Татьяна Александровна Грачева
Колючка и стихоплёт


Девушки одновременно вскочили с кровати и принялись вертеться вокруг растерянной Малики, умоляюще заглядывая в глаза.

– Познакомь с ним.

– Пожалуйста. Ты же обещала ещё несколько недель назад.

– Нет. – Малика резко выдохнула и одним резким движением дёрнула бегунок вверх. Осталось только молиться, что молния не разъедется в самый неподходящий момент. – Сегодня ему не до вас.

Эля и Милена обиженно насупились. Дружба с Маликой, а через неё и с Кириллом, открывала девушкам двери в райские кущи, а именно на факультет физической культуры. Там водились спортсмены всех мастей и на любой вкус, а своих дам почти не было. Зато на филфаке девушек обитало с избытком, весёлых, романтичных, но одиноких.

– Сколько можно ждать?

Выбрав удлинённую футболку, чтобы в случае казуса с молнией не осрамиться, Малика развернулась к соседкам.

– У него, кстати, есть девушка – Зина.

Милена и Эля переглянулись и почти одновременно пожали плечами. Наличие Зины их нисколько не смущало. Не жена же, всегда можно подвинуть, их больше увлекал вопрос: как они будут делить Кирилла между собой.

– Ты обещала ещё в начале сентября, уже двадцать седьмое, а Кирилл даже не знает о нашем существовании.

Малика уже держалась за ручку двери, когда решила благосклонно предложить:

– Завтра «Звездопад первокурсников», там вас и познакомлю. – Она быстро выскочила из комнаты, но даже через дверь услышала радостный визг.

Бабье лето порадовало почти летней погодой, у реки пахло сыростью и мокрым деревом, но солнце припекало с намёком на загар.

Малика устроилась на самой нижней скамейке, ближе к финишу, чтоб поздравить Кирилла одной из первых. Остальные зрители расселись группками по всей трибуне или прямо на пологом берегу, ближе к воде и возбуждённо переговаривались.

Наслаждаться отдыхом и природой как-то не получалось, пуговица джинсов больно врезалась в живот, а ткань трещала при каждом движении. Малика опёрлась на руки назад, чтоб хоть как-то облегчить свои страдания.

Как только проснулись гормоны, тело стало выкидывать фортели и округляться не только в желанных для его хозяйки местах. Подростковая пухлость оставила болезненные царапины на самооценке и ворох ненавистных фотографий из средней школы. С тех пор увлечения Малики менялись, одно оставалось неизменным – похудение. Кирилл только посмеивался над сменой диет и стараниями подруги втиснуть себя в размеры одиннадцатилетней девочки. Малика не была даже полной, но ей всё время казалось, что для счастья не помешает скинуть пару-тройку килограммов.

Каноисты-одиночники по программе шли последними, чтобы дождаться выступления Кирилла пришлось потратить нервы и голос на байдарочников. Малика старалась посещать все соревнования, которые проходили в крае, многие друзья и даже соперники Эдьки знали её в лицо и приветливо махали.

Рассматривая плечистых гребцов, она решила передвинуть их на первое место в иерархии фигуристых спортсменов, поставив на ступеньку ниже них многоборцев-легкоатлетов.

Ответив на очередное приветствие, девушка услышала знакомый голос за спиной.

– Вы были правы, гребля – потрясающий вид спорта.

Малика резко обернулась и неожиданно для самой себя засмущалась. Сзади, почти касаясь коленями её спины, сидел новый преподаватель Витольд Ефимович Овсянников. Их знакомство состоялось только сегодня утром на первой лекции по органической химии. В отличие от её отца, он действительно носил звание профессора, выглядел максимум на тридцать лет. Именно так Малика представляла себе Эраста Фандорина[4 - Эраст Фандорин – персонаж серии книг «Приключения Эраста Фандорина» Бориса Акунина. Персонаж Фандорина воплотил в себе идеал аристократа (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%80%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%BE%D0%BA%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%8F)XIX века (https://ru.wikipedia.org/wiki/XIX_%D0%B2%D0%B5%D0%BA): благородство (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE), образованность (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D0%B2_%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D0%B8%D0%BC%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B8), преданность (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B5%D1%80%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C), неподкупность (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BA%D1%83%D0%BF%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C), верность принципам. Кроме того, Эраст Петрович хорош собой, у него безукоризненные манеры, он пользуется успехом у дам, хотя всегда одинок.] без усов. На висках поблёскивала благородная седина, а облик так и кричал о редкой способности носить строгий костюм, словно в нём он и родился: привычно и небрежно. Даже сейчас, на спортивном мероприятии мужчина позволил себе лишь одну вольность в экстерьере – снял пиджак. Его так и хотелось обозвать джентльменом и обращаться только на «вы», тем более, что он сам «выкал» всем студентам.

