Александр Валентинович Рудазов
Война колдунов. Книга 1. Вторжение

Колдуны не просто отступили, но и перегруппировались, объединившись тройками. В каждой тройке самый сильный колдун выдвинулся чуть вперед, а двое других положили руки ему на плечи, умножая мощь колдовского заряда.

Ригеллион дважды дернул ладонью, перестраивая отряд поддержки и укрепляя каждый его член дополнительным зеленым плащом.

– Пли!

На сей раз колдовских снарядов было втрое меньше. Но удары оказались заметно ощутимее – защитная пленка Креола забурлила, пошла пузырями, едва-едва сдерживая натиск. Рокушцы одновременно задержали дыхание, прекрасно понимая, чем грозит потеря противомагического экрана…

Однако испытание все же прошло успешно. На стенах послышались облегченные вздохи.

– Пли! – раздосадованно гаркнул Ригеллион, повторяя попытку.

Второй залп также не принес результатов. Разве что пыль кое-где осыпалась.

– Граф, выдвигайте Колосс Стузиана, – чуть повернул голову король.

– Един момент, ваше величество! – злорадно осклабился комендант Рокат-Каста, отправляя адъютанта с приказом.

Где-то далеко внизу послышался шум и крики. Стоящая рядом с королем Ванесса вопросительно приподняла бровь.

– Сейчас сами все увидите, маркиза, – без слов понял ее Обелезнэ Первый. – Потерпите минут пять. Надеюсь, колдуны их нам дадут…

– Дадут, ваше величество, еще как дадут, – кивнула Вон. – Это же рядовая пехота, лейтенантишки. Они, наверное, на эти залпы всю ману истратили – им теперь перезарядиться нужно. Как пушкам. Видите – одни к бутылочкам присосались, другие глаза закрыли, третьи еще что-то такое ворожат…

– Да, вижу, – взглянул в подзорную трубу король. – Занятно. Получается, у колдунов тоже существуют свои «боеприпасы»?

– Конечно. Любая магия работает на мане – чем выносливей маг, тем дольше он может колдовать без перезарядки. Да и чары тоже требуют подготовки – видите, бормочут себе под нос, заряжают свои «патроны». Если у колдуна в «обойме» нет нужного заклинания – придется начитывать его с нуля.

– Очень интересно. Признаться, я полагал колдовство несколько более… всесильным, что ли.

– Так думают все дилетанты… ой, простите, ваше величество…

– Прощаю, – чуть наклонил голову король. – Вы правы, маркиза, в этой области я и в самом деле дилетант. Так как же обстоит на самом деле?

– На самом деле магия ничем особенно не превосходит технику – просто действует по другим правилам. Пистолет в любых руках выстрелит с одной и той же силой, а вот заклятие у слабого мага пшикнет детской рогаткой, зато у сильного шарахнет базукой… Держу пари, вон тот одноглазый мужик в сером плаще в одиночку завалит всю эту сотню синюшников…

– Значит, вы полагаете, заклятия вашего учителя выдержат их натиск?

– Этих синюшных?.. Еще как выдержат! – закивала Ванесса, чувствуя, как на душе скребут кошки.

На самом деле она вовсе не чувствовала такой уверенности.

– Это хорошо. Но что будет, если они еще больше нарастят группы? Они ведь могут объединиться не тройками, а десятками, двадцатками, верно?

– Могут. Но эффекта не будет.

– То есть как? Трое колдунов ведь бьют втрое мощнее одного? Значит, десятеро будут бить вдесятеро мощнее, так?

– Не так, – мотнула головой Ванесса. – Не все так просто, ваше величество. Чары не соединяются простым арифметическим сложением – тут другой принцип. Как с лошадьми в одной упряжке, понимаете?..

– Боюсь, не до конца понимаю. Барон, вы кавалерист, так не объясните ли мне соль этого примера?

– Ну, тут дело-то какое… – задумался Джориан. – Понимаете, ваше величество, если несколько лошадей впрячь вместе, они, конечно, будут тянуть сильнее одной, но и еще будут немножко друг другу мешать. И чем больше лошадей – тем больше они друг другу мешают. У нас в коннице даже расчеты специальные имеются – две лошади тянут не вдвое сильнее одной, а только в один и девять десятых раза, три – не в три, а в два с половиной раза, четыре – в три целых и одну десятую, а если целый десяток запряжешь – так всего-навсего четыре лошадёвых силы получится… Вот поэтому больше чем квадриги почти никогда и не запрягают – только лошадей зазря мучить…

– Вот именно, – подтвердила Ванесса. – И с колдунами примерно так же – только прирост немножко другой. Три равноценных колдуна дадут две с половиной… колдуновых силы. Четыре – чуть больше трех. Пять – три с половиной. Семь – всего четыре. Если хотите четыре с половиной колдуновых силы, придется собрать не меньше двенадцати колдунов. А если увеличивать еще дальше, то будет прибавляться вообще такой мизер, который совсем не окупится. Поэтому на практике маги редко объединяются больше чем пятерками – просто нет смысла. Тут правило элементарное – чем больше в группе магов, тем меньше пользы от каждого из них в отдельности.

– Так вот, значит, как…

– Ага. Большая куча магов может заклятие расширить, охватить бо?льшую площадь, но не усилить, нет. Колдуны – это не солдаты и не рабочие, они хорошо работают поодиночке, а для коллективной работы пригодны плохо. Видите, как серые своих расставили? Через большие промежутки, чтобы не мешали друг другу – ну вроде как живые пушки.

– Кстати о пушках, – чуть повернул голову король. – Комендант?..

– Сейчас жахнем, ваше величество, не извольте беспокоиться. Вот он, наш малыш, уже просыпается!

Ванесса перегнулась через край стены и почувствовала, как глаза лезут на лоб. Аккурат в самом центре главного бастиона раздвигаются огромные стальные створы, и из них выползает что-то воистину гигантское…

Жерло! Угольно-черное жерло циклопической бомбарды!

Пару лет назад Вон смотрела документальный фильм о истории артиллерии, и ей особенно запомнился эпизод про знаменитую Большую Берту. Однако рокушский исполин, пожалуй, превосходит достижение немецких оружейников!

– Колосс Стузиана – крупнейшая пушка в Рокуше… нет, во всем мире! – торжественно провозгласил барон Джориан. – Создана по индивидуальному проекту, самим Драво Стузианом! За всю историю существования стреляла всего дважды!

– Это по кому же? – невольно заинтересовалась Ванесса.

– Да… в воздух, маркиза… – чуть смутился Джориан. – Испытательные стрельбы…

– Ваше величество, по указу вашего прадеда… – смущенно поднес королю лист гербовой бумаги комендант.

– Я помню, – взял стальное перо король.

После создания Колосса Стузиана король Заричи Второй объявил, что на каждый выстрел из этого чудовища должен следовать письменный приказ царствующего монарха. Теперь его правнук размашисто черканул через весь лист: «Открыть огонь. Обелезнэ».

– Открыть огонь! – махнул листком в воздухе комендант.

– Открыть огонь!.. открыть огонь!.. открыть огонь!.. – понеслось от каземата к каземату.

– Открыть огонь! – встопорщил подпаленные усы колченогий канонир, дергая чугунную рукоять.

И Колосс Стузиана выстрелил.

Оглушительный гром сотряс воздух, а сбивающий с ног гул – землю. Сама Рокат-Каста вздрогнула и заходила ходуном, словно картонный домик.

Фугас, громадный фугас пронесся по небу, оставляя дымящийся след. В войске серых закричали, колдуны вскинули руки, торопливо выставляя защитные поля. Ригеллион Одноглазый яростно захрипел, бросая всю мощь, чтобы удержать этот смертоносный снаряд…

Взрыв!!! Ударная волна раскатилась по цепи колдунов, сбивая их с ног и расшвыривая куда придется деревянными куклами. Серые, оказавшиеся в эпицентре, разлетелись в клочья раньше, чем успели сообразить, что умирают.

И все же, все же… Ванесса, ожидавшая радостных возгласов, так их и не дождалась. Помрачневшие лица рокушцев явственно свидетельствуют – результат оказался куда скромнее того, на который надеялись. Колдуны серых все-таки выстояли, все-таки ослабили огненную смерть настолько, что отделались сравнительно небольшими потерями…

– Это было неплохо, – сумрачно процедил Ригеллион Одноглазый, вытирая лицо, испачканное в крови. Не его собственной, конечно, а какого-то пикинера, разлетевшегося в клочья и забрызгавшего всех поблизости. – Будь на нашем месте ларийцы или еще кто – тут бы все и закончилось… Но мы армейские колдуны, жалкие недочеловеки! Что нам ваши чугунные бирюльки?! Устранить этот проклятый котел сейчас! Скайлер!