Юрий Иванович
Активная защита

– Не туда смотрите. Наш почтальон на выступающей к вашему окну ветке каштана. Присмотритесь внимательнее.

После такой подсказки несуразная птица сразу бросилась в глаза. Впрочем, несуразной эта утка, а вернее, даже крачка могла показаться только для данного места Москвы. На иных прудах и в парках такой неприхотливой дичи имелось в избытке. Ни для охотников, ни для летающих хищников это создание никогда не представляло интереса. Как говорится, ни пуха, ни пера, ни мяса. Уж это Тарас Глебович, как настоящий охотник, знал хорошо. Поэтому, рассмотрев пернатое создание, засомневался:

– Крачка, что ли?

– Не вздумайте ее пристрелить, – пошутил невидимый собеседник. – Она несет не просто золотые яйца.

– И что теперь?

– Откройте окно. Птица после этого залетит и сядет на стол. Затем сбросит два пакета с бриллиантами и улетит обратно. Пусть ни у кого из ваших помощников и мысли не возникнет ее задержать.

– Да это понятно. Но вот окно…

– Можете и не сами открывать, разницы нет.

В самом деле, если это банальное покушение, организуемое с помощью поддельной крачки, то опасаться таких врагов бесполезно. Все равно достанут. Если это провокация и доставлена, к примеру, будет партия героина, то есть подстраховка на видеозаписях. Да и в любом случае помощники успеют подсадные улики спустить в унитаз. Так что трястись от страха и лишний раз осторожничать смысла не было.

– Открываю! – сообщил Гордоковский.

После чего растворил окно и отошел в сторону. При этом жестом дал отмашку своим сторонникам оставаться на местах и ничего не предпринимать сверх заранее оговоренного.

Птица влетела после этого в кабинет чуть ли не сразу. Словно на берег озерка уселась на стол, немножко потопталась на месте, тревожно озираясь по сторонам, а затем как-то неестественно подняла крылья вверх. Вот только тогда стала видна искусственность этого устройства. Из туловища птицы с обеих сторон вывалились два продолговатых мешочка, каждый размером с мужскую ладонь. Створки, имитирующие кожу, вновь сомкнулись на место, крачка резво взмахнула крыльями и с еще большей скоростью вылетела на улицу.

Глеб Тарасович только после этого сообразил, что почти не дышит. Кажется, и собеседник на другом конце связи каким-то образом наблюдал за помещением с помощью почтальона:

– Закрывайте окно, и пусть ваш специалист по драгоценным камням займется осмотром посылки. Вам же советую немедленно дать команду на продажу бриллиантов. Попутно можете сигнализировать и о покупке средств массовой информации.

Палец Гордоковского уткнулся в одного из помощников, который и в самом деле считался профессионалом в определении чистоты драгоценных камней, а потом указал на глаз хозяина. Мол, посмотри, что там и как.

Хватило только пару минут, чтобы ошалевший от восторга эксперт прорвался хвалебными восклицаниями по теме своего осмотра:

– Феноменально! И какие огромные! Боюсь, что будь они чуть больше, и мы имели бы невероятные проблемы со сбытом. Редкость тоже не слишком хотят покупать.

В трубке опять послышался голос неизвестного союзника:

– Все в порядке?

– Да.

– Вы довольны?

– Еще бы!

– Тогда сразу хочу огласить имена людей, вокруг которых вы должны создать невероятный скандал и обеспечить им надлежащую охрану.

Тарас Глебович печально вздохнул и не сдержался от досадного выражения мимики на своем лице. Хочешь не хочешь, а предварительные обязательства выполнять придется. Тем более что по договоренностям сегодня была только первая посылка, две ожидались в ближайшее время.

– Я вас внимательно слушаю.

– Но вначале один вопрос: как вы относитесь к погибшей группе международных экспертов, которые отыскали гравитационный разрушитель в Пентагоне?

– Мм? – Гордоковский несколько растерянно пожал плечами, поглядывая при этом на стол, где велся интенсивный подсчет полученным бриллиантам. – Да как и все. Герои они. И тому, кто их подставил, готов лично глотку перегрызть.

– Ну тогда мы с вами сходимся и по этим идейным соображениям. Вам и карты в руки! Тем более что все расходы по этой теме нами будут оплачиваться отдельной статьей. Дело в том, что эксперты живы, в данный момент уже готовятся к переезду в Москву, но для своего триумфального появления всему миру им необходимо вначале создать нужные предпосылки. Ну там обвинить кого надо, поскандалить с кем следует, представить виноватого на суд общественности. Понимаете, наверное? Не мне вас учить.

