Текст книги

Кирилл Довыдовский
Каятан

Умом я понимал, что в реальном бою так быть не может. Думать и действовать нужно как-то по-другому, иначе решающим становится фактор простой случайности. Что можно предсказать, если ты просто будешь стараться переждать?..

Оружие я конечно не бросил.

– Я вижу – ты упорствуешь, – произнес кочевник, красиво выхватывая саблю, – ну что ж, тем хуже для тебя.

Думаю, он не был хорошим фехтовальщиком. Иначе вряд ли бы я сумел увернуться от стольких атак. Отбивать удары подобранной саблей я даже не пытался – это бы только лишило меня преимущества в скорости. Я сумел увернуться от нескольких размашистых ударов, но так и не нашел возможности атаковать в ответ.

А вот кочевник же меня все-таки достал. Неожиданно изменив собственной тактике, он нанес колющий удар вместо рубящего. Острие ужалило меня в левый бок.

– Вот ты и попался, щенок…

– А ну, оставь ребенка в покое, подонок! – внезапно разнесся женский крик.

Кочевник отвернулся только на секунду, но мне этого хватило. Пробить кольчугу шансов не было, и я рубанул ему бедро. Упав на землю, он завыл. Правая нога была отсечена полностью, сабля застряла в левой. Надо было добить его, чтобы не мучился, но мне было неприятно. И от крови, и от его криков. Получалось только морщиться…

От задумчивости меня пробудил стук копыт. Со стороны центра двигалась группа всадников человек из десяти, полностью вооруженная. Коней было намного больше, чем всадников, – видимо, заводные[1 - Заводной конь – запасной конь. Как правило, в набегах и войнах степняки обязательно имели второго, заводного коня. Именно потому численность воинского контингента, приводимая учеными, у разных исследователей Орды или Скифии разная. Вероятно, самое невероятно большое из приводимых чисел воинов необходимо поделить на 2, исключив, таким образом, заводного коня. (Прим. ред.)].

Закружилась голова. Резко заколола рана в боку: кажется, она была опаснее, чем показалось сначала. Затошнило, я пошатнулся. Стыдно в этом признаваться, но в тот момент мне было почти безразлично, убьют меня или нет. Хотелось, чтобы все поскорее закончилось. Кто-то схватил меня за плечи и немного встряхнул.

– Эй, парень, ты в порядке? – незнакомый голос, хотя, кажется, какое-то смутное воспоминание…

– Разумеется, нет. Сержант, вы что – не видите, мой племянник истекает кровью, – это Алента, опознал я голос.

– Я не об этом спрашиваю, ранами займемся потом, – голос был спокойный, рассудительный. – Мне нужно знать, сможет ли он сесть в седло. Кочевники скоро закончат грабить в центре и прочешут весь город. После взятия Локта и Нарата они могут особо не торопиться.

В голове немного прояснилось. За плечи меня держал тот самый вербовщик армии Термилиона. Должен признаться, что я хотел встретиться с ним в немного других условиях. Рядом стояла бледная, как мел, Алента. Нас окружал десяток стражников. Всем было, должно быть, за семьдесят. Каждый был отмечен парой застарелых шрамов.

– Я смогу… – Что-то мне пробормотать удалось.

Сержант внимательно посмотрел на меня.

– Может, и сможешь, только сначала, – он нашел глазами одного из стражников, – Рик, давай перевяжи его по быстрому, и сразу в седло. Вы, сударыня, когда-нибудь путешествовали верхом? – он обратился к Аленте.

– Справлюсь как-нибудь.

Глава 5

1114 г. Термилион. Дорога Колок – Алеман.

10 день 5-го месяца.

Пятый час мы двигались на юг. Никто из кочевников или из своих на улицах Колока нам не повстречался. Вытаскивать людей из домов и насильно сажать на лошадей тоже не стали – времени не было.

Выехав из города с восточной стороны, Сарк – так звали сержанта – сразу задал высокий темп. Он сказал, что мы должны как можно быстрее доставить новости в Алеман: там были расквартированы два стандартных термилионских легиона. Необходимо было сообщить о набеге.

До Алемана было почти три дня конного ходу. Преодолеть такое расстояние с одного наскока можно было даже не пытаться. Как только начало темнеть, Сарк скомандовал привал.

Все стражники из его отряда оказались его старыми боевыми товарищами, давно закаленными во всевозможных схватках. Должно быть, именно этим объяснялось то, что все они сумели не просто сбежать из города, а сделать это организованно, захватив с собой и запасных коней, и провизии на несколько дней, и даже нас с Алентой.

Лагерь обустроили быстро: была заметна армейская сноровка. Аленте после непродолжительного спора позволили заняться готовкой. Я тоже рвался чем-нибудь помочь, но мне не разрешили.

– Сиди уж, раненый, как ты только из седла по пути не вывалился? – сказал Сарк. – Кстати, Рик, – позвал он уже знакомого мне солдата, – посмотри, что там с парнем.

Легионер кивнул и подошел ко мне.

– Н-да, хреновасто выглядишь. А бинта-то у меня больше и нет, – Рик уже дважды менял мне повязку, но последние три часа мы двигались без остановок: Сарк сказал, что до темноты нужно преодолеть максимальное расстояния.

Сам я беспокоился меньше. Первые часа два рана и вправду грозила разорвать меня пополам, но дело тут было не в ней, а в лошади. Верхом я скакал впервые в жизни, – с проколотым боком это показалось мне малоприятным занятием.

– Ладно, давай-ка посмотрим, что у тебя там… – Рик стал аккуратно разматывать тугую повязку у меня на поясе. – Н-да, крови почти нет, а рана… – он снял последнюю полоску бинта. – Н-да, – кажется, ему нравилось это слово, – рана была… раньше. Сержант, – позвал он, – ты не мог бы подойти?

– Рик, ты в этом гораздо лучше меня разбираешься…

– Я не об этом, просто тут… э-э… случай интересный.

Сержант присел рядом со мной на корточки. Посмотрел на рану.

– И на это ты все бинты истратил? – спросил он.

– Да ты же видел сам, лезвие внутрь на несколько сантиметров вошло, – Рик всплеснул руками. – Он сейчас должен в лихорадке лежать… Я думал – придется его на седло взять, а он вообще: как после хорошего опохмела.

И причем тут «опохмел»?

– На тебе все так быстро заживает? – спросил Сарк.

– Да у меня такого никогда и не бывало, – ну, царапины заживают быстро, так то у всех. – Не рассказывать же все подряд, за идиота примут. Да и просто не хотелось.

Сарк посмотрел на меня немного подозрительно, но так ничего и не сказал.

– Ладно, будем считать, что тебя спас Маас. Кстати, а зовут-то тебя как?

– Кай.

– Кай, так Кай. Ты вот что мне скажи: как с кочевниками-то справился? Я не думаю, что эти двое были хорошими бойцами, иначе они бы вместе со всеми через главные ворота пошли, но все же они из Данхары, там детей с пяти лет к луку и сабле приучают, а тут – сразу двое.

– Ну-у, повезло, наверно.

Сарка этот ответ не устроил.

– Когда после дождя на мостовой поскользнулся, да прямо затылком о камень, да не насмерть к тому же, – вот это повезло. А в бою удачи не бывает: либо ты правильно рассчитал, либо тебя правильно рассчитали. Так что не надо мне рассказывать про везение.

Как все было, я рассказал. Подумаешь тоже… на три предложения история.

– …Ну, а потом я увидел, что он про меня забыл совсем, да и ударил его по ногам, сначала хотел сверху по плечу, но он в кольчуге был, – так что я решил по ногам.

– И то, что было на нем, ты кольчугой назвал? – воскликнул Рик. – Да с таким ударом ты этой жестянки даже не заметил бы.

– Сабля тупая, – предложил я.