– Мой любимый вид спорта, – после длительной паузы ответила Малика.

– Позволите? – Витольд Ефимович приподнялся, указывая взглядом на свободное место рядом с девушкой.

– Да, конечно.

Мужчина перебрался на скамейку ниже уровнем.

– За кого болеем?

Малика нашла взглядом Кирилла. Он стоял довольно далеко, но узнаваем был с любого расстояния. Как обычно в белом рашгарде[5 - Рашгард – компрессионная футболка, часть спортивной экипировки.], чёрных коротких тайтсах[6 - Тайтсы – это разновидность тренировочных штанов из эластичной ткани, облегающие, компрессионные, что придает им повышенные аэродинамические возможности.] и алой бандане с тёмными полосками, которые при ближайшем рассмотрении оказывались строчками из стихотворения Эдуарда Асадова. Малика раньше высмеивала привычку друга так одеваться на соревнования, называла его первоклассником, с пионом на голове.

Словно почувствовав пристальный взгляд, Кирилл встретился глазами с подругой и взмахнул рукой, изобразив жест одобрения, потом ткнул себя в грудь и сложил из пальцев цифру четыре.

Малика послала ему воздушный поцелуй и вдруг вспомнила о том, кто находится рядом, смутилась.

– За моего лучшего друга. Он будет выступать под номером «четыре».

Витольд Ефимович подарил собеседнице пристальный взгляд, сдобренный едва уловимой многозначительной улыбкой.

– Хотелось бы мне иметь такую подругу.

Малика растерялась и тут же попыталась уточнить:

– Вы тоже спортом занимаетесь? Некому за вас болеть?

Мужчина явно хотел дать длинный ответ, но вместо этого коротко произнёс:

– Нет.

Малика заёрзала на скамейке, не зная, как сгладить неловкость.

– Мы давно уже лучшие друзья.

Мужчина оглядел суетящихся у берега гребцов, ожидающих финишный заезд, и снисходительно заметил:

– Позвольте с высоты моего возраста выразить скепсис по поводу дружбы между мужчиной и женщиной.

– Сколько можно? – вспылила Малика. – Почему так сложно поверить, что бывает такая дружба!

Витольд Ефимович опешил от резкого тона собеседницы и продолжил уже не так уверенно:

– Значит, вас не связывают никакие романтические отношения с другом под четвёртым номером? – после заминки, добавил, – или ещё с каким-нибудь другом?

– Нет. Не связывают, – раздражённо фыркнула Малика.

Разговор принимал какой-то странный оттенок, и девушка никак не могла определиться, нравится ей это или нет.

Наконец, на страте показалась лодка Кирилла. Зеркально окрашенная дека сливалась с поверхностью воды, отражая рябь на реке. Только белый прямоугольник с номером указывал на наличие каноэ, подтверждая, что гребец держится на воде не благодаря чуду.

Спортсмены замерли на старте, словно гончие, почуявшие добычу. Зрители, затаив дыхание, обернулись к акватории напряжёнными взглядами. Выстрел стартового пистолета дал сигнал к движению не только для спортсменов. В этот же момент болельщики стряхнули оцепенение и бурно заголосили, подбадривая гребцов.

Малика вскочила на скамейку и верещала, едва ли не громче всех, активно жестикулируя. Ненавистная пуговица была тут же забыта.

Кирилл вышел со старта с заметной задержкой, что вызвало у девушки бурю негодования, но уже к первой отметке он пошёл пятым. Казалось, что зеркальная лодка не плывет, а летит стрелой над поверхностью воды, опровергая силу трения. Отточенные, словно механические движения продвигали каноэ вперёд, постепенно нагоняя лидеров. Кирилл двигался, будто не чувствуя усталости, мощными сильными гребками приближаясь к тройке спортсменов, вырвавшихся ещё на старте. Поравнялся с ними на некоторое время, и за несколько гребков вырвался почти на треть корпуса. Очередное движение весла – и он пересёк финишную линию.

Казалось, заезд занял всего несколько секунд: накал эмоций вырвал Малику из времени, заставив забыть об окружающем мире. Теперь же увидев очередную победу друга, она вернулась в действительность. С досадой осознала, что в глазах преподавателя, который никуда не делся вовремя гонки, выглядела не просто не сдержанной, а, пожалуй, сумасшедшей.
this