– Ну да, ну да! – В голове у Тараса Глебовича уже с бешеной скоростью проносились дельные мысли, грядущие прожекты и уникальные шансы, которые следовало употребить и направить на усиление собственной партии благодаря такому феноменальному козырю в руках, который обозначала воскреснувшая команда экспертов. И не просто воскреснувшая, а еще и оказавшаяся в союзниках лично с Гордоковским и созданной им партией. Упустить такой шанс было бы невероятным ротозейством. О чем и говорить не стоило. – Уж туг мы развернемся! Да плюс вместе с радио, газетами и телевидением.

– Вот именно поэтому мы на вас так и рассчитывали. – Союзник слегка прокашлялся и продолжил: – Правда, хотелось обратить ваше внимание на некоторые детали предстоящего действия. Так сказать, для полного согласования наших усилий.

Деталей оказалось неожиданно много, и по важности их никак нельзя было назвать мелкими. Но особых принципиальных различий с идеологией САР они не имели, так что дальнейшее сотрудничество виделось крепким и действенным. А уж оплата за такое сотрудничество была более чем существенная.

Глава шестая

Лиходеи. Гептокар. Июль, 2012

Уже давно соправители Божественной Октавы не помнили, когда они собирались за круглым столом Гептокара полным составом второй раз подряд. И хоть спорили долго и весьма интенсивно, но теперь целенаправленных обвинений своих коллег явно избегали. Потому что понимали: чьей-то конкретной вины нет. Наоборот, следует объединиться и, как никогда, сплоченными силами, знаниями и умениями отыскать-таки тех затесавшихся в человеческую цивилизацию вредителей, которые мешают воплощению планов Октавы в жизнь.

Мнения высказывались весьма разные, но что интересно: после каждого из них Шедон Арафи, как один из старейших и самый опытный соправитель, подводил некие итоги и формулировал мнение большинства. Порой ему помогал балагур и весельчак Чонг Жолчо, позванивая при этом своим многочисленным пирсингом. Так что, можно сказать, собрание велось без обычных нападок друг на друга и оскорблений.

Да и началось оно с того, что все семь коллег многозначительно оглядывались на Отто Гранджа. Тот кочевряжиться не стал, прекрасно понимая, что от него хотят, и, пожалуй, впервые за долгие годы нарушил негласный запрет не упоминать вслух имя того, кто давал им силы, власть и многовековое бессмертие. Поэтому сообщение прозвучало максимально сурово и весомо:

– Господа! Хесус Куманда высказался на мой запрос более чем конкретно и однозначно. Повторяю полученное сообщение от него дословно: «Все остается в силе. Не понимаю ваших сомнений. Больше думайте головами, а не задницами! Раз решили поразвлечься, не останавливайтесь на полпути. Но я на всякий случай добавлю несколько систем контроля над ситуацией». Конец сообщения. – Отто в полной тишине обвел взглядом присутствующих. – Могу только добавить, сообщение пришло по старинной телеграфной почте. Личного визуального контакта господин Куманда мне опять не позволил. Так что обсуждения, о котором мы с вами мечтали, опять не получилось.

После тяжелого, вдумчивого молчания его прервал грек Палий Таикос:

– Ну и ладно, раз никаких подсказок пока не будет, то предлагаю вообще изменить всю нашу тактику и стратегию. Давайте просто самоустранимся и до катастрофы останемся в роли банальных наблюдателей. Пусть все идет своим чередом, а нам вполне хватит в дальнейшей работе и того опыта, который мы уже получили на своих гипребешах. Мне думается, и такое времяпрепровождение окажется для нас весьма и весьма интересным, продуктивным и полезным.

На такое предложение рьяно возразили буквально все семь соправителей Божественной Октавы. Причем высказались, заканчивая немногословным Стенли Горпсом, который проворчал самым последним свое коронное:

– Не нравится мне это!

А общую мысль самым первым высказал чернокожий Айрих Вонг:

– Тебя, Палий, понять нетрудно. В твоей Антарктиде некоторое время вообще подопытного населения не будет. Да и сейчас нет. Тебе вполне хватает твоего никчемного гарема для сексуальной акробатики. Но ты только вдумайся, какими огромными людскими ресурсами останемся управлять все мы. Ладно, я у себя в Европе оставлю только десять процентов населения от нынешнего, а ведь Стенли Горпс и Чонг Жолчо планируют оставить для своих войн в Азии каждого пятого. Причем планируют воевать так красиво и витиевато, что и нам обещана масса положительных эмоций как зрителям. У одних – воины, у других – рабы, у меня – верующие в черное солнце паломники, но для всех нас очень важно заронить нашу божественность в души населения еще до катастрофы. Тогда половина дела для гипребешей будет сделана на огромных территориях. Так что остаться сейчас в стороне и не заявить о себе во всеуслышание не в наших интересах. Не для того все это затевалось и подстраивалось, не для того зомбировались в специально понастроенных по всему миру лабораториях тысячи послушников, чтобы теперь отказаться от давно ожидаемых развлечений.

