Текст книги

Лебэл Дан
Класс: Сталкер

– Ну-ну, – хмыкнул он.

Вдалеке послышался звук сирены.

– Оперативно они. Ты чего им наговорил? – очень пристально взглянув на дядю Мишу, спросил я.

– Чего-чего, да так ничего особенного, – заюлил он.

– Так, дядя Миша, слушай внимательно: меня, скорее всего сейчас заберут в отделение. Не перебивай! Вижу, что хочешь. Первое: позвони Светлане, у Лешки номер есть, а лучше с его телефона позвони. Обрисуй ей ситуацию. Она послезавтра приехать должна, а теперь, наверно, завтра приедет. Второе: или вызови ветеринара, или сам Байта отвези. Ну и третье: за домом присмотри, – в жестком цейтноте я начинаю отдавать командовать, резко, по-военному. – Да, еще, забыл, машину во двор загони, ладно?

– Да чё уж там, все сделаем, ты только, это, держись, нормально всё будет, – приободрил он меня.

Так, что забыл? Точно. Звонок другу.

– У аппарата, – донесся голос Мити.

– Код три креста, повторяю код три креста, – сказал я в трубку ровным голосом.

– А почему не три девятки? – очень собранным голосом поинтересовались у меня.

– Потому что сегодня воскресенье, заедешь к дяде Мише, он объяснит, я в глубокий офф-лайн, – сказал я.

– Принял, выезжаю.

Это всё привет из прошлого, когда зачитывались Дивовым. Первая фраза означала, что у меня проблемы, лично у меня. Митька поинтересовался, а не шутка ли всё это. Прецеденты были, я ответил, что нет. Как то так. А потом подъехала полиция.

Всё как всегда. Выездное собрание дурдома. Чей дом? Ваш? Документы где? Потерпевшие кто? Вы? Потерпевшие обычно лежат, остывают или быстро-быстро едут в реанимацию. А это кто? Нападавшие? А почему… В итоге меня в бобик, а святую троицу в больницу. В Америку действительно уехать что ли? Говорят там такого безобразия нет. Отвезли в изолятор при отделении полиции. Сижу, чалюсь, вор в законе, растудыть твою в качель! За всю мою жизнь один раз в вытрезвителе был, да и то по молодости. По широте душевной, можно сказать, за компанию. А тут прям рецидивист. Делать что? Правильно, в потолок плевать. Но это чревато – обратно прилететь может. Полазаем в интерфейсе, может, что интересное найдем. Все-то же, а нет, вкладка «Контакты» появилась. Посмотрим. Маленькое окошко сверху для вписывания никнеймов и большое окно уже имеющихся контактов. Имеющийся был только один – Ксеркс. Попробовал вписать имена Игроков, которых знаю.

Не достаточное значение характеристики Интуиция. Запрос отклонён.

Либо встречайся, либо прокачивай Интуицию, для ознакомления. Посмотрим на Ксеркса. Итак, уровень 4, раса – человек, класс – жрец, специализация и всё остальное скрыто. А можно узнать, что такое жрец и с чем его едят? Кликнул на слово. Жрец – разумный, посветивший всего себя служению Богу. Проводник воли Бога. Ожидаемо, но мало. Время позднее, спать надо ложиться. Но сначала письмецо надо Ласке написать.

«Привет! У меня возникли некоторые трудности уголовного характера. Нашу встречу придется перенести на неопределённый срок. Приношу свои извинения»

Ответ пришёл неожиданно быстро.

«Ты нормально разговаривать умеешь, нет? Реверансы с дифирамбами оставь для теток бальзаковского возраста, когда их клеить будешь! Теперь по существу: много кого завалил? И второе, в твоем городе проживает больше 50 тысяч жителей?»

Вот, ведь! В жизни она тоже всех подтрунивает? И зачем ей количество жителей? Напишу, вреда не будет. Не та информация чтобы скрывать.

«Я тебя понял. Просто, с теми с кем не знаком лично, обычно общаюсь в уважительной форме. Ни кого я не валил, максимум – тяжелые, троих. Да, больше»

На этот раз Ласка отписалась через полчаса.

