Антон Шаганов
Карп и сазан. Все способы ловли

Карп и сазан. Все способы ловли
Антон Шаганов

В новой книге известный специалист Антон Шаганов рассказывает обо всех способах ловли карпов и сазанов – рыб, поимка которых всегда являлась предметом гордости для рыболовов. Способы и снасти, разрешенные или разрешенные с ограничениями современным законодательством, описаны подробно, безусловно запрещенные – кратко, в качестве исторического экскурса. Книга рассчитана на широкий круг читателей-рыболовов.

Антон Шаганов

Карп и сазан. Все способы ловли

Часть первая

КАРП

Введение

Начиная книгу о карпах, автор испытывал определенные сомнения: все-таки, что ни говори, с точки зрения ихтиологии – карп относится к тому же биологическому виду, что и сазан, и стоит ли посвящать этим рыбам две разные статьи в энциклопедии? Тем более что многие классики рыболовной литературы (Л. П. Сабанеев, например) описывали карпа и сазана совместно, лишь указывая на различия в повадках.

Кроме того, трудно с определенностью сказать, где заканчивается карп и начинается сазан. Во многих реках (например, в Хопре) обитают как популяции речного карпа (потомки рыб, некогда вырвавшихся из рыбоводных прудов на волю), так и стаи зашедших с низовьев сазанов, и зачастую в результате совместного нереста получаются гибридные, переходные формы, – не то сазанокарпы, не то карпосазаны…

В общем, сомнения имелись, и немалые. И все же победило такое рассуждение: данная энциклопедия все же рыболовная, не ихтиологическая, а с точки зрения рыболова сазан весьма разнится с карпом. Любой рыбак, которому доводилось ловить и карпов в подмосковных прудах, и сазанов в низовьях Волги, согласится с этим утверждением.

Итак, приступим. Для начала, как обычно, поинтересуемся мнением классика: что же писал про карпов дедушка Брем? А вот что:

Многие разновидности европейского карпа (Cyprinus carpio) считали до новейшего времени настоящими видами; руководствуясь, однако, доставляемыми нам тщательными исследованиями Зибольда, можно утверждать наверное, что такого рода взгляд неверен. «Что карпов, представляющих отклонения в чешуе, – говорит вышеупомянутый исследователь, – а именно зеркального карпа (Cyprinus specularis, или Cyprinus rex cyprinorym), покрытого немногими несоразмерно большими чешуями, а также лишенного чешуи голого карпа (Cyprinus nidis), следует считать лишь разновидностями, а не особыми видами, как думали прежде, к этой мысли привыкли уже давно, но, чтобы разновидности карпов могли различаться также очертаниями тела, с этим, пожалуй, не согласятся даже многие знатоки рыб, хотя наши домашние теплокровные животные и представляют часто удивительные примеры подобных отклонений. Тело карпов, в первоначальной своей форме удлиненное и несколько сжатое с боков, под влиянием известных условий может больше вытягиваться в длину и округляться по бокам спины, ставшей более низкой, при других же условиях оно может укоротиться и приобрести более сдавленную с боков спину. Одну из этих пород, которая представляет собой резкий пример первого из упомянутых изменений, Геккель считал особым видом и назвал венгерским карпом (Cyprinus hungaricus)».

Не подлежит никакому сомнению, что в северную Европу карп был ввезен из Азии и затем распространен далее. В Старой Пруссии он, говорят, поселился около 1769 года, а в прибалтийские районы России привезен еще позже. Из Германии и Дании его ввезли также в Англию и Швецию, в первое королевство около 1496 года, или, как утверждают другие, в 1521 году, или даже, по словам Гюнтера, только в 1614 году. По словам того же естествоиспытателя, первоначальная родина предка всех карпов, т. е. сазана на востоке, и в Китае он встречается в диком состоянии в громадном количестве; там он был приручен много столетий тому назад. Оттуда он был перевезен на запад, а из Европы его перевезли в новейшее время также в Соединенные Штаты Северной Америки. В настоящее время он водится едва ли не во всех наших среднеевропейских озерах и реках; настоящее значение его, однако, заключается в том, что разводится он так же легко, если не легче всякой другой рыбы.

Рис. 1. Карпы: 1 – чешуйчатый; 2 – рамочный; 3 – зеркальный (голый); 4 – сазан.