После такого длинного спича сидящий рядом с греком Илья Воларов подмигнул своему приятелю:

– Видишь, как попал впросак со своим предложением затаиться и не высовываться! Не катит оно! Никак не катит! Эти все человечишки просто обязаны будут дрожать перед нами, молиться и падать ниц накануне катастрофы. Ну и вспомни самую главную задачу, которая стояла перед нами в наших игрищах: тотальное уничтожение всех правительств, всех силовых структур и всей банковской системы мира их же собственными руками. Ни рабам, ни азиатским воинам, ни прочим паломникам не нужны прежние политические или экономические авторитеты. Все должны быть уничтожены поголовно еще перед объявлением нас людям и сообщением о грядущей катастрофе. То есть все игры должны завершиться уже в конце ноября. Максимум к середине декабря. И именно это, а не попытка просто развлечься должно нами всеми ставиться в основание всей нашей деятельности до катастрофы.

Кданному утверждению несколько пренебрежительно отнесся Отто Грандж. Как божественный правитель Африки, он и так не видел перед собой никаких препятствий, даже если некоторые правительства его континента останутся живыми и обладающими некоторой властью. О чем и заявил:

– Локальное использование наших гипребешей в течение недели легко заставит людей вырезать друг друга в угодной нам пропорции. Так что какая разница, сколько президентов выживет в своих бетонных норках?

– Да нет, Илья прав на все сто процентов, – убедительным голосом заговорил Шедон Арафи. – Правительства и банкиров надо выжечь с корнем. И ты не сравнивай свою спокойную, солнечную Африку с той же самой, например, моей Северной Америкой. Я не могу себе позволить там тотальное и безоглядное уничтожение, если хочу возродить племена диких индейцев. Их и так слишком мало, чтобы рисковать хотя бы частичными потерями. В противном случае мне не удастся мало-мальски заселить прерии и леса даже за оставшиеся мне четыреста лет жизни. Да и уничтожение всего белого населения тех же США – дело довольно сложное даже с помощью десятка гипребешей. Там после убийства директора ЦРУ, а уж тем более сейчас, после потопления авианосца, словно с ума все посходили. Банкиры каким-то образом осознали, что к ним приближается смерть, и настолько напрягли собственные и государственные службы безопасности, что от моих послушников хорошо, если осталась только шестая часть. Всех они умудрились раскрыть, арестовать, а более половины уничтожить на месте ареста якобы при попытках к сопротивлению. Так что государственные структуры могут создать нам еще очень немало проблем, нельзя их так рано сбрасывать со счетов.

Ганс Даглиц ему поддакнул:

– Полностью согласен с твоими опасениями. У меня в Южной Америке тоже масса сетей безопасности, которые создали владельцы мировых капиталов, и я до сих пор не могу распутать эти сети. Порой на банкиров работают целые государства и готовы по первому знаку не просто молиться на своих работодателей, а делать себе показательные харакири. Правда, своим гипребешем через месяц-полтора я запушу длинную волну через несколько столиц с внушением по единому сигналу уничтожить всех, кто явно богат и считается сливками общества. То есть уже через месяц после этого, как раз к декабрю, полюбуемся на массовую резню президентов, банкиров и всех, у кого имеется хотя бы одна шикарная вилла в частной собственности. Но основные схроны и места жительства нувориши себе устроили вдали от цивилизации, в глухих горах. Как раз там, где сейчас уже начали строить свои убежища мои ловкие перуанцы. Даже мне с моими послушниками и техническими средствами не удалось выяснить и половину мест со скрытыми бомбоубежищами бонз. А они есть, и очень много. Так что катастрофу могут пережить как раз не те, кто лично мне нужен для создания великой империи инков. Только вырожденных белоручек мне не хватало! А ведь сколько для строительства новой столицы понадобится рабов? – Воспоминания о своем проекте всегда приводили Ганса Даглица в состояние экзальтации. – И где я возьму столько рабов? Разве что вы будете доставлять людишек со своих материков! А оно мне надо? Не нужны мне инки, ни белые, ни черные, ни желтые!