Олег Дмитриевич Дулин
Река жизни русло не меняет. Книга 1. Человек

Река жизни русло не меняет. Книга 1. Человек
Олег Дмитриевич Дулин

Цель этих книг – показать изнутри протестантов, в частности пятидесятников, для многих людей, чтобы стать им более понятными и доступными. В первой книге в детективно-приключенческом жанре показан путь главного героя к Богу. Вторая книга рассказывает о любви Бога к человеку. Господь любит нас, несмотря на наши ошибки и грехи. Он понимает и принимает нас такими, какие мы есть в действительности.

Река жизни русло не меняет

Книга 1. Человек

Олег Дмитриевич Дулин

…вся праведность наша – как запачканная одежда…

Исаия 64:6

© Олег Дмитриевич Дулин, 2016

© Александр Леонидович Домород, фотографии, 2016

ISBN 978-5-4483-5815-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

1

Тихо напевая любимый шлягер, Даша вставила ключ в замок, который привычно щелкнул, и дверь открылась. Она вошла в прихожую своей квартиры. Сняла пальто, сапоги, сунула ноги в удобные домашние тапочки и прошла в зал, а сумку оставила висеть на ручке шкафа.

Вдруг, холодея от страха, она почувствовала, что в квартире находится не одна…

– Дарья Сергеевна, не пугайтесь, – услышала она тихий и, как ей показалось, очень усталый мужской голос.

Из спальни вышел мужчина лет тридцати пяти, невысокий. Если бы ей нужно было его описать, то она сделала бы это тремя словами: «средний во всем». Он был одет в темно-фиолетовую рубашку и темные джинсы. Все это промелькнуло у Даши в голове за одно мгновение. От мужчины не исходила угроза, скорее – усталость. Обращаясь к ней, он сделал два шага по прихожей к залу, тем самым преградив ей путь к входной двери.

– Кто вы?.. И что вам нужно у меня дома?.. Уходите немедленно! – Даша говорила все громче и громче. Страх стал отступать, давая место возмущению и гневу: – Или я буду кричать!

– Вы и так уже почти кричите, – незнакомец чуть пошатнулся и сощурился, словно от боли, коснувшись плечом шкафа.

– Кричать не надо, иначе мне придется применить силу, а мне бы этого не хотелось. Вы же понимаете, если я сумел попасть в квартиру без вашей помощи, значит, я кое-что могу. Вы спросили кто я такой – зовите меня Аристарх.

– В таком случае я буду Пенелопой, – съязвила хозяйка, довольно симпатичная в свои двадцать шесть лет девушка. Черты лица у нее были правильными, серо-голубые глаза – большими, и только чуть вздернутый носик придавал ей какую-то ребячливость.

– Если Вы в такой ситуации способны шутить, то дело не так уж плохо. Я готовился к худшей реакции. А Пенелопа, вообще-то, – жена Одиссея. Теперь отвечаю на второй ваш вопрос. Нужно мне немного – всего лишь побыть в вашей квартире дня два.

У Даши перехватило дыхание от возмущения:

– Что? Да с какой стати?!

– Я думаю, это лучший вариант для нас обоих, – сказал мужчина, назвавшийся Аристархом, – я не причиню вам зла, но мне надо пожить у вас пару дней.

– А почему только пару? Может, вы переберетесь сюда насовсем?! – в ней опять стала закипать злость.

– Я с Вами не прочь подискутировать, но позже. Мне необходимо сделать перевязку, я ранен.

– Уж не хотите ли Вы чтобы я это вам сделала? – в Дашином голосе звучал сарказм, но в то же время промелькнуло и сострадание. – Вы что, бандит?

Незнакомец усмехнулся:

– У нас впереди два дня под одной крышей и по возможности я удовлетворю ваше любопытство. А сейчас, извините, дайте свой мобильный, – и он протянул руку.

– Он у меня в сумке.

– Он один у вас?

– Есть еще старый, но он без симки, да и батарея не заряжена.

Пока Даша это говорила, незнакомец пристально смотрел ей в глаза, пытаясь определить правду ли она говорит. Затем он прошел в прихожую, закрыл дверь на цепочку и щелкнул вторым навесным замком.

– Вы что, хотите здесь держать оборону? – спросила она с усмешкой.

Улыбнулся в ответ и он:

– Я опасаюсь больше нападения не извне, а бегства изнутри.

Сказав это мужчина нашел в ее сумке мобильный телефон и, выключив его, положил себе в карман джинсов. Затем убедился, что второго телефона в сумке нет.

– Дарья Сергеевна, вы проходите в зал, я постараюсь не стеснять вас насколько это возможно в нашей ситуации.

– А откуда вы знаете мое имя-отчество? – спросила Даша, чувствуя, как внутри растет волна негодования.

– Я провел часа полтора в квартире. Успел просмотреть документы.

Даша хотела сказать какую-нибудь дерзость, но воздержалась. В этом незнакомце все ее раздражало и вызывало антипатию. Она по его милости находилась в глупейшем положении: стала заложницей в собственной квартире. Почему-то ее злила его старомодная манера обращения к ней по имени-отчеству. «Зовите меня Аристарх, – мысленно передразнила она его. – Просто издевательство какое-то!» Однако кроме раздражения, у нее в душе появилось еще одно едва уловимое чувство: какое-то щемящее и жалостное. «Идиот», – обозвала она его в сердцах, но опять-таки, про себя, не в слух. Даша прошла в зал и включила телевизор. Шла очередная передача о закулисной жизни звезд экрана: музыкантов, артистов, спортсменов и кого-то там еще. Кто на ком женился, а потом развелся, кто как и с кем кому изменял… Такие передачи Даша не любила – выворачивают на изнанку личную жизнь «звезд», что в этом интересного? Какое-то убожество. Но показывают, значит, это кому-то нравится. Она уставилась в телевизор, незаметно поглядывая на непрошеного гостя.

А он сел ближе к двери в кресло, рядом на журнальный столик положил пакет с медикаментами, которые, очевидно, принес с собой. Не спеша расстегнул рубашку, затем, сняв ее, остался в светлой футболке. Закатал короткий левый рукав под которым оказалась окровавленная повязка.

– У вас есть ножницы?

– Есть, конечно.

– Дайте, пожалуйста, – попросил мужчина.

– Они в спальне, – ответила Даша, не отводя взгляда от телевизора.

– Дайте их, пожалуйста, – попросил он снова и встал.

Когда Даша поднялась, он впереди ее вышел в прихожую и загородил собой входную дверь, но проход в спальню оставил свободным. В его движениях и манере говорить – чувствовались уверенность, осторожность и самообладание. Всем своим видом он как бы говорил: «Я знаю, чего хочу, и как я это сделаю». И чувствовалось, что так оно и будет. Это сильно злило Дашу. Похоже, этот тип чувствовал себя хозяином не только положения, но и ее квартиры! Ей хотелось вырваться не только, для того чтобы выбраться на свободу, но еще и чтобы досадить ему, вывести его из себя.

Как бы читая ее мысли он устало сказал:

– Не пытайтесь бежать, Дарья Сергеевна, мне бы очень и очень не хотелось применять к вам силу.