Александр Валентинович Рудазов
Война колдунов. Книга 2. Штурм цитадели

– И что это? – навалилась ему на плечо Ванесса.

– Это, ученица, все-таки артефакт… но не такой, какие ты до сих пор видела. Это артефакт-повелитель.

– И как это расшифровывается?

– Понимаешь, сами по себе Повелители совершенно бесполезны и ничем не отличаются от простого предмета. Они служат своего рода ключом или, скорее, опознавательным маячком. Владея Повелителем, ты можешь управлять тем, чем он повелевает. Например, другим артефактом. Или неким магическим существом. Или, как в данном случае, вот этими боевыми автоматами. И сейчас я… сейчас я… я сейчас… сейчас?..

Креол растерянно моргнул. Наручи упорно не желали сходиться на запястьях. То ли покойный директор института обладал по-женски тонкими руками, то ли вовсе был не человеком… хотя это вряд ли, скелет-то от него остался человеческий.

– Малы, – констатировала Ванесса.

– Можно, конечно, их немножко подправить, перековать… – пробормотал Креол, чиркая ногтем по предплечью. – Хотя можно поступить и проще…

– Ты хочешь, чтобы их надела я? – предположила Ванесса.

– Нет, я хотел содрать кожу с запястий… – почесал подбородок Креол. – Но твой вариант даже лучше! Ну-ка, примерь!..

Вон с готовностью протянула руки, и Креол защелкнул на них наручи. На сей раз никаких затруднений не возникло – словно на Ванессу и делали.

– Мне идет? – повертела кистями она. – Не мой стиль, вообще-то… Как-то аляповато смотрится – прямо Зена Королева Воинов…

– Нормальные маги делают амулет, – сердито ворчал Креол, глядя на охваченную сомнениями девушку. – На цепочке. Чтобы любой мог повесить на шею. Или застежку для одежды. Перстень, на худой конец. А то родился худосочным, так думает, что и все остальные такие же худосочные… Чрево Тиамат, он бы еще искусственную челюсть приспособил!

– Ты не ответил на мой вопрос, – напомнила Ванесса. – Мне идет?

– Идет, идет! Ученица, у меня нет времени на твою ерунду! Лучше проверь эти медяшки в работе!

– Как?..

– Прикажи что-нибудь!

– Встань на одну ножку и прокукарекай!

– Да не мне! – рявкнул маг. – Автоматам! Командуй, обращаясь именно к ним!

– Я пошутила, вообще-то… – плотно сжала губы Ванесса. – Ты что, совсем шуток не понимаешь?

– Понимаю. Когда они смешные.

Ванесса вздохнула и повернулась к ближайшему автомату. Тот смотрит прямо на нее… или в противоположную сторону. Поди угадай, каким местом он видит? Глаз-то нету. Хотя где у него перед, а где зад, догадаться нетрудно – ног три, так что тело несимметричное.

– Подними правую руку! – решительно скомандовала девушка.

– Ор-щару торени, – прогрохотал автомат, послушно поднимая правую руку.

– Сработало!.. – расширились глаза Ванессы. – А что он сказал?..

– Что-то вроде «слушаю и повинуюсь», – перевел длик.

– Класс! – широко улыбнулась Ванесса. – Эй вы, все! Ну-ка, живо все сделали шаг вперед!

– Ученица!.. – выпалил Креол, но было уже поздно.

– ОР-ЩАРУ ТОРЕНИ, – прогрохотали сразу четыреста девяносто девять стальных махин.

Земля содрогнулась. С потолка посыпалась пыль. Четыреста девяносто девять толстенных ножищ в рост человека одновременно изогнулись в суставах, перенося литые туши хозяев ровно на один шаг вперед. Шаги у них оказались немаленькие – футов шесть, если не семь.

– Что?.. – спросила Ванесса, оборачиваясь к Креолу.

– Уже ничего, – вздохнул тот, подозрительно оглядываясь по сторонам. – Хотя могло бы. Помню, Верховный Маг Менгске, который возглавлял Гильдию между Шуруккахом и мной, однажды создал для Энмеркара гигантского бронзового голема в двенадцать человеческих ростов. Для охраны дворца. Пока эту махину вели по улицам, он раздавил в лепешку несколько домов. А потом однажды просто взял, неловко повернулся, задел плечом балкон – и обрушил дворцовую стену! Хорошо хоть, люди не пострадали – только осла раздавило и четверых рабов…

Ванесса ойкнула. Ей запоздало вспомнилось, что даже обычные солдаты, идя по мосту, маршируют не в ногу – иначе мост может просто-напросто обрушиться. А тут – Стальные Солдаты, весящие… черт их знает, сколько они весят. Десятки тонн, наверное. Все-таки размером с хорошего слона, да еще отлиты из нержавеющей стали…

– Ладно, главное, что работает, – подытожил Креол. – Ученица, мы с Шамшуддином грузим сокровища и летим к армии. А ты поведешь големов.

– Что?.. – опешила Ванесса. – Я?.. Одна?.. Но… но…

– Ученица, если я всегда и во всем буду тебе помогать, ты так и останешься вечной ученицей. Приучайся работать самостоятельно.

Ванесса нахохлилась. Ей ужасно не хотелось оставаться одной в этих горах, в компании только безликих стальных болванов. Она недоброжелательно уставилась на проклятые наручи – не окажись они Креолу малы, тот взял бы управление на себя…

Интересно, а остальных все равно бы отправил вперед?..

– Ладно, ладно, я все сделаю, – неохотно согласилась Вон.

– Справишься?

– Положись на меня…

– Что, прямо сейчас?! – заморгал Креол.

– Это… я… я не в этом смысле! – покосилась на Индрака с дликом Ванесса. Судя по косым взглядам, эти двое тоже поняли совершенно безобидную фразу в некоем извращенном смысле.

Неловкую паузу прервал жизнерадостный оклик:

– Верховный, вот вы где! Глубоко же вы забрались!

– Привет тебе, Шамшуддин, – обернулся Креол. – Сокровища видел?

– Конечно, видел. Неплохая добыча. Ну что, будем грузить?

– Будем. Точнее – ты будешь. А я пошел спать.

Глава 32

Из воды показалась голова. За ней другая, третья, четвертая. Словно легендарные воины Речного Короля, на берег выходят усачи в темно-зеленых мундирах. Кавалеристы плывут на лошадях, пехота перебирается сама, увязав обмундирование в непромокаемые мешки.

Берега Готиленсе очень красивы летом. Поля, луга и сады образуют разноцветную мозаику, окаймленную бесчисленными речными рукавами. Кое-где видны островки леса. Деревни и села вытянулись вдоль дорог и рек. Тучный чернозем позволяет сеять здесь ячмень и озимую пшеницу, растить сады и разводить скот. В самых цветущих местах поселки тянутся вдоль реки сплошной полосой, плавно переходя один в другой.