«Не ссы, пехота! Прорвёмся! Утро вечера бодунее! Спи, всё будет пучком! Есть нужные человечки, помогут. Утром спишемся. Споки!»

Ласка, Ласка, я тебя уже немножко люблю. Печенку куплю точно. Спать, так спать. Уснул быстро, даже не заметил как. Вроде не спал, а тут раз и утро. Утренний моцион, зарядка – тренировки никто не отменял. Поесть не дали, сразу повели к следователю.

– Доброе утро, Олег Сергеевич, – поприветствовал меня следователь, мужчина примерно моего возраста.

Из новеньких? Не сказать, что всех знаю, у них ротация, раз в пять лет вроде? Но с парой-тройкой знаком, не близко, так здравствуйте – до свиданья.

– Меня зовут Никита Александрович, я буду вести ваше дело, – начал он, но я его перебил.

– А разве есть моё дело? Разве это не ко мне, на частную территорию вломились трое, и разгромили мне дом? – начал заводиться я.

– Успокойтесь! Курить хотите? – он бросил на стол пачку сигарет.

«Парламент» – шикует следователь. Хотя, что я знаю про их зарплаты? Молча, вытащил сигарету из пачки, прикурил от поднесённой зажигалки. Приготовился слушать.

– Вам инкриминируется превышение мер по допустимой самообороне. Я изучил дело, опросил нападавших и свидетелей. Вам светит год, условно, – сказал следователь и продолжил, – у меня к вам пара вопросов. Вы готовы сотрудничать со следствием?

– Готов, господин следователь, только ответьте, пожалуйста, на пару моих, – попросил я.

– Задавайте.

– Пёс, жив мой? Где мой сын? И какие травмы у нападавших?

– Отвечаю по порядку: собака ваша жива, только лежит, не встает, знакомый ваш за ней присматривает. Я с утра был на месте преступления, разговаривал с ним. Ваш сын у него же. Созванивались с матерью ребёнка, от Михаила Даниловича и заберёт. По поводу нападавших: все помятые, у двоих сотрясения головного мозга и так по мелочи, у третьего сломаны три ребра и правая рука. Довольны?

Доволен? Больше нет, чем да. А рёбра это хорошо. Это мой отдельный бонус лежачему Петюне.

– Я готов к сотрудничеству. Спрашивайте.

Но, вопросов следователь мне задать не успел. Его куда-то вызвали, он вышел, одновременно с этим мне пришло письмо от Ласки.

«Привет, Олежка! Удивлён? А я теперь о тебе всё знаю. Сильно не переживай по этому поводу. Тебя отпускают, твоё дело закрыто. С тебя полтинник. Наших деревянных, а ты что подумал? Всё пока. Жду в гости! P.S. А ты действительно симпатичный»

Ну и расценки у них. Или у нас? Отмазали и ладно. Только денежку где взять? Додумать мне не дали, вернулся следователь.

– Извините, Олег Сергеевич, открылись новые материалы дела, вы свободны, – чуть заискивающим голосом сказал следователь.

– Большое начальство звонило? – с ленцой в голосе спросил я.

– Да, то есть, нет…э-э… вы о чем? – запутался следователь.

– Да так, ни о чем. Мне какие-нибудь бумаги надо подписывать?

– Да, надо составить заявление на нападавших и..

– Никита Александрович! Я думаю, что все бумаги вы заполните сами, причем правильно. А потом ко мне подъедет от вас человек, и я их подпишу. Я повторюсь, ко мне подъедет, не я к вам, – надавил я, – я могу идти?

– Да, конечно…

Увеличение характеристики Харизма на 1 единицу.

А что? Счастье в жизни как подкова – раз нашел, хватайся сразу. Встал, вышел, получил все, что забрали при задержании. На крыльце здания полиции попросил прикурить у стоявших там мужиков. Нормальные такие сигареты «Парламент», когда вставал себе в карман сунул. Вызвал такси, пока ехал, позвонил дяде Мише, сообщил, что сейчас приеду.

– Так, Олежка, двери твои как смог залатал. А вечером жду к себе в баню, и не спорь! Смоешь с себя казенный дом, – поприветствовал меня дядя Миша.