Сергей Алексеевич Глазков
Сильнее любви. Маяк

Сильнее любви. Маяк
Сергей Алексеевич Глазков

Лейтенанта милиции Елену Егорову после ранения направляют служить в подразлеление, которое занимается охраной Дороги жизни. Она попадает на заброшенный маяк, где встречаетсяч с коварным противником – агентом АБВЕРа Черкесовым, которого германская развелка направила для подготовки диверсии на ледовой трассе. Между ними возникают не простые отношения. Сценарий стал призером международного фкстиваля «Большая любовь. Санкт-Петербург» 2019 года.

Третья серия

1

Хроника. По городской зимней улице медленно идут люди. Окна на крест заклеены белыми бумажными лентами, чтобы в случае взрывов не трескались от взрывной волны. Звучит сирена. Из репродуктора, висящего на стене дома, звучит дикторский голос:

диктор: Внимание! Воздушная тревога! Воздушная тревога!

Редкие прохожие разбегаются. Прячутся в подворотнях. Из репродуктора звучат быстрые удары метронома.

2

Хроника. Метроном продолжает быстро отмерять время. Панорама Ленинграда. В сопровождении «Мессершмиттов» над городом летят немецкие бомбардировщики. Титры.

3

Хроника. С земли по вражеской авиации открывает огонь зенитная батарея.

4

Хроника. Фашистские самолеты заходят на бомбежку. Их атакуют советские истребители. Завязывается воздушный бой между «Мессершмиттами» и самолетами со звездами.

5

Во дворе-колодце, полностью засыпанном серым от копоти снегом, находится группа из десяти человек, одетых в милицейскую форму. Среди них – лейтенант Елена Егорова и лейтенант Константин Петров. Кроме милиционеров во дворе присутствуют трое военных из контрразведки. Старший среди них – капитан Гуров.

ГУРОВ: Так, построились!

Группа милиционеров быстро выстраиваются в линию, спрятавшись под навесом от возможного обстрела. Гуров становиться перед строем.

ГУРОВ: Задача понятна? Повторять не надо?

ПЕТРОВ: Никак нет, товарищ капитан.

ГУРОВ: Еще раз предупреждаю. Немецкий шпион вооружен. Ему терять нечего. Поэтому – предельное внимание.

Петров: Само собой…

Гуров: Долго мы за ним бегали… Если бы не Лужин…

Петров: Товарищ капитан, сколько веревочке не виться…

Гуров проходит вдоль шеренги, осматривая каждого участника операции. Останавливается напротив единственной женщины в строю – Егоровой. Недовольно кривится и поворачивается к Петрову.

ГУРОВ: Петров, я же просил – женщин не брать.

Петров разводит руки в стороны.

ПЕТРОВ: Товарищ капитан, она будет со мной.

ГУРОВ: Хорошо… По местам!

Сотрудники милиции быстро занимают строго определенные места вокруг трехэтажного дома. Петров и Егорова останавливаются у подъезда.

ПЕТРОВ: Надеюсь, в этот раз ты не упадешь в обморок от голода?

ЕГОРОВА: Я же не специально…

ПЕТРОВ: Ой, Егорова, если бы ты упала специально, с тобой бы разговаривал не я, а военный трибунал…

ЕГОРОВА: Я не виновата.

ПЕТРОВ: А вот здесь я с тобой не соглашусь. Тебе пайку для чего дают, чтобы были силы с бандитами воевать, а ты что?

ЕГОРОВА: А я что?

ПЕТРОВ: Думаешь, я не знаю, что ты её с теткой и братом делишь.

ЕГОРОВА: А ты?

ПЕТРОВ: Я не в счет!

Гуров с двумя военными заходят в соседний подъезд этого же дома.

6

В конспиративной квартире на старом деревянном шкафу стоит радиорепродуктор, из которого доносится быстрый стук метронома. Затем наступает тишина, после которой метроном начинает стучать медленно, оповещая об окончании бомбежки. Голос диктора сообщает:

Диктор: Отбой воздушной тревоги! Внимание! Отбой воздушной тревоги!

Борисов сидит за столом. Хозяин квартиры выключает радиорепродуктор.

Фурсов: Все… отбой…

Фурсов со шкафа снимает потертый чемодан и идет к столу, на котором лежат стопками пачки денег и несколько головок белого сахара. Хозяин квартиры Фурсов складывает сахар в чемодан.

Борисов: Раздай всё своим людям. А они пусть обменяют это на… побрякушки.

Фурсов рассматривает купюры.

Борисов: Фальшивые…

Фурсов: А сразу и не скажешь…

Фурсов поднимает головку сахара и тяжело вздыхает.
Новости
Библиотека
Обратная связь
Поиск