Евгений Юрьевич Лукин
Портрет кудесника в юности (сборник)


– Ну! – отозвался тот, блеснув зубом из жёлтого металла. – В позапрошлом году Пашок дядь Славу спалил – ну а тот, видать, обиделся… Взял и проклял.

– Как?

– Как ещё проклинают? Обыкновенно. Вернулся весной с города, гля-а: от дома головешки одни…

– Он что, ваш дядя Слава, в городе зимует?

– Городской… Укроп Помидорыч… Дядь Сёмин дом у наследников за полсотни баксов купил – под дачу. Ну вот… Перезимовал, приехал, гля-а: а там зола одна… Мы тоже собрались: вся деревня, все пятеро. Баб Маня, баб Варя, дед Никодим, мы с Пашком. Смотрим, как горевать будет…

– И Пашок с вами?

– Йех! А как же! Зря поджигал, что ли?

– Поджигал-то зачем?

Юное испитое лицо приняло несколько озадаченное выражение.

– Ну… – промолвил в затруднении кормчий. – Зима же… тоска, тоси-боси…

Внезапно дюральку занесло и неумолимо повлекло кормой на рукотворный риф, придурковато скалящийся обломками силикатного кирпича. Лишь совместными усилиями рулевого, пассажира и моторыжки удара удалось избежать. Странно. Течения практически нет, нечисть в ериках обычно тихая, незадиристая. Хотя всяко бывает. Выплеснул кто-нибудь из местных в протоку пару вёдер барды – вот и закуролесил водяной дедушка, лодки ворочать принялся…

– Как же он вас проклинал? – вернулся к начатому разговору Глеб.

– Как-как! Запросто… Как! Зачерпнул золы и сдул с ладошки на все четыре стороны…

– Говорил при этом что-нибудь?

– Не-е… Повернулся да пошёл. Больше мы его здесь не видели. Может, где в другой деревне дом купил…

– А какой он из себя?

– Лысый, бородатый… На Льва Толстого похож.

Портнягин задумался. В какой-то степени все пожилые колдуны похожи на классиков с бородами. Не на Льва Толстого – так на Некрасова… Колдун дядя Слава. Живёт в городе. Кто бы это мог быть?

– Так. Проклял. И что?

– Ну и началось… Месяца не прошло – Пашок на мотоцикле в столб вмазался, ногу размозжил…


Конец ознакомительного фрагмента
Купить и скачать всю книгу