Артур Конан Дойл
История спиритизма. Исследование духовного мира

смерть не разлучит.

Дух того человека, кто умер,

остается с духом живущего.

Когда последний умрет, духи

воссоединятся, и любовь их

будет еще крепче,

чем до смерти.

    Эммануил Сведенборг

Ознакомившись с этими и подобными «видениями», можно сделать вывод, что беседы, которые Сведенборг вел с умершими, для слушателей не более мифические, чем разговоры Христа с Илией или Моисеем. Но хотя Сведенборг четко и доходчиво изложил свою точку зрения, стоит упомянуть и о том, что в его время у людей было мало знаний, мало опыта, и они не могли разобраться в сути новой теории.

Сведенборг считал, что Бог с присущей Ему мудростью разделил мир земной и мир загробный и не оставил людям и духам возможность общаться между собой. Но исключения все же есть: в тех случаях, когда есть веские причины и убедительные доводы, беседа может произойти (так называемые курьезные видения сюда не относятся). С такой точкой зрения согласится любой новый последователь этого учения, если он серьезно воспринимает законы земного существования. В нынешний век, когда царит материализм (что Сведенборг вряд ли мог себе представить), мы направляем усилия на то, чтобы, отталкиваясь от материалистического учения, доказать главенствующую роль духа. Между тем с философией материализма Сведенборг был очень хорошо знаком. И со всей определенностью можно сказать, что если бы он жил в нашу эпоху, то в современном спиритическом движении мог быть настоящим лидером.

По убеждению Сведенборга, плотные облака, заволакивавшие небо, не что иное, как результат психической деятельности всех людей. Моменты очищения, периодически наступавшие, он сравнивал с громом, при раскатах которого атмосфера делается свежее. Он видел глупую деятельность некоторых Церквей, как неразумно они поступают, когда провозглашают диктат религии, ее абсолютную власть, и всеми силами противостоят рождению какого-либо другого вероучения, и из-за этого мир движется в опасном направлении. Нынешние авторитетные специалисты в сфере психологии, в частности Вэйл-Оуэн, вели беседу с таким вот облаком, сгустившимся над землей, и после разговора они почувствовали необходимость очиститься.

Читатель, который не знаком с работами Сведенборга и выразит охоту пополнить свои знания, может найти самые известные его теории в таких трудах, как «Рай и Ад», «Новый Иерусалим»[5 - Emanuel Swedenborg «Heaven and Hell»; «The New Jerusalem».], «Arcana Coelestia». Жизнь этого великого человека замечательно описали Дж. Тробридж, Гарт-Уилкинсон, Брейли Ходжеттс, которые сейчас являются председателями английского Общества Сведенборга.

Глава 2. Церковь Ирвинга и Община Шейкеров

Эдвард Ирвинг родился в 1792 году в Аннане. В юности он усердно учился, благодаря чему постепенно совершенствовался и стал весьма незаурядной личностью. Природа наделила его исключительными внешними данными – гигантским ростом и силой Геркулеса. Но при этом был один физический недостаток: Ирвинг плохо видел на один глаз. Здесь можно провести параллель с Байроном, который был хромым: у обоих природный дефект стал причиной крайности в характере. Ирвинг обладал острым, живым умом, а также решительной и беспокойной натурой. И это при том, что воспитание он получил в церковной шотландской школе. Подросткам в этой школе прививали строгие взгляды, далеко не передовые, – воспитание находилось в руках ковенантеров[6 - Ковенантеры – сторонники шотландского «Национального ковенанта», манифеста, изданного в 1638 г. национальным движением в защиту пресвитерианской церкви. Историки сравнивают ковенантеров с Ирландской освободительной армией.], они ревностно отстаивали крайний протестантизм и яростно боролись с крайним католицизмом, который и по нынешнее время отравляет души людей. Так что странность и противоречивость характерны для рассуждений Ирвинга.

Ирвинг стал помощником доктора Чалмерса, великого человека, наиболее знаменитого в Шотландии священника – то, как он управлял приходом в Глазго, стало ярчайшей страницей в истории шотландской церкви. На данном поприще Чалмерс достиг того, о чем мечтает каждый священник и без чего не получится цельной личности: он достиг невероятной душевной близости с бедным людом.

В тот период в одном из районов Лондона, а именно на Хаттон-Гарден в Холборне, крошечная шотландская церквушка осталась без пастора и находилась в упадке. Это свободное место предложили помощнику доктора Чалмерса – и Ирвинг, несколько поколебавшись, принял предложение. Проповеди, которые он читал, были блестящими, эмоционально насыщенными, и народ потянулся в церквушку. К чудаковатому шотландскому великану совершенно неожиданно пришла популярность. Каждое воскресенье перед утренней службой улица в этом бедном районе была забита экипажами. Но Ирвинг умел не только красиво говорить проповеди, он был трудолюбивым человеком и добросовестно исполнял обязанности пастора: для своей паствы он делал очень много, особенно для бедняков. В любой час – днем и ночью – он был готов прийти туда, где в нем нуждались.

Ирвинг проявлял интерес к библейским легендам, особенно его интересовали смутные образы и кошмарные видения, посещавшие святого Иоанна, а также необычные предсказания Даниила (он предрекал, какие события произойдут в будущем и когда именно они произойдут).

В отношении духовного наследия есть такое предположение: то, что человечество накопило в духовном плане, может проявиться в будущих поколениях. В подтверждение можно вспомнить примеры, когда к людям возвращались забытые языки. Такие случаи начались на западе Шотландии в 1830 году. Первыми, кто попал под влияние потусторонних сил, стали Кэмпбелл и Макдональд. Это были добропорядочные женщина и мужчина, причем про женщину вообще говорили, что она чуть ли не святая. Время от времени эти двое устраивали для зрителей демонстрации разных чудес: исцеляли, показывали действие потусторонних сил, а разговаривали при этом на неизвестном языке. Никакого обмана и мошенничества: те, кто присутствовал на представлении, «переносились во времена апостолов». Прихожане были поражены и ждали, какие события последуют дальше, и долго ждать им не пришлось.

Следующая история приключилась непосредственно в церквушке, где пастором был Ирвинг. В октябре 1831 года, когда в церкви шла служба, вдруг раздались странные крики. Они были до того сильными и внезапными, что в помещении началась паника. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не пастор. Он громогласно воскликнул: «Господь наш! Останови смятение людей!» И этим предотвратил трагедию. История получила широкую огласку и обросла разными слухами среди консервативной публики. Газеты тоже не упустили эту сенсацию – о ней писали много и не всегда объективно.

Крики в церкви – это были невразумительные голоса, мужской и женский. Слов было не разобрать, даже если вслушаться, потому что двое кричали на неизвестном языке. По воспоминаниям одних свидетелей, внезапно церковь огласили скорбные и невнятные звуки. Другие сообщали, что это был целый ураган воплей. А по описанию третьих, крики обрушились на них лавиной, женские уши просто не способны воспринимать такой грохот. Надо сказать, что и сам Ирвинг, и многие другие были под сильнейшим впечатлением от этих голосов. Дальше «ураган из неразборчивых криков» стал пополняться английскими словами, так что восклицания можно было разобрать. Преимущественно это были отдельные возгласы или молитвы, на причину которых ничто не указывало – словно одержимый человек исторгал их помимо своей воли и спонтанно, в неподходящее время. Иногда такой человек произносил даже длинную речь, попав под продолжительное влияние потусторонних сил: он пересказывал религиозные догмы и строго критиковал, причем многострадальный пастор часто становился объектом таких порицаний.

Возможно, характер этих духовных сил был психическим, но они изначально были обречены, так как почвой для них служила теология, исступленная и ограниченная. Из-за своей узости даже религия Сведенборга не была способна целиком осознать проявление таких сил в неискаженной форме. А уж тем более на это было не способно учение, замкнутое на догмы шотландской церкви, где невообразимыми текстами можно исказить любую правильную мысль.

Если учение отвергало установленные церковные догмы, то его называли дьявольским, а сторонников такого учения – еретиками. И даже больше: некоторые приверженцы сами хотели убедить себя в том, что в них вселился дьявол и заставляет произносить дьявольские речи. Корень этой одержимости они видели в том, что внутри них происходит борьба с собственными духовными воззрениями. Но такое объяснение причины представляется нам лишь оправданием в собственных глазах. Как бы то ни было, они выбрали тернистую дорогу пророчества, но их предсказания не осуществились, и из-за этого они были в замешательстве.

Суждения этих «одержимых дьяволом» перечеркивали их религиозные воззрения, и кое-какие из заявлений могут получить достойную оценку у последующих поколений, более просвещенных. Например, выступая на собрании Библейского общества, один убежденный приверженец Библии, сказал: «Речи эти – посланное на землю проклятие, чтобы Дух Господень и Слово Господне закалились». В любом случае, сверхъестественные силы проявлялись в форме суждений вне всякой зависимости от самого говорившего.

Как бы в наши дни высказался по поводу этих психических явлений беспристрастный исследователь? По мнению автора, это на самом деле был поток психических сил, но сектантская теология, с присущей ей однобокостью, намеренно принижала их истинное значение, а аргументы, которые фарисеи использовали для этого, небезупречны. Будь автор настолько храбрым, чтобы высказать личное мнение, он сказал бы, что к спиритическому Учению более всего восприимчив труженик – тот основательный человек, который идет своей дорогой, и никакие ортодоксальные религиозные учения его не остановят. Лишь в этом типе людей живой, восприимчивый к новому ум может быть тем чистым листом, на котором проявление психических сил оставит свежий и четкий отпечаток. Лишь человек-труженик способен быть последователем учения о потустороннем мире, любимым и прилежным учеником, открытым для восприятия остальных видов Спиритизма.

Лишь человек-труженик способен быть последователем

учения о потустороннем мире, любимым и прилежным

учеником, открытым для

восприятия остальных видов

Спиритизма

Голоса, зафиксированные в 1831 году, представляют собой подлинную психическую силу, некую спиритическую закономерность, которая искажается всякий раз, как подобные сообщения улавливаются медиумами из разных религиозных сект. Закономерностью является и то, что мишенью духовных сил неизбежно становились люди заносчивые и самонадеянные, которые высмеивали пророков, используя для этой цели сами пророчества и великие имена. В числе таких людей были авторитетные церковные деятели, нападавшие на паству Ирвинга: они приносили то вред, то пользу, что определялось «орудием нападения».

Цензура священников, выступавших оппонентами, до того ослабила церковный союз, что новых испытаний он не перенес и в итоге распался. Это событие сильно повлияло на дальнейшую судьбу церкви Ирвинга. Здание отдали попечителям, а пастор и его сподвижники стали подыскивать другое помещение. Новое прибежище им дал филантроп Роберт Оуэн[7 - Роберт Оуэн (1771–1858) – английский философ, социалист-утопист, стоял на позициях рационализма и атеизма.], который был социалистом и приверженцем свободомыслия. Пройдет двадцать лет, и Оуэн обратится в лоно Спиритизма.

Помимо той истории, что произошла в церкви Ирвинга, стоит привести и другие примеры вторжения потусторонних сил, прямо связанные со случаем, имевшим место в городе Гайдсвилле через несколько лет и описанным в главе 4. Этот эпизод заслуживает того, чтобы обратить на него самое пристальное внимание: в американской общине шейкеров[8 - Шейкеры (трясуны) – секта, члены которой жили общинами и соблюдали целомудрие, детей в семьи принимали через усыновление или обращение. На собраниях члены общины исполняли ритуальные танцы, впадали в транс (согласно их вере, это было сошествие Святого Духа).] случилось настоящее нашествие психических сил. Некоторые из этих добропорядочных людей состояли в братстве квакеров[9 - Квакеры, или Религиозное общество друзей, – секта нонконформистов, возникшая в XVII в. в Англии. Квакеры подвергались гонениям, поскольку отвергали формальное богослужение.], затем к ним присоединились французы – они бежали из Севеннских гор от преследований Людовика и хотели найти убежище в Англии. Но даже в новой стране их жизнь не была безопасной – им угрожали фанатики. Оставалось эмигрировать в Америку. Это было время войны за независимость. За океаном члены общины образовали в разных местах коммуны и вели тихую, благочестивую жизнь. И, пожалуй, закономерно, что психические силы, облаком опустившиеся на грешную землю, первым делом вторглись именно в эти целомудренные коммуны.

Артур Конан Дойл (1859–1930) – английский писатель, создатель образа гениального сыщика Шерлока Холмса. С 1910-х – активный пропагандист Спиритизма (фото ок. 1893 г.)

Иллюстрации художника Сидни Пэджета (1860–1908), друга А. К. Дойла, к его рассказам о Шерлоке Холмсе

В 1837 году было около шестидесяти таких коммун, где наблюдались вспышки сверхъестественных сил. Но степень «одержимости» была разной. Как правило, сначала психические силы проявлялись в виде криков, которые были предупреждением об угрозе, затем практически все члены общины попадали во власть этих сил. Вступить в контакт с духами мог каждый – и мужчина, и женщина. Первым делом «непрошеные гости» спрашивали дозволения явиться, а уже потом, когда коммуна не работала, являлись. Интересно, что чаще всего «приходили в гости» духи индейцев – прямо всем племенем. «Прежде всего один индейский вождь или два стучали и спрашивали, можно ли войти. Затем они появлялись в помещении, а за ними – все соплеменники. Дом был полон духами краснокожих, и отовсюду было слышно гиканье». Собственно, гикали сами члены общины шейкеров. Более того, духи индейцев так на них влияли, что присутствующие коммунары начинали не только танцевать традиционные для индейцев танцы, но и общаться друг с другом на каком-то индейском наречии. Все это указывало на одержимость духами аборигенов.

Возникает вопрос: чем обусловлена такая большая роль североамериканских индейцев, сыгранная ими на начальной и дальнейших стадиях развития Спиритизма? Как в Америке, так и в Англии большинство физических медиумов имеют у себя изображение индейского вождя или хранят какие-то детали его одежды, кусочки скальпа, чтобы иногда использовать в психических опытах. Эта тайна не разгадана до сих пор. Основываясь на личном опыте, с некоторой долей уверенности мы можем сказать лишь то, что такие духи наделены большим могуществом и могут служить источником физического проявления, но вместе с тем носителями высших идей, которые мы получили от духов с Востока или из Европы, они никогда не были. Физические проявления и поныне сохранили большую значимость и не обделены вниманием критиков спиритического движения. Некоторые явления, связанные с духами индейцев, весьма существенны. Множество наблюдений свидетельствуют, что если человек принадлежит к сильному типу, если он живет в единении с природой, то стихийное проявление психических сил более характерно для духовной жизни такого человека.

В общине шейкеров особо выделялся некий мистер Ф. У. Эванс, человек выдающихся умственных способностей. В отношении случившегося Эванс дал интересную и толковую оценку (те читатели, которым это любопытно, найдут ее в газете «New York Daily graphic» от 24 ноября 1874 года; более детальное изложение имеется в книге «Жители загробного мира» полковника Олкотта[10 - Henry Olcott «People from the Other World».]).

Когда первая волна ажиотажа вокруг вторжения духов схлынула, Эванс с коллегами попытались проанализировать событие и оценить его значимость. Они заключили, что данное явление надо исследовать в три стадии. На первой нужно собрать доказательства того, что случившееся было реальным событием. На второй стадии исследования следует определить, что движет смиренным духом, когда он передает людям информацию о переселении души в мир иной. Третьей была стадия миссионерства, на ней исследователи планировали использовать полученный духовный опыт на практике в реальной жизни. Вывод, который сделали Эванс и другие шейкеры, был неожиданным: индейцы посещали их не затем, чтобы поучать, – они сами хотели поучиться.

Множество наблюдений

свидетельствуют, что

если человек принадлежит

к сильному типу, если он

живет в единении с природой,

то стихийное проявление

психических сил более

характерно для духовной жизни

такого человека

Позже аналогичные случаи были отмечены и в других спиритических кружках: там являлись малоразвитые «гости», которым нужна была информация о нашем мире. В спиритических кружках эти тихие духи искали учителей для себя. Читатель правомерно спросит: почему их не могли просветить более развитые духи? Автор тоже задал этот вопрос и получил такой ответ: «К вам эти духи ближе, чем к нам. Свои промахи мы можем исправить только с вашей помощью». Это показывает, что высокоразвитые духи никогда не приходили к добрым шейкерам, в их руководстве члены этой общины, видимо, просто не нуждались. Духи, которые охотно приходили к ним «в гости», были ниже по уровню развития.

В течение целых семи лет продолжались эти явления. И когда духи нанесли последний визит, они сообщили хозяевам, что покидают их, но непременно вернутся в земной мир и будут свободно гостить как во дворцах, у знатных сановников, так и в сельских домах, у простого люда.

Госпожа Хардиндж-Бриттен, женщина исключительная, поведала в своей книге «Современный американский Спиритизм»[11 - Emma Hardinge Britten «Modern American Spiritualism».] о том, как тесно общалась с шейкерами, описала впечатления членов коммуны о визитах духов. Можно сказать, что те события торжественно открыли новую эру грандиозных свершений, имевших как материальную, так и духовную ценность. В истории спиритического движения они сыграли весьма важную роль.

Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск