Елена Михайловна Малиновская
Безымянный Бог

– Ты кто такая? – невежливо спросил мужчина, впрочем, пока не делая попытки напасть.

– А тебе не все равно? – вопросом на вопрос ответила девушка.

– Нахальная, – скривил уголки губ Далион. Внимательно осмотрел черную одежду девушки и удивленно поднял брови. – Неужто осведомитель не ошибся? Прямо из Рокнара к нам пожаловала? Поди, только-только Академию закончила?

– Не твое дело, – огрызнулась Эвелина.

– На ловца и зверь бежит, – хищно улыбнулся мужчина. – Хороша добыча.

– Зубки только не поломай, – предупредила девушка, пытаясь одновременно удержать в поле зрения и непосредственного противника, и Шари, молча слушавшего их перебранку. – Привыкли, наверное, с безответными дело иметь.

– Не беспокойся за мои зубы, не поломаю. Тебе до моих врагов еще расти и расти. – Мужчина сделал еще один шаг вперед. – Только не говори, что эту тварь спасти решила. Все равно не поверю. Имперцы никого и никогда не жалели.

Эвелина промолчала.

– Ну и что делать будем? – поинтересовался Далион, так и не дождавшись ответа. – Драться или сама сдашься?

– А ты как думаешь? – хмыкнула девушка и легонько щелкнула пальцами. Воздух около ее руки засветился от напряжения.

– Значит, драться, – резюмировал мужчина. – Жаль. Я не люблю делать больно красивым девушкам.

– Тогда отпусти меня, – предложила Эвелина. – Меня и эту несчастную. И мы уйдем, никому не причинив вреда.

Вместо ответа Далион расхохотался, почему-то при этом кинув осторожный взгляд за спину противницы.

– Несчастную, говоришь, – отсмеявшись, сказал он. – Что ж. Ты сама это предложила. Забирай. Только сначала постарайся остаться в живых. Учти, я помогать не стану. Хотя если очень попросишь…

Совсем рядом раздался приглушенный рык. Эвелина резко отпрянула в сторону и наконец-то посмотрела на пленницу. Та уже не стояла на коленях – каталась по земле с глухим ворчанием свирепого зверя.

– Что с ней? – настороженно спросила девушка.

– Превращение, – весело пожал плечами мужчина. – Ах да, ты же из империи, таких подробностей не знаешь. Сейчас сама увидишь.

Девочка закричала – громко и отчаянно, расцарапывая свое лицо в кровь. Эвелина растерянно моргнула. Ей показалось… Нет, она совершенно отчетливо увидела, как ногти на пальцах у ребенка удлиняются, вырастая прямо на глазах совершенно немыслимым образом. Девочка изогнулась, вставая на четвереньки. И вдруг страшно завыла на луну, появившуюся в просвете туч.

– Это перекидыш, – словно поняв недоумение девушки, любезно объяснил Далион. – Молодой, правда, но крови человеческой успел сполна хлебнуть. Вот мы его и хотели… прикончить. Правила гончих велят, чтобы таких существ убивали только в зверином облике. С удовольствием уступаю тебе эту тяжкую повинность. Только учти – к магии они почти невосприимчивы, да и шкуру мечом ой как тяжело продырявить. Отпустишь – он вновь пойдет убивать в деревню. Развлекайся, словом. А я понаблюдаю. Или струсишь? На словах все имперцы смелые.

Эвелина больно закусила губу и сжала кулаки. Превращение почти завершилось. Можно было попытаться разделаться со зверем сейчас – когда в нем еще оставалось нечто человеческое, а значит, и уязвимое. Девушка небрежным движением бросила вперед шар из огня. Тот упруго отскочил от шкуры животного и потух, не причинив тому ни малейшего вреда.

– В момент превращения они неуязвимы, – с легким смешком поведал ей Далион. – Даже нам приходится ждать полной трансформации. У перекидышей есть только одно слабое место. Найдешь его – победишь. Нет… Сама понимаешь. Впрочем, ты всегда можешь признать свое поражение.

Эвелина с затаенной ненавистью глянула на гончую. Тот осекся, увидев красные всполохи в глазах незнакомки, но потом улыбнулся еще шире.

– Шари, брось ей меч, – скомандовал он другу, который поспешил укрыться от зверя за надежной спиной товарища. – Пусть все будет по-честному. Хоть один шанс ей, но дадим.

Толстяк что-то пробормотал недовольно, однако клинок девушке послушно кинул. Эвелина перехватила меч в воздухе и резко крутанула его вокруг запястья, примеряясь. Мужчина подался вперед, следя за движениями девушки.

Чужачка не спешила вступать в бой. Она кружилась вокруг зверя, судорожно пытаясь понять – как поступить. В свое время в Академии ей пришлось перечитать много книг, посвященных Запретным Островам. Но там ни слова не говорилось о животных, подобных этому. На первый взгляд слабых мест у жуткого создания просто не было. Здоровые клыки, крепкая шкура, которая, благодаря роговым пластинам, без проблем могла отразить как удар мечом, так и смертельное заклинание. Ослепить тварь? Но сначала надо подойти вплотную, а это смерти подобно.

Перекидыш мотнул головой и с громким шипением втянул в себя воздух. Затем неуловимым движением перетек на пару шагов ближе. Девушка отшатнулась, вблизи заглянув в глубоко посаженные, горящие бешеным зеленым светом глаза, в которых не осталось ничего человеческого. Далион, решив было, что противница струсила, усмехнулся и привычным движением вытащил меч из ножен. Но тут же удивленно хмыкнул, увидев, с какой безумной отвагой девушка рванула вперед.

Эвелине было страшно. Ей казалось, что еще миг – и изогнутые когти твари вопьются ей в руки, а клыки сомкнутся на шее. Но девушке удалось благополучно проскользнуть мимо разинутой пасти перекидыша. Более того – она даже успела нанести удар в бок. Меч зазвенел, отскакивая от толстой, покрытой роговыми наростами шкуры. Эвелина охнула, едва не выпустив клинок из рук. Однако тут же ударила магией. Перекидыш взвыл, разъяренный. Одна из искр запуталась у него в шерсти, однако практически сразу потухла. Противно запахло паленым, но было понятно, что особого вреда животному заклинание не принесло. Девушка с трудом увернулась от удара когтистой лапы и вновь безрезультатно рубанула клинком.

Далион напряженно следил за ходом поединка. Если бы Эвелина могла его сейчас увидеть, то она бы весьма и весьма удивилась. Мужчина не выпускал из рук рукоять своего меча, то и дело порываясь сделать шаг вперед, словно намереваясь вмешаться. Перед ним в безумном и прекрасном танце кружилась чужачка, затянутая в черную униформу Академии. Она то выскакивала вперед, жаля неповоротливую тушу зверя острым клинком, то в последний момент уходила от нападения чудовища.

– Сдохнет, – резюмировал Шари, спокойно наблюдающий за поединком. – Куда ей с перекидышем тягаться? Тот хоть и молодой, да силища так и прет.

– Заткнись, – почти миролюбиво посоветовал Далион и тут же восторженно цокнул языком, когда девушка обрушила на зверя чудовищный сгусток энергии. – Хороша. Верно, на курсе одна из лучших была. Уже сейчас может претендовать на первую ступень.

– Чего? – не поняв, обернулся к нему толстяк. – Кстати, ты с чего решил, что она вообще из Академии?

– А откуда еще? – лениво поинтересовался мужчина, сжимая кулаки, когда клыки зверя клацнули в опасной близости от плеча девушки. – В Рокнаре все мало-мальски сильные маги Академию проходят. Политика государства. Невозможно представить, чтобы такой самородок в покое оставили. Явно или из рода какого-нибудь, либо в род принята благодаря умениям и старанию в учебе.

– Это не поможет ей остаться в живых, – несколько ревниво заявил Шари.

– А я могу поспорить, что она найдет способ убить зверя, – пожал плечами Далион и лукаво взглянул на друга. – Принимаешь ставку? Годовое жалованье, если девчонка справится своими силами.

Шари засомневался, но потом внимательно посмотрел на перекидыша, который, яростно рыча, набрасывался на чужачку вновь и вновь. Та явно устала – темные волосы на лбу слиплись от пота, дыхание тяжелое.

– По рукам, – наконец пробурчал Шари. – Только – чур, без мошенничества. Никакой помощи.

– Идет, – улыбнулся Далион и снова впился напряженным взглядом в поединок.

Эвелина понимала, что долго так продолжаться не может. Ее силы медленно подходили к концу, а у перекидыша пока даже царапины на шкуре не было. Пару раз девушка едва не пропустила удар и теперь осторожничала, пытаясь хоть немного отдышаться. В голове гулко билась лишь одна мысль – что делать, как спастись. Просить помощи у гончих – значит полностью расписаться в собственной беспомощности и унизить себя. Бежать – еще и покрыть свое имя позором. Нет уж. Драться. И драться до победного завершения. Вот только чем дольше длится этот поединок, тем меньше шансов у нее остаться в живых.

Эвелина машинально ушла от выпада чудовища. Устала, да, устала. Чем дальше – тем тяжелее кажется меч, тем сложнее сосредоточиться на звере. Единственный шанс – найти слабое место в перекидыше. И ударить в него, выложившись полностью. Неважно, что будет дальше, как потом уходить от погони. Главное – выжить сейчас. Иначе никакого «потом» просто-напросто не будет.

Словно в ответ на молчаливую мольбу девушки, ожил невидимый подсказчик. Зашептал, советуя что-то совсем безрассудное. Эвелина сначала отмахнулась от самоубийственной задумки. И тут же зашипела, едва не напоровшись на клык чудовища. Впрочем, почему не рискнуть? Хуже быть просто не может.

Далион изумленно распахнул глаза, когда чужачка вдруг замерла посреди боя. В ее руках рождался алый, пышущий жаром шар. Даже около мужчины воздух ощутимо нагрелся.

– Что она делает? – спросил Шари, с недоумением наблюдая за рукотворным солнцем в ладонях незнакомки.

– Это магия огня, – пояснил приятель. – Очень сильная, практически уже надстихийная.

Мужчина помолчал и добавил с невольным вздохом восхищения:

– Да, недооценил я девчонку. Это уже не первая ступень. Это практически уровень Высокой.

– Ничего не понял, – признался Шари, но разъяснений так и не дождался. Далион, затаив дыхание, подался вперед, наблюдая за девушкой.

Эвелина вдохнула в заклинание много силы. Так много, что перед глазами закружились черные мушки переутомления. Затем она размахнулась и, не целясь, метнула шар в перекидыша. Тот глухо заворчал, приняв удар грудью. Шар ярко вспыхнул и без следа исчез, будто впитавшись в шкуру. Целый миг ничего не происходило. Шари довольно усмехнулся, но Далион, закусив губу, внимательно следил за происходящим.

Зверь зарычал. Затем завертелся волчком, бездумно мотая головой. На его груди вспухало огромное пятно с рваными краями, которое, казалось, пульсировало жаром. Эвелина резко выдохнула, черпая силу из спасительной ненависти. И вновь скрестила руки, призывая на этот раз совсем другого Бога.

– Невероятно, – прошептал Далион, когда в ладонях чужачки запульсировала пронзительно яркая синяя искра. – Если бы не видел сам – не поверил бы.

– Да что происходит? – заволновался его приятель.