Главнейшую пищу карпа составляют мелкие животные, а именно черви, личинки насекомых или даже земноводные и тому подобные обитатели вод; он, однако, совсем не ограничивается этой пищей, но также очень охотно ест растительные вещества, даже прогнившие части водяных растений, гнилые плоды, вареный картофель или хлеб и т. п. В прудах, где разводят карпов, их кормят овечьим пометом, который, строго говоря, имеет только то значение, что служит приманкой для насекомых и червей; они-то и доставляют карпам надлежащие питательные вещества, а не сам помет, который, конечно, также проглатывается вместе с ними. Роясь в иле, они глотают w также землистые частички, которые, по-видимому, составляют даже необходимое условие для их пищеварения. В море они, вероятно, питаются преимущественно червями и небольшими моллюсками. При достаточном количестве пищи карп уже на третьем году своей жизни делается способным к размножению. По исследованиям Блоха, самка на пятом году жизни кладет уже около 300 тысяч яиц; число это, однако, может увеличиться потом более чем вдвое. Во время метания икры у самца в слизистой оболочке кожи на затылке, щеках и жаберных крышках развивается много маленьких, неправильно рассеянных, беловатых бородавок, которые обыкновенно появляются также на внутренней и передней сторонах грудных плавников. Как только карп облачится в это свадебное одеяние, им овладевает страсть к странствованию, и он пытается проникнуть как можно дальше вверх по течению реки, причем часто преодолевает значительные препятствия. Для метания икры самка выбирает мелкие места, густо поросшие водяными растениями, и только в том случае, когда она находит такие места, размножение увенчивается желанным для хозяина успехом.

    А. Брем «Жизнь животных»

Несмотря на все различия между карпом и сазаном, общего все же больше – и в привычках двух рыб, и в применяемых для их поимки насадках и снастях. Поэтому, чтобы не повторяться, более подробно о образе жизни карпов и сазанов будет рассказано во второй части, и там же разберемся с отличительными особенностями «дикого родственника».

Аналогично подойдем и к описанию способов рыбалки. В первой части книги будут достаточно сжато рассмотрены те снасти и виды ловли, что применяются в основном для прудового карпа, – а разговор о тех, что годятся и для карпов и для сазанов, отложим до второй части.

Ужение поверху

Ужение поверху чаще всего применяется в местах густонаселенных – на городских и поселковых прудах, где карпы достаточно бесхитростны и привыкли без опаски поедать плавающий на поверхности корм, в изобилии бросаемый им либо уткам.

Весьма проста и эффективна ловля карпа на хлебную корку. Снасть для нее используется достаточно примитивная и даже грубая: спиннинговое удилище (длинное, прочное, с большой тестовой нагрузкой) оснащают инерционной катушкой, заполненной 100 метрами лески диаметром 0,5–0,6 мм; к основной леске привязывают 3 поводка (длиной 25–30 см и толщиной 0,35 или 0,4 мм) с крючками № 10–12. Поводки привязывают к одной точке, так, чтобы они расходились веером. Вот и все, снасть готова – ни поплавок, ни груз не нужен, вместо них используется половинка батона или хлебной буханки: ее тяжесть позволяет делать дальний заброс, и она же служит прикормкой.

Корку с половинки хлеба обрезают с четырех сторон, чтобы увеличить площадь открытого хлебного мякиша. Обычно оставляют лишь нижнюю корочку, более прочную и дольше размокающую в воде, сквозь нее при помощи большой иглы трижды продевают основную леску, затем крепят к ней поводки, а на крючки надевают кубики из отрезанной корки, причем размер насадки не маленький – чтобы не смог заглотать карась или несовершеннолетний карпик, ловля рассчитана на трофейные экземпляры.

Рис. 2. Насаживание корочки для ловли карпа поверху.

Затем снасть забрасывают в места вероятной кормежки карпа: на незнакомом водоеме определить такое место не трудно, понаблюдав некоторое время за поверхностью. При прозрачной воде и при отсутствии на ней ряби можно разглядеть самих рыбин (особенно помогают делу очки с поляризационными фильтрами), в противном случае надо ориентироваться на косвенные признаки: на расходящиеся по поверхности «усы» и на выпрыгивание из воды верховок (если рыбешки выскочили из воды, а характерного всплеска хищника не последовало, вполне вероятно, что верховок напугал карп).

А вот выпрыгивание из воды самих карпов, по моим наблюдениям, – признак скорее отрицательный, к воздушной акробатики более склонны рыбины, уже наевшиеся и совершающие моцион. Впрочем, в рыболовной литературе мне встречалось и обратное утверждение: что из воды выпрыгивает карп голодный, перед кормежкой, и поклевки в таком месте вполне возможны. Нельзя исключить, что истина лежит где-то между этими двумя тезисами – в конце концов, выпрыгивать из воды могут одни карпы, а искать корм на дне другие…

Если карпы слишком редки в водоеме, можно предварительно сдобрить хлеб нерафинированным растительным маслом (либо льняным или конопляным в несколько меньшем количестве), но обычно при такой ловле дополнительные ароматизаторы не нужны.

Дальше все просто: первой корку замечает рыбья мелюзга и собирается вокруг, пытаясь отщипнуть крошки от мякиша. Это столпотворение привлекает крупного карпа, бродящего у поверхности в поисках поживы. Он тоже не может одолеть большую корку и поэтому заглатывает то, что ему «по зубам» – кубики с крючками. Ну а потом все зависит от искусства рыболова и его навыков в борьбе с крупной рыбой…

Возможен и такой вариант: вы пришли на знакомый карповый пруд, вооруженные и снаряженные лишь для ловли «на корку», – а карп, как назло, поверху не гуляет! Холодно, или ветрено, или еще какая причина… В таком случае можно экспромтом переоборудовать снасть, предназначенную для верховой ловли, в донку, – привязать вплотную к прикормке большое грузило, способное утопить половинку буханки. По беде можно найти на берегу камень подходящего веса и надежно обвязать его леской. При донной ловле поклевку зачастую приходится ждать гораздо дольше, поэтому, чтобы кубики-насадки не размокли и не свалились с крючков, их слегка заминают в мякиш, – крупный карп рыба весьма прожорливая, и, обнаружив корм и приступив к трапезе, рано или поздно попадет на крючок. А поскольку в данном случае лучше рано, чем поздно, – количество поводков с крючками полезно увеличить при такой ловле до 6–8 штук.

В местах, где карпов много, в буханке-прикормке нужды нет, достаточно поставить на снасть 1–2 крючка с теми же кубиками из корки, а для обеспечения дальности заброса привязать на конец основной лески поплавок-шар, утяжеленный залитой внутрь водой. Так, например, ловят прудовых карпов немецкие рыболовы, весьма рачительно относящиеся к пищевым продуктам, иногда заменяя поплавки-шары стеклянными пробирками, заткнутыми пробками (в пробку втыкается проволочное колечко для пропуска лески).

Рис. 3. Оснастка для ловли карпа поверху: 1 – поплавок-шар; 2 – поплавок из стеклянной пробирки; 3 – крючок с насаженной корочкой; 4 – снасть в водоеме.

Спиннинг непременно надо надежно закреплять на берегу – мощная потяжка карпа вполне может отправить удилище в плавание по водоему.

Да, и еще одно обстоятельство надо иметь в виду: от ловли карпов поверху «на корку» лучше воздержаться, если по поверхности пруда плавают домашние утки либо гуси, – иначе возможны неприятные объяснения с владельцами попавшейся на крючок птицы. Зачастую попадаются и дикие утки (относительно дикие, утерявшие значительную часть своей осторожности и гнездящиеся рядом с человеческим жильем), в основном кряквы и только в том случае, если кубики невелики и крючок не превышает № 10 по отечественной нумерации, а нырки, чирки и прочая утиная мелочь не попадается, горло у них слишком узкое. Ну что же, утка-кряква – тоже неплохо, если карп не клюет…

Донки, «макушатницы», «пружины»

Классик нашей рыболовной литературы Л. П. Сабанеев отрицал возможность ловли крупного карпа на донки: «Собственно говоря, существует только один метод (ужения карпа – А.Ш.) – ужение на длинное удилище с поплавком». Непригодность донок Сабанеев объяснял тем, что при ловле донками-закидушками, не имея возможности амортизировать рывки рыбы длинным гибким удилищем, «для крупных экземпляров надо делать лески в несколько десятков волос, а на очень толстые лески эта осторожная рыба не берет».

К 50-60-м годам ХХ века ситуация изменилась: с появлением прочных и достаточно тонких капроновых лесок-мононитей любители поудить карпа все чаще начали брать на ловлю не связку громоздких удочек, а несколько куда более компактных закидушек. Особенное распространение получила ловля карпа донками на ставках (прудах) в южных регионах: на Украине, на Кубани, в Молдавии.

Кстати, именно тогда началась и платная ловля прудового карпа – колхозы и совхозы за небольшие деньги разрешали любителям рыбачить на тех своих прудах, где велось культурное рыбное хозяйство.

Донки в те времена использовались достаточно примитивные: шнур длиной 50–60 м и диаметром 0,6–0,7 мм, тяжелое, до 100 г, грузило, позволяющее делать ручной заброс на всю длину снасти; 2–3 недлинных поводка диаметром 0,3–0,4 мм. В прудах, где попадались крупные, на несколько килограммов, рыбины, и основная леска, и поводки ставились более толстые; крючки тоже зависели от размеров добычи, но обычно выбирались с коротким цевьем и самые лучшие, т. н. «кованые». Никакой удильник, даже самый короткий, не применялся – заброшенная леска привязывалась к «тычке» – т. е. к воткнутому в берег пруту, срезанному здесь же, на месте ловли, а в 30–40 см от «тычки» крепился колокольчик-сторожок, – и всё, можно сидеть и терпеливо ожидать поклевки карпа.

Главный плюс в такой ловле – компактность снастей, что весьма удобно для рыболовов, не владевших автотранспортом (а такие в те годы составляли большинство); можно было отправиться на близлежащий пруд пешком или на велосипеде, погрузив и снасти, и насадку в небольшую сумку, – а потом без проблем доставить домой улов, порой весьма внушительный.

Минусов у закидушек гораздо больше. Во-первых, леску с подсеченной рыбиной приходилось выбирать руками, без помощи удилища и катушки, почти без возможности сдать леску бурно сопротивляющемуся противнику, – и крупные экземпляры зачастую уходили, оборвав снасть либо запутав ее за донные коряги; вытащить половину подсеченных карпов считалось вполне достойным результатом. Во-вторых, чтобы забросить донку на 50 метров, требовался немалый навык, и в руках неопытного рыбака раскручиваемое для броска тяжелое грузило представляло немалую опасность для соседей по водоему. К тому же иногда крупные карпы держались на дальнем расстоянии от берега, недосягаемом для ручного заброса. В таких случаях при отсутствии лодок использовались т. н. «заводные» донки, доставляемые в водоем на всевозможных подручных плавсредствах.

Уже в «эру закидушек» стало ясно, что карпа надо приманивать не просто в зону ловли, но непосредственно к насаженным крючкам, особенно в копаных прудах: рельеф дна в них достаточно однообразный, площадь, на которой кормятся рыбы, слишком велика, и пищи на ней достаточное количество, – и для достижения успеха многие «карпятники» тех лет выстраивали на берегу целые батареи «тычек» с колокольчиками: ловили на десять закидушек, на пятнадцать, а порой и на все двадцать. Размещение небольшой, но ароматной прикормки непосредственно на снасти позволяло рассчитывать на успех со значительно меньшим количеством донок.

Самый простой способ привлечь карпа к крючкам – укрепить невдалеке от них «макуху», т. е. небольшую плитку жмыха (конопляного, подсолнечного и т. д.). Размер плитки зависит от размеров обитающих в водоеме рыб: она должна быть «не по зубам» большинству карпов, но не настолько велика, чтобы мешать забросу. В центре плитки просверливается сквозное отверстие, сквозь которое продевается сложенная вдвое леска и захлестывается петлей вокруг прикормки; иногда жмых привязывается непосредственно к грузилу, отливаемому для такого случая в виде плоского прямоугольника. Карп, привлеченный сильным ароматом жмыха, не может откусить от твердой плитки даже кусочек, разочарованно плавает вокруг и вскоре наталкивается на крючки с насадкой.

Этот способ прикормки раньше применялся в основном в южных районах, изобилующих маслодавильными заводами – «макуха» там дефицитом не являлась (сейчас жмых можно без труда приобрести во многих рыболовных магазинах). В более северных областях рыболовы использовали для прикормки в основном тесто и каши, приготовляемые по всевозможным рецептам, порой хранящимся в большом секрете. Каши, например, вместе с концевым грузилом помещались в мешочки из мелкоячеистой сетки, для прикормок из теста использовались свинцовые грузила, в форму для отливки которых помещали несколько витков пружины диаметром 20–30 см. Довольно оригинальные грузила-кормушки (прообраз современных кормушек-фидеров) изготовляли из женских бигудей (алюминиевых, с многочисленными отверстиями), утяжелив их свинцом. Смысл у всех этих ухищрений был один: аромат привлекает карпа к крючкам, но добраться до самой прикормки у рыбы не должно быть возможностей, а мелкие частицы, вымываемые из отверстий, лишь раззадоривают рыбий аппетит.

Рис. 4. Грузила-кормушки для ловли карпа.

Вслед за «эрой закидушек», по мере все большего распространения среди наших рыболовов спиннинговых удилищ и катушек, наступила «эра донок-спиннингов», и, в общем-то, продолжается до сих пор. Лишь удилища из дюраля и клееного бамбука сменились на стеклопластиковые, а затем и на углепластиковые, а катушки все чаще применяются мультипликаторные и безынерционные. Хотя многие карпятники и по сей день отдают предпочтение проверенным инерционным катушкам. Дело в том, что не каждая безынерционная катушка годится для борьбы с упорным и сильным карпом, подходят лишь т. н. «силовые» модели с лесоемкими шпулями, с надежными шестернями и небольшим передаточным числом – оснастить такими катушками 5–6 спиннингов удовольствие недешевое.


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу