ничего не осталось, они оказались разорваны кошачьими лапами в клочья и засыпаны землей. Двум егерским ульхасам просто перегрызли горло, а два других пошли на корм кошкам, причем останки второго обнаружили возле самых гор. Вокруг все было истоптано лапами карайнов.

Релио поежился, а Ралия опустила голову, она поняла, что имел в виду муж Лорхи под фразой «прибрать грязь». Не исключено, что он мог попросить поддержки и у кого-то из диких сородичей.

– Не пошлют ли егерей в горы, чтобы разобраться с происшествием? – с сомнением уточнил юноша.

– Вряд ли! – хмыкнула ведающая. – Скорее наоборот, те из них, что отказались прочесывать горы, ссылаясь на опасность встречи с дикими карайнами, теперь получили удачное подтверждение для обоснования своего проступка.

Через день Ралия вернулась в отряд. Накануне отъезда они с Релио долго беседовали у костра. Девушка, не выдержав, повинилась в своих похождениях. В ответ юноша-денери рассказал ей многое о себе, в том числе и кое-что о том случае, из-за которого стал отшельником.

Молодой человек чувствовал себя очень неловко, он не мог объяснить, что даже в своих фантазиях не в состоянии представить близкие отношения с обычными людьми. Релио никогда не ощущал расового превосходства или какого-либо неприятия в отношении людей, они могли стать прекрасными товарищами, но и только. По восприятию люди были какими-то другими, это мешало ощутить полную близость.

После всего происшедшего Ралия была окончательно сбита с толку. Как вести себя дальше, повзрослевшая девушка просто не понимала. Если бы молодой денери обратил на нее внимание, она пошла бы за ним, но она ему не нужна. У матери, насколько она помнила, мужчин было много, и кто именно являлся отцом девочки, та затруднялась сказать. Существовала, конечно, Рамела, но образ тихой покладистой женщины у Ралии с ее взрывным характером тоже не вызывал восторга. Никакого другого примера она пока не встречала.

Колеса повозки, влекомой медлительными быками, постукивали по каменистой дороге. Хозяин телеги задумчиво дымил трубкой, Сайви дремал, засунув голову под покрышку воза, Арви и Элви рассеянно глазели по сторонам. Скоро должны были показаться окраины Лорга.

Мужика, направляющегося в окрестности нужного им города навестить родню, они нашли только к полудню после прибытия в Ралд. Поселок оказался на редкость малолюдным, местные жители объяснили, что регулярного сообщения с Лоргом сейчас нет, и стоит надеяться только на случайных проезжих, которых лучше всего пытаться отловить у лавки, рядом с которой находится и общественный колодец с хорошей питьевой водой.

Остановив свою повозку, Ридан, как звали невысокого коренастого жителя одного из ближайших к Ралду селений, зашел в лавку, торгующую всем и поэтому являющуюся центром местного мироздания. Ребята подошли к нему и наудачу поинтересовались, не знает ли он кого-то, кто собирается отправляться в сторону Лорга, добавив, что они могут заплатить за проезд, хотя и не очень много. Мужик почесал в затылке, скептически оглядел молодых людей, потом принялся объяснять, что вообще-то он сам направляется в ту сторону, попутчика взял бы и бесплатно, но предпочел бы более физически крепкого, потому как может понадобиться выталкивать телегу из грязи, и вообще, хотя грабителей в окрестностях давно уже нет, потому как грабить стало некого, но мало ли что… И поедет он тихо, потому как никуда не торопится, и будет останавливаться временами на попутных рынках, потому как везет с собой немного товара на продажу. Молодые люди, у которых не было другого выбора, выслушав пространные пояснения хозяина телеги, постарались его заверить, что втроем сойдут за одного крепкого спутника. Еще раз почесав в затылке и оглядев попутчиков, мужик махнул рукой, зевнул и сказал:

– А-а, влезайте, да-нери, вместе веселее.

Это был первый и последний раз, когда он назвал их «да-нери», потом Ридан, такой же флегматичный и равнодушный к сословным различиям, как и его быки, обычно обращался к ним «ребята», а однажды, вытолкнув застрявший таки в болотистой низине воз, они удостоились уважительного «парни».

Поездка проходила до предела спокойно, быки вышагивали со скоростью усталого пешехода, а их хозяин размышлял о чем-то своем, следя только, чтобы животные не сворачивали на обочину пощипать травы. Первое время дорога была сухой и почти ровной, товарищей даже удивляло, откуда тут может взяться глубокая грязь, если не будет дождей. Однако на второй день, вскоре после поворота на Лорг, дорога пошла под уклон и спустилась в болотистую низину, поросшую лесом, скорее всего старое русло какой-то реки. Выбитые колесами ямы с грязью кое-где были завалены ветками и небольшими стволами деревьев, создававшими подобие гати. По такой местности они ехали почти до самого вечера, и как раз там в одном месте им и пришлось выталкивать телегу, одно колесо которой провалилось и застряло между двумя стволами, а второе почти повисло в воздухе. Перемазались все с ног до головы и, выехав наконец к небольшой чистой речушке, там же остановились мыться и ночевать. С этого-то момента хозяин телеги и стал относиться к попутчикам более уважительно.

Далее путешествие продолжалось без приключений. Временами они останавливались в придорожных поселках, где Ридан продавал свои изделия, а товарищи покупали еду на дальнейший путь. Здесь все было дешево, и прибавление третьего спутника практически не сказывалось на финансах. В целом путешествие до Лорга заняло почти шесть дней, что было неудивительно при их скорости передвижения, да и сама дорога, если считать не по карте, наверно, была длиннее восьмидесяти миль.

Первые дни друзья, а особенно Сайви, очень опасались погони, но то ли его дядя постеснялся описывать властям обстоятельства, при которых он не уследил за племянником, то ли сказалось что-то другое, но погоня так и не появилась. Пару раз воз обгоняли какие-то люди на ульхасах, но Сайви и Элви, как наиболее приметные, на всякий случай заблаговременно прятались под промасленную шкуру, накрывавшую скарб.

Наконец потянулись первые домишки окраин Лорга. В начале пути Ридан сообщил ребятам, что свернет раньше самого города, а дальше они доберутся сами, но прошлым вечером сказал, что не великий крюк доставить их до места в благодарность за помощь. Еще через пару часов все трое стояли у дверей одноэтажного каменного дома, где проживал «мастер Ларади», как его назвали горожане. Ридан помахал ребятам, и телега неспешно покатила в сторону местного рынка.

На стук металлическим молоточком в специальную пластину, прибитую к двери, отозвался сварливый старческий голос:

– Заходите, коли по делу.

Отворив дверь, Арви прошел первым. В большой светлой комнате их встретил бодрый старик в чем-то типа темного сюртука.

– С чем пожаловали, молодые люди? Вижу, вы не местные. Рассаживайтесь.

Ребята присели, и Арви достал рекомендательное письмо. Старик долго его читал, поглядывая на прибывших, потом сказал:

– Этот прохвост Соли, как я понимаю, опять хочет втравить меня в противоправное дело.

Арви хихикнул бы, потому что так же охарактеризовал стряпчего автор письма, но положение было серьезным.

– Впрочем, изложите сами, что вас привело ко мне. Только не надо врать, если ждете от меня полноценной помощи.

Арви как умел изложил суть истории, покривив только в том, что дядя Сайви хотел сдать племянника в храм за непослушание. Зато, чтобы придать истории достоверности, рассказал, что ему самому грозила похожая участь, поскольку отчим не хотел отпускать его на учебу в игмалионский Антрайн.

Стряпчий долго бормотал себе что-то под нос, потом, наставив тощий палец на Арви, выдал:

– Беглецы, значит… А если ваши родственники обратятся куда следует?! Что я буду делать?! Что скажу, если ко мне придут и спросят, проезжали ли тут искомые беглецы?

Потом еще пошамкал губами и добавил:

– В Антрайн, значит… А вы уверены, молодой человек, что у вас на самом деле есть дар?! Жрец ведь мог и ошибиться…

Арви покрылся холодным потом – а вдруг старик прав, тогда все их путешествие зря, кому нужны трое подростков из далекой провинции в столичном городе. Элви выглядел относительно спокойным, но по нему далеко не всегда заметно, что происходит у него внутри.

Старик же походил по комнате, зачем-то заглянул за книжный шкаф, впритирку уставленный книгами, а потом неожиданно с восторгом заявил:

– Я знаю, что с вами делать!

Арви аж подпрыгнул. А стряпчий продолжил:

– Я отправлю вас к моему давнишнему другу. – На этих словах он хихикнул. – Этот старый шарлатан посмотрит, правда ли у тебя есть дар визуала или все это байки. Надеюсь, на это у него способностей хватит… А вот потом я решу, как оформить ваше дело. А то, может, вам лучше вернуться по своим домам и не топтать зря ноги.

С этими словами он принялся что-то писать на вытянутом из стопки на столе листе бумаги. Арви сидел ни жив ни мертв. Дописав, мастер Ларади сунул сложенный вчетверо лист юноше.

– Вот! Пройдете отсюда два квартала вперед по улице и квартал направо. На доме, если вы умеете читать, будет табличка с надписью «Маг Его Высочества Ринальдин» и какая-то страшная рожа, видимо, его портрет. – Старик, ухмыляясь, потирал руки, очевидно, под этим деянием подразумевалась страшная месть.

Поклонившись и поблагодарив, ребята уже двинулись к выходу, когда их окликнул голос стряпчего:

– Да, и передайте этому шарлатану, что я не против встретиться с ним вечерком за рюмочкой настойки.

Несмотря на серьезность ситуации, молодые люди чуть не прыснули со смеху.

Дом мага они нашли легко, кроме упомянутой таблички он к тому же был разрисован загадочными символами, наверно для тех, кто не умеет читать. Дверь им открыл шустрый и абсолютно седой дедок с ясными голубыми глазами в развевающемся балахоне. Не дав пришедшим сказать ни слова, он, сделав красивый приглашающий жест, произнес:

– Проходите, да-нери! Что вам будет угодно узнать? Или вам нужно совершить магический обряд?

Поняв, что вставить слово ему в ближайшее время не дадут, Арви просто протянул магу письмо. Открыв его, тот сразу потерял боевой пыл, видимо, предназначенный для нечастых клиентов. Прочитав письмо, он посмотрел на молодых людей, а потом сказал уже обычным тоном:

– Присядьте пока. Я сейчас приду, – и вышел в другую комнату.

Ребята сели все рядом на старый диван, стараясь держаться поближе друг к другу и все же немного побаиваясь мага. Тот вернулся через пару минут и рассеянно, как показалось Арви, стал разглядывать пришедших. Потом старик протер глаза и посмотрел на них еще раз подольше. Молодые люди сидели, ничего не понимая. Встряхнув головой, старик наконец спросил:

– Кому из вас говорили, что у него дар визуального мага?

Арви встал на негнущихся ногах, опасаясь худшего.

– Подойди ко мне, мальчик.

Юноша подошел. Старый маг вновь посмотрел на него странным взглядом и, отстранив рукой, обратился к Сайви и Элви:

– А теперь вы двое, только по очереди.

Сначала подошел Элви. Маг долго рассматривал его, поворачивал из стороны в сторону, потом жестом подозвал Сайви. На того он смотрел недолго, а потом сказал со вздохом, махнув рукой: