Елена Михайловна Малиновская
Безымянный Бог

Буквально сразу же во двор вышла Ирра. На этот раз она оделась в черный облегающий костюм, который прекрасно смотрелся с тщательно уложенными в высокую прическу светлыми волосами.

– Дорогой, – подошла она к гончей. – Все готово?

– Да, – кивнул он и заботливо посмотрел на женщину: – Тебе не холодно? Быть может, подождешь нас в холле?

– О нет, – мелодично рассмеялась та. – Я люблю ритуал встречи. Есть в нем нечто завораживающее.

Где-то вдалеке послышался звук приближающегося отряда. Слуги засуетились, открывая тяжелые ворота.

– Эвелина, – моментально стал серьезным Далион. – Займи свое место.

Девушка поклонилась и покорно встала за его плечом. Ирра с неприязнью оглянулась на чужачку, чуть слышно раздраженно фыркнув. Мужчина сделал вид, будто не заметил этого, и ласково взял подругу за руку. Чужачка отвела взгляд. Да, пожалуй, понимания или сочувствия со стороны женщины искать не придется.

Эвелина ожидала, что во двор сейчас въедет много народу. Тем большим было ее удивление, когда после минутного ожидания через ворота влетело всего лишь пять всадников. Впереди, на рослом черном скакуне, гарцевал Шари.

– Друг мой! – закричал он, легко спешиваясь. – Я привез тебе новых бездарей и неучей!

Далион наклонил голову, безуспешно пряча улыбку. Затем едва заметно кивнул одному из слуг. Молодой паренек вышел вперед, осторожно неся на вытянутых руках перед собой факел. Капли горящей смолы падали с пакли, своеобразной огненной дорожкой помечая путь юноши.

Первым к огню подошел Шари. Небрежно провел ладонью над пламенем. Огонь недовольно затрещал, рассыпаясь искрами.

– В моем сердце нет зла, – привычно забубнил мужчина. – В моей душе нет скверны, в моем теле нет слабости. Да будет так всегда.

И, подмигнув приятелю, Шари отошел в сторону, дожидаясь, пока через своеобразное приветствие пройдут остальные.

– На островах считается, что огонь не пропустит в дом человека, замышляющего вред, – шепотом объяснил девушке Далион. – Он или потухнет, или сожжет злоумышленника.

Эвелина хмыкнула и подалась вперед, с интересом наблюдая за гончими, нерешительно мнущимися около факела. Они все были примерно одного возраста – чуть помладше чужачки. Двое юношей, две девушки. Первой к огню подскочила ярко-рыжая конопатая девчушка, которая безбоязненно сунула руку в самую сердцевину огня и звонко прокричала приветствие. Эвелине понравилось выражение ее глаз – озорных, зеленых, с изрядной долей ехидства.

– Райя, – представилась гончая, подходя к Далиону. – Выгнали из деревни. Решили, что слишком не похожа на остальных.

Чужачка с уважением посмотрела на новенькую. История, рассказанная ею, была слишком хорошо знакома Эвелине.

– Дария, – подошла следующая девушка – худенькая, вертлявая, с роскошной гривой вьющихся черных волос. – Замуж отдать хотели за старосту.

– Ну и вышла бы, – с неприязнью заметила Ирра, сильнее прижимаясь к Далиону.

– Так он старый, – с удивлением посмотрела на нее Дария. – И беззубый уже. К тому же прошлые жены и двух лет не прожили – в могиле упокоились.

Далион с удивлением приподнял одну бровь и посмотрел на Шари.

– Разберемся, – буркнул тот.

– Ранол, – присоединился к компании высокий темноволосый парень. – Бабка отправила. Сказала, что кормить нечем.

Последний юноша долго мялся около огня, не решаясь протянуть руку в пламя факела.

– У него вся семья в пожаре погибла, – шепотом пояснил Шари. – Он пытался сестру младшую вытащить, да не сумел. Говорят, долго в бреду после той ночи лежал.

Наконец паренек вздохнул и, крепко зажмурившись, ткнул растопыренной пятерней в огонь. Быстро протараторил положенные слова и подошел к остальным, смущенно улыбаясь.

– Нор, – представился он, дрожащими от волнения руками приглаживая светлые вихры. – Сирота.

– Я рад, что вы все прошли испытание, – негромко произнес Далион. – Думаю, мое имя вам и так известно. В настоящий момент я являюсь старшей гончей по западной гряде островов. Слушаться вы будете только меня. Я отвечаю за вашу жизнь и безопасность. И постараюсь сделать все, чтобы вы вышли отсюда достойными младшими гончими. Шари в этом мне поможет. Остальные… – Тут мужчина немного запнулся, но продолжил с легкой усмешкой: – Ирра – моя подруга. Ее слово в отсутствие меня или Шари равнозначно слову старшей гончей. И моя тень.

Далион сделал шаг в сторону. Эвелина привычно поежилась под перекрестьем множества взглядов.

– Жаль, – с нескрываемым сожалением в голосе выдохнула рыжеволосая Райя. – Мы надеялись, что вы выберете одного из нас для выполнения этой почетной обязанности.

– Значит, не судьба, – отозвался маг, с любопытством наблюдая за реакцией на свои слова.

– Она хорошо фехтует? – не унималась девушка. – Разбирается в магии?

– О да, – рассмеялся Далион. – Я думаю, у вас еще будет шанс увидеть мою тень в действии. Впрочем, обо всем позже. Слуги покажут вам ваши комнаты.

Мужчина с легким поклоном пропустил вновь прибывших в дом, жестом подманив ближе Шари.

– Ну как? – шумно засопел тот, едва за младшими гончими закрылась дверь. – Хорошую новую смену я привез тебе?

– Неплохие, – согласился Далион. – Больше всего меня заинтересовали двое.

– Дай угадаю. – Толстяк закатил глаза, а потом громогласно выдал: – Девчонки небось. Хороши. Я прав?

– Наполовину, – усмехнулся мужчина. – Рыжая нахальная, но из нее может выйти толк. И еще мне понравился светленький. Как его, Нор. Сирота который.

– Ну, не знаю, – поморщился Шари. – Парень как парень. Тихий какой-то, забитый.

– Тем не менее он все же положил руку в огонь, – тихо возразил Далион. – Впрочем, ладно. Еще поговорим об этом. Первые впечатления иногда оказываются ошибочными. Иди, тебе приготовили горячую ванну, свежую постель и сытный завтрак. Небось устал с дороги.

– Да, есть немного, – не стал отпираться толстяк. Затем лукаво посмотрел на Эвелину, молчаливо стоящую чуть поодаль. – Удивил ты меня с этой имперкой. Не думал я, что ты ее тенью сделаешь. Эти молодые горло друг другу за такую честь перегрызть готовы.

– Больше никогда не вспоминай о том, что она из Рокнара, – грубо перебил друга Далион. – Прошу. И у стен есть уши.

– Да ладно, – расхохотался Шари, нисколько не смутившись. – Тут все свои. Но если ты просишь – то конечно. Хотя тебе будет тяжеловато объяснить ребятам, откуда ты ее выискал. Особенно если окажется, что она им в чем-то уступает.

– Не уступает, – презрительно скривил уголки губ Далион. – Я уверен в ней. Иначе бы не сделал тенью.

– А я уж подумал, что у тебя были иные причины, – двусмысленно подмигнул другу толстяк. – Смазливенькая, фигурка ничего. Всегда будете рядом. Да и Ирра у тебя уже давненько в подругах. Надоесть могла.

– Это правда? – изменившись в лице, глухо спросила женщина, с силой вцепившись в руку Далиона. – Ты решил меня променять на эту шлюху императора?

– Ого! – довольно воскликнул Шари. – А таких подробностей я не знал. Нельзя ли еще подробнее?

– Хватит! – Негромкий возглас старшей гончей мигом прекратил едва не начавшуюся перебранку во дворе. Далион холодно смерил приятеля взглядом, затем посмотрел на Ирру и четко произнес: – Я прошу вас такие разговоры впредь вести только в моем кабинете. Иначе я вынужден буду принять определенные меры. Полагаю, вы догадываетесь – какие именно. И вам они не понравятся.

Ирра опустила голову, словно соглашаясь с мужчиной. Однако успела мазнуть по Эвелине недобрым взором. Шари же, напротив, радостно улыбался, будто получал удовольствие от этой сцены.

– А сейчас я вынужден покинуть вас, – по слогам процедил Далион и бросил через плечо: – Эвелина, за мной.