Текст книги

Синтия Хэнд
Неземная

Неземная
Синтия Хэнд

Young Adult. Неземная трилогия Синтии Хэнд #1
Шестнадцатилетняя Клара – полукровка, в ее жилах течет кровь ангельских существ. У нее есть высшее предназначение, ради которого она была рождена. Когда Клару начали посещать странные видения, она поняла, что должна спасти загадочного юношу. Вместе с матерью и братом Клара переезжает в маленький городок, чтобы отыскать того парня. В новой школе она знакомится с очаровательным Кристианом, удивительно похожим на юношу из видений. Но как ему рассказать, что их свела сама судьба? И почему у Клары не выходит из головы красавец Такер? Когда она бывает рядом с Такером, то чувствует, что хочет открыться ему и поведать обо всем. Сможет ли он принять ее? Но самое главное, что выбрать: исполнить свое предназначение ангела или последовать зову сердца?

Синтия Хэнд

Неземная

Для Джона

И появились в то время, и после, на земле нефилимы, когда стали ангелы спускаться к дочерям человеческим, а они рожали им детей.

И с древних времен знали их во всех землях и звали героями.

    Книга Бытия, гл. 6

Cynthia Hand UNEARTHLY

Copyright © 2011 by Cynthia Hand Published by arrangement with HarperCollins Children’s Books, a division of HarperCollins Publishers

© Нарицына О., перевод на русский язык, 2019

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2020

Пролог

Сначала я вижу парня, стоящего среди деревьев. Он примерно моего возраста, уже не мальчик, но еще и не мужчина. Наверное, ему лет семнадцать. Хотя не знаю, почему я так решила. Я вижу лишь его затылок и темные волосы, вьющиеся у шеи. Солнце палит с такой силой, что вытягивает жизнь из всего на земле. А затем странный оранжевый свет заливает небо на востоке. Воздух наполняет густой запах дыма. И на мгновение меня охватывает такая всепоглощающая скорбь, что тяжело даже вздохнуть. Но я не могу понять ее причины. Я шагаю к парню и открываю рот, чтобы окликнуть его, но тут осознаю, что не знаю его имени. Земля шуршит под ногами. Он слышит мое приближение и начинает оборачиваться. Еще секунда, и я увижу его лицо.

А затем видение расплывается. И стоит мне моргнуть, как оно исчезает совсем.

1

Предназначение

Когда это происходит в первый раз, если точнее – шестого ноября, я просыпаюсь в два часа ночи. В ушах стоит звон, а перед глазами пляшут крошечные светлячки. Я чувствую запах дыма. Встав с кровати, я обхожу все комнаты, чтобы убедиться, что ничего не горит. Но все в порядке, и мама с братом спокойно спят. К тому же запах скорее напоминает резкий древесный дым от костра. Списав все произошедшее на очередную странность в моей жизни, я пытаюсь уснуть, но ничего не выходит. Поэтому я отправляюсь на первый этаж, в кухню. Но стоит мне остановиться у раковины, набрать в стакан воды и сделать глоток, как я неожиданно оказываюсь посреди горящего леса. И это не сон. Ощущения такие, словно я действительно нахожусь там. Примерно секунд через тридцать я вновь стою на кухне – в луже воды от выпавшего из рук стакана.

Придя в себя, я тут же бегу будить маму, усаживаюсь в ногах ее кровати и, стараясь сдержать волнение, пересказываю каждую деталь видения. Но их так мало, всего-то огонь и парень.

– Слишком подробные видения ошеломляют, – говорит она. – Вот почему оно приходит к тебе по частям.

– Ты так же узнала о своем предназначении?

– Так о нем узнают большинство из нас, – ловко уклоняясь от моего вопроса, говорит она.

Мама никогда не упоминает свое предназначение, потому что это одна из запретных тем. И меня всегда бесило, что, несмотря на то что мы близки и всегда были близки, существует огромная часть жизни, которой она отказывается делиться.

– Расскажи мне о деревьях в своем видении, – просит она. – Как они выглядели?

– Думаю, это были сосны. Я видела иголки, а не листья.

Она задумчиво кивает, как будто я сказала что-то важное. Но все мои мысли занимают не деревья, а парень.

– Жаль, что я не увидела его лица.

– Еще увидишь.

– Интересно, я должна защитить его?

Мне нравится мысль стать его спасительницей. У всех, в ком течет ангельская кровь, разное предназначение – кто-то становится посланником, кто-то лишь свидетелем, кто-то призван утешить, кто-то должен совершить поступок, который потянет за собой цепочку других, – но хранители мне нравятся больше всех. На мой взгляд, они самые ангелоподобные.

– Не верится, что ты стала достаточно взрослой, чтобы проявилось твое предназначение, – вздыхает мама. – Чувствую себя ужасно старой.

– Но ты действительно стара.

И с этим не поспоришь, ведь ей больше сотни лет, хотя на вид ей не дашь и сорока. А вот я чувствую себя тем, кто есть на самом деле: глуповатым (хоть и не слишком обычным) шестнадцатилетним подростком, которому приходится ходить в школу по утрам. И пока не ощущаю в себе ангельской крови. Посмотрев на свою красивую жизнерадостную маму, я понимаю, что каким бы ни было ее предназначение, она исполняла его с должной храбростью, настроем и сноровкой.

– Думаешь… – начинаю я через минуту, но смолкаю, понимая, как трудно задать вопрос, потому что мне не хочется, чтобы она считала меня трусихой. – Думаешь, мое предназначение в том, чтобы погибнуть в огне?

– Клара.

– Я серьезно.

– Почему ты так решила?

– Просто когда я стояла позади парня, то ощутила невероятную скорбь. Но не поняла, что ее вызвало.

Мама обнимает меня, а затем притягивает к себе, и мне слышно сильное ритмичное биение ее сердца.

– Может, причина этой скорби в том, что я скоро умру, – шепчу я.

Ее руки напрягаются.

– Это редкость, – тихо говорит она.

– Но такое случается.

– Мы с тобою разберемся с этим. – Мама крепче прижимает меня к себе и убирает волосы с моего лица, как делала это в детстве, когда меня мучили кошмары. – А сейчас давай спать.

Я никогда не чувствовала больше бодрости, чем сейчас, но все же растягиваюсь на кровати, и она накрывает нас одеялом, а затем обнимает меня. Мама теплая, скорее даже горячая, будто и ночью ее согревает солнце. Меня окутывает аромат ее духов, которые часто выбирают пожилые леди: розовая вода и ваниль. И от этого я чувствую себя в еще большей безопасности.

Но закрыв глаза, я вновь вижу перед собой парня. Он замер в ожидании… меня. И это кажется мне более важным, чем скорбь или вероятность погибнуть в огне. Он ждет меня.

Когда я просыпаюсь, за окном барабанит дождь, а сквозь жалюзи просачивается светло-серый свет. Стоя у плиты, мама перекладывает яичницу в тарелку. Как и в любой другой день, она уже переоделась и приготовилась к рабочему дню, только ее волосы все еще мокрые после душа. Она напевает что-то себе под нос, выглядя при этом счастливой.

– Доброе утро, – выпаливаю я.

Мама поворачивается, откладывает лопаточку и шагает ко мне, чтобы обнять. В ее улыбке отражается столько гордости, словно я, как и в третьем классе, выиграла районный конкурс по орфографии. Словно она и не ожидала от меня чего-то меньшего.

this