Елизавета Шумская
Пособие для начинающего мага

Они посмотрели друг на друга и рассмеялись.

– Значит, факультет земли, – улыбнулся Златко. – А направление? Разум.

– Бой.

– Природа.

– Жизнь.

Грым и Бэррин воззрились на эльфа и знахарку.

– А должно быть наоборот, – выдал дворянин.

Калли и Ива синхронно пожали плечами.

– Арригуэна,[1 - Звездам лишь то ведомо (др.-эльф.). – Здесь и далее примеч. авт.] – блеснула знаниями эльфийского травница, заслужив одобрительный взгляд Эк’каллизиэнела.

Златко, не дождавшись объяснений, но по смыслу догадавшись, продолжил свою мысль:

– У нас три воды. Неужели никто из нас не сможет почуять реку? Хотя, признаться, я сразу беру самоотвод – такие трюки мне не удаются.

– Можно попробовать, – неуверенно пробормотала Ива.

Эльф согласно кивнул, и оба, не сговариваясь, опустились на траву.

Девушка постаралась расслабиться. Сделать это было на редкость трудно. Она еще не отошла от драки, да и присутствие троих почти незнакомых мужчин ее будоражило. Но постепенно посторонние звуки отступали. В голове воцарилась магия. Только Ива постаралась уловить реку где-нибудь, как кто-то грубо дернул ее за шиворот.

– А-а! – не удержалась она от вскрика. Рядом так же судорожно трепыхался в лапах тролля эльф. – Что за…

Но тут знахарка тоже увидела ЭТО. На них неслась здоровенная мантихора. Ива взвизгнула уже по другой причине. Зверь был еще далеко, но уверенности это не внушало.

– Тис! Надо найти тис! – заорал Златко. – Эти твари никогда не подходят к тису!

– Туда! – уверенно ткнул пальцем куда-то в сторону эльф. Все бросились в указанную сторону. У мужчин это получалось лучше. Пара секунд показались вечностью. Ива обернулась. Мантихора настигала ее.

– Быстрее, Ива! – рявкнул Златко. – Все же погибнем!

Знахарка прибавила ходу, хотя казалось, что быстрее уже некуда. Легкие были готовы разорваться. Она серьезно отставала от мужчин. Тролль оглянулся и что-то бросил соратникам. Мечи выпрыгнули из ножен. Стрела скользнула на тетиву. Ива поняла, что они собираются драться за нее. И полечь. Мантихору без магии не остановишь. Как бы ни был меток эльф, даже пара стрел в голову ее не остановят и даже не затормозят. Как бы ни были искусны воины, это чудовище кого-нибудь да уложит. Единственное спасение – на тисе. «Боги!» – взмолилась травница.

Словно в ответ на этот отчаянный призыв что-то крепкое вцепилось в ее плечи и подняло в воздух. Ива вскрикнула, вспомнив, что монстры эти умеют летать, пусть и невысоко. Что-то неведомое поднимало ее все выше от земли. Девушка увидела, как задранные вверх лица мужчин исказились яростью, и они бросились… слава богам, к тису!

Наконец травнице удалось извернуться и глянуть вверх. Тут же она сорвалась на крик. Ее несла небольшая каменная абсолютно черная гаргулья. Крылья ее были похожи на нетопыриные, здоровенные загнутые клыки виднелись из пасти. Когти на всех четырех лапах выглядели как львиные, но пальцы умели хватать на манер человеческой ладони, которую отдаленно напоминали, разве что их было не пять, а четыре.

Про гаргулий ходили ужасные слухи. Ими пугали непослушных детей. Страшили священники в храмах, но точно никто ничего не знал про это загадочное племя.

Тем временем гаргулья подлетела к тису и усадила девушку за одну из веток. Спланировала вниз и подцепила Златко, который едва успевал к спасительному дереву. Когда он тоже оказался на тисе, гаргулья повернулась и бросилась на мантихору. Та, казалось, опешила от такой наглости. Каменная грозно зашипела на нее, но в бой ввязываться не стала. Мантихора была больше нее раза в три. Сделав круг, гаргулья опустилась на соседнюю с той, на которой сидела Ива, ветку и замерла, очевидно тоже не желая продолжать знакомство с разъяренной мантихорой.

Все немного отдышались. Эльф, преудобно устроившись на ветке, будто родился на ней, мягко положил стрелу на тетиву. Через миг оперенная смерть уже неслась в монстра. А за ней последовали ее сестры. Мгновение – и к ним присоединились волшебные «камушки» Златко. Ива и Грым заскрипели зубами. Тролль явно предпочитал ближний бой, а «снежки» у знахарки получались через раз.

И магия, и стрелы достигали своей цели, но не убивали. Однако мантихоре очень скоро надоело все это, и она убралась.

Путешественники соскочили со спасительного тиса. Травница заметила, что мужчины не спешат опускать оружие, с превеликим подозрением глядя на гаргулью. Ива и сама отступила за их спины, справедливо считая, что ближний бой – это привилегия более сильных.

Гаргулья, судя по позе, тоже была готова к сражению. Ее каменное тело было словно создано для него. Клыки, когти, сильные крылья – идеальный воин, не знающий усталости. Ростом она, правда, не была велика.

– Ты кто такая? – с порыкиванием, от которого тролль, похоже, не всегда мог удержаться, вопросил Грым.

Черная, судя по виду, хотела огрызнуться, потом мотнула головой и выдавила:

– Я поступила в Магический Университет, здесь на испытаниях.

Все переглянулись.

– Чёй-то я не помню среди нас гаргулий, – выразил общую мысль тролль.

Та, заметно поколебавшись, поглядывая на обнаженные мечи и наложенную на тетиву стрелу, сделала два шага назад… и в короткое, равное взмаху ресниц, мгновение перед ними стояла высокая черноволосая девушка. Ива вспомнила, что видела ее при поступлении. Знахарка тогда еще подумала, что что-то в ней есть от другой – нечеловеческой расы. И, как оказалось, она была права: черные гаргульи были существами с двумя ипостасями, одна из которых – человеческая.

Ива видела, что смена облика гаргульи произвела впечатление на ее спутников, но не настолько, чтобы они убрали оружие.

– Я видела ее при поступлении.

Златко тряхнул светлыми локонами:

– Я тоже.

Эльф недоверчиво покосил на них глазом.

– Но это же гаргулья, – словно обиженно указал он на очевидное.

– Эльфы! – фыркнула та. – У вас все не такие. – Она презрительно скривилась. – А при Аурмиэле что-то вы не погнушались воспользоваться нашей помощью!

Глаза светлого распахнулись еще шире. Битва при Аурмиэле была одним из самых легендарных сражений известного мира. Тогда из Каменных Пустынь на Светлый Лес Лайомеехел двинулись объединенные орды степных орков, гоблинов, волколаков, диких троллей, кочевников человеческой расы, боги знают кого еще. Эльфов просто бы смели, если бы не подошли на помощь люди под руководством Короля Всех Людей, гномы, отряды наемников из равнинных троллей. Были там и дриады, и разумные оборотни, и темные эльфы. Были и черные гаргульи. Тогда именно они ценой жизни почти всего клана сумели остановить прорвавшихся через горы врагов. Именно после битвы при Аурмиэле их признали, перестали считать монстрами, врагами по определению. Но этот клан всегда жил очень обособленно. Память об их подвиге постепенно стиралась. Мелкие стычки перекрыли его величие. Гаргулий не перестали бояться, а значит, и ненавидеть. Однако сейчас эльф смотрел на черную, и его широко распахнутые детские глаза наполнялись осознанием своей вины. Калли был именно в том возрасте, когда переделать мир кажется просто необходимостью.

– Прости, я был неправ, – очень просто и достойно произнес он. – Так ты и правда из тех черных, что сражались при Аурмиэле?

Девушка вскинула голову:

– Об этом повествуют семейные хроники.

Эльф с мигом загоревшимися глазами (все эльфы питали ничем не истребимую слабость к рассказам о древних подвигах) уже был готов забросать ее вопросами, как вмешался Златко:

– Ты спасла Иву, да и нам всем помогла. Мы благодарим тебя. А теперь скажи, ты случайно на нас набрела?

– Честно говоря, да. Случайно. Но… – гаргулья поколебалась, – но будет неправдой сказать, что я не искала. Я совсем заплутала в этом лесу и представления не имею, куда идти дальше. Вот и подумала, что было бы неплохо объединиться с кем-нибудь.

Ива чуточку выступила из-за спин мужчин:

– У тебя есть подсказка?