Вера Дятлова
Дикие лебеди. Фэшн-сказка


– Я ноготь слома-а-ла, – всхлипывая, сквозь слезы, доложила она.

– Полина! – отвернувшись от Жанны и, цокнув языком, позвала Ольга свою помощницу.

Полина Крошкина давно работает в «Жасмин», но из-за своей внешности дальше принеси-подай, не продвинулась. Она маленькая, худенькая, с круглыми очками на глазах, и короткими жиденькими волосенками.

Оля отдала коктейль Полине и, на ходу затараторила:

– Полина, что происходит? Ты не забыла, о чем говорил Царь на последнем совещании? Со-кра-ще ние, Полина… Со-кра-ще ние… – она, ненадолго задумавшись, остановилась. — Какое неприятное слово, да? А что оно значит? А значит оно, что скоро кто-то вылетит с работы, – ответила она сама себе, – и не просто кто-то, а один из отделов, целый отдел, ты понимаешь? – она посмотрела на Полину, прищурив глаза. – Либо мы, либо они! Это война, Полина! Выживает здесь сильнейший. И сильнейший – это я! И я не хочу, чтобы из-за какой-то ерунды: поломанных ногтей, неправильно подобранной косметики и еще Бог знает чего, я проиграла. – Ольга быстрым шагом продолжила идти по длинному коридору Модельного Дома, а Полина еле поспевала за ней. – И кому?! Этому неудачнику? Ни за что, Полина, слышишь? Ни за что… – Уже возле дверей Арсения Борисыча договорила она. А Полина все это время молча слушала и держала недопитый коктейль начальницы.

– Иди в отдел и успокой Жанну, – приказала она Полине, поправила юбку и скромно постучала в дверь босса.

Арсений Борисыч сидел за огромным столом и наслаждался шансоном. Он был одет в экстравагантный костюм в крупную клетку и курил сигару.

На столе, возле компьютера, красовалась фотография Укупника. Вдруг, что-то на экране монитора привлекло все внимание Царя, и он с серьезным видом уставился на экран. Рядом с ним стояла кружка с горячим кофе, и лежало печенько. Не отрываясь от компьютера, он взял со стола влэшку, окунул в кофе, вместо печенья, и укусил.

– Тьфу, – выплюнул он треснувшую пластмассу.

Раздался стук в дверь.

– Да-а-а! – протянул Арсений Борисыч и перевернул фотографию Укупника лицом вниз.

В кабинет вбежала Ольга и сразу без приглашения села напротив босса.

– Сеня, нужно уволить Юлия! – в лоб выпалила она.

– Ммм… почему, Оленька? – удивился он прямоте супруги.

– Ну а кого? Не меня же? – начала заводиться Ольга. – Арсений, твой сын – неудачник, а моя новая коллекция – это революция в мире моды, это new fashion stream, это же просто the best… Она покорит мир… Это фурор! – Она наклонилась так близко, что плюнула Арсению в лицо, затем приходя в себя, достала платок и довольно грубо, принялась вытирать.

– Во-первых, Оля, найми репетитора, – заорал он и выхватил платок, – у тебя хромает произношение в английском, не « р», а « r». А во-вторых – твоя коллекция пока далека от идеала, нужно работать и работать. А провал Юлия в Тобинске – это еще не повод попасть под сокращение именно ему. И вообще, я даю шанс вам обоим – все решит июльский фестиваль в Литовре. Так что готовься, Ольга, и готовься хорошо. – Он выдохнул, отхлебнул кофе и моментально выплюнул прямо на брюки, – Тьфу, горячий какой.

Ольга поспешила удалиться, чтоб не гневить босса, и тихонько закрыла за собой дверь.

Глава 3

Кафетерий

Выполнив указания начальницы, успокоив Жанну, Полина отправилась в кафетерий. Там уже трапезничал Макс Дружелюбов, лучший друг и помощник Юлиана.

– Присаживайся, – предложил он Полине.

Девушка взяла кофе и присела за столик. Полина и Макс не враждовали, хоть и работали в разных отделах.

– Чего-то твоя фурия сегодня бесится… – протянул Макс, и откусил бутерброд.

– Царь на планерке сказал, что грядет сокращение компании. Один из отделов полностью ликвидируют… – пояснила Поля.

– Подожди, ты это серьезно? – закашлялся он, подавившись, чаем.

– Нет, блин, это у меня такой специфический юмор! Конечно, серьезно, Макс. А что, разве Юлий вам ничего не сказал?

– Да нет, он как раз сразу после совещания почувствовал себя неважно и поехал домой…

– Конечно он почувствовал себя неважно… Я даже знаю каким местом он себя неважно почувствовал… Слушай, это все конечно хреново, ничего не скажешь… Но знаешь, Ольга Владимировна настроена очень серьезно, она готовится к войне и собирается в порошок стереть твоего Юлия.

– Да-а-а! А тут еще этот показ в Тобинске… Я уже давно говорил Юлию, что нам нужны новые модели… Честное слово, я не знаю, как он набирал этот сброд, но было сразу понятно, что эти неудачники когда-нибудь запорят показ…

У Полины зазвонил телефон.

– Полина! Почему всегда, когда ты нужна, тебя нет? – орала Ольга на том конце провода. – Ты как пульт от телевизора, Полина… Почему я должна все время тебя разыскивать, как будто ты – второй носок?

– Уже бегу! – она отключилась. – Ладно, Макс, давай, я побежала, эти метафоры не сулят ничего хорошего… – она оставила недопитый кофе и поспешила к разгневанной начальнице.

– Удачи… – только и успел ответить Макс.

Глава 4

Новые модели

Юлиан сидел около телевизора. На голове намотано полотенце, так как он недавно принял душ. Он подпиливал пилочкой ногти и наслаждался мартини. По телевизору шли новости

«…показ специальной коллекции от Ольги Завязкиной, состоится сегодня вечером в „Модном перце“. Вы увидите потрясающие модели, которые произведут фурор в мире моды…»

– Специальная коллекция от Ольги Завязкиной! Тьфу! – Юлиан плюнул в таз с водой, в котором нежились его ноги, и отключил телевизор. – Фурор в мире моды! – повторил он за диктором и налил себе еще мартини, – За безработных! – и выпил.

Только он допил бокал, как в дверь постучали.

– Меня нет, – ответил Юлий на стук.

– Юлий! Это я! – отозвался Макс через дверь.

– Да хоть «ОН», меня нет дома.

– Юлий, открой! Нужно поговорить.

– О чем? О работе? У меня нет работы, – он скривился в печальной улыбке.

Юлий, перестань валять дурака. Открой! – не унимался товарищ.

– Макс! Проваливай! – наконец Юлий приоткрыл дверь. – Я не хочу сейчас ни с кем, ни о чем говорить, – прошептал он в дверную щель.

– Юлий! Нельзя сдаваться без боя, – Макс просунул ногу в квартиру и шмыгнул внутрь. – От тебя сейчас зависит весь наш отдел! Мы все можем лишиться работы, – он приобнял Юлия за плечи и проводил в комнату, а сам ногой закрыл дверь. – И вообще с чего ты взял, что сократят именно нас, а не отдел Ольги? – Макс присел на диван.

– Потому что, Макс, был Тобинск! Это такой город в моей трудовой биографии… к несчастью! И теперь, после Тобинска шеф говорит, что один из двух отделов будет ликвидирован. Как ты думаешь, Макс? Какой? Тот – что облажался в Тобинске по полной, или тот – который сейчас демонстрирует новую коллекцию в «Модном перце»? – заныл Юлий, и плюхнулся рядом с Максом.

– Мы конечно в проигрышном положении, но у нас есть шанс, – взбодрил Макс друга, – Сокращение в любом случае будет только осенью. А до осени будет большой показ в Литовре… Если нам удастся произвести фурор, а Ольга облажается или просто не покажет ничего нового, я уверен, что Царь сделает выбор в нашу пользу…

– Фурор? – Юлий налил себе мартини и выпил залпом. – Фурор был в Тобинске, Макс! Мне просто не с кем работать, понимаешь? У меня нет ни одной нормальной модели в коллективе! – и он налил мартини в очередной раз.
this