Алекс Орлов
Сезон королевской охоты

На этот раз на Оружейной улице стоял привычный шум, наступила оттепель, и через распахнутые окна разносился стук молотков и визг точильного камня – заказы снова потекли к оружейникам. В воздухе пахло железной окалиной – кузни работали в полную силу.

В большой прихожей, которая была одновременно приемной и демонстрационным залом мастерской, сидел сын Боло и, по обыкновению, играл сам с собой в шашки.

– Здравствуйте, ваша милость! – сказал он, вскакивая. – Сейчас я позову отца!

Каспар понял, что сын Боло караулил клиента, чтобы встретить его подобающим образом.

«Значит, цену заломят», – подумал он с усмешкой. За время общения с гномами Каспар научился разбираться в их повадках.

В подвальной части дома, где находилась мастерская, воцарилась тишина, нарушаемая торопливым перешептыванием.

Вскоре появился Боло. Он нес странный чехол, застегнутым внахлест пришитой крышкой, из-под которой торчала рукоять арбалета.

– Добрый день, ваша милость, – улыбнулся гном.

– Здравствуй, Боло, где мой заказ?

– А это он и есть, – сказал мастер, похлопывая ладошкой по чехлу.

– Что значит «он и есть»? Это, по-твоему, Трехглавый дракон? И потом, он всегда лежал в коробке…

– Теперь коробка не понадобится.

– Почему же?

– Потому что удобнее его носить на поясе вот в этом кобуре.

– Как ты сказал?

– В кобуре. Так наши предки называли короткие сумки для лопаток и железных клиньев, которые они носили на поясе.

Каспар молча рассматривал новшество, которое пока не казалось ему удачным.

– Вот, смотрите.

Боло прицепил чехол себе на пояс и с бравым видом расставил ноги. Выглядело это комично, поскольку чехол едва не доставал до пола.

– Не обращайте внимания на мой вид, на вас это будет смотреться лучше, а теперь самое главное, ваша милость. Смотрите.

Гром расстегнул ремешок и откинул крышку – под ней оказались дротики, которые были ловко пристроены в специальные петельки. Ряды петелек располагались один под другим, всего в них помещалось двадцать дротиков.

– Не правда ли, удобно?

– Удобно, – согласился Каспар. – Не нужно каждый раз в коробку лазить.

– Вот именно, – улыбнулся гном. – А теперь самое главное.

Он потянул за рукоять и вытащил из кобура неведомое оружие – Каспар не узнал своего Трехглавого дракона, потому что трубок теперь было не три, а пять.

– Что это за уродство, Боло? Что ты наделал, разве я об этом тебя просил?

– Не спешите с выводами, ваша милость. – Гном был уверен, что выиграет эту партию. – Как вы заметили, трубок здесь пять и они на треть длиннее. Сделано это для того, чтобы поместить в них более мощные пружины, которые пошлют дротики дальше и, что немаловажно, значительно точнее. Теперь не нужно заводить ключом каждую пружину, к тому же сам ключ располагается под рукой – в ложе.

Боло ловко извлек заводную рукоятку, которая выглядела значительно крепче и длиннее прежней.

– Вставлять его нужно справа, вот так, а затем сделать пять оборотов.

Гном начал с усилием вращать рукоятку, отчего механизм заводки мягко застрекотал. Заведя пружины, он быстро заложил в трубки дротики, опустил оружие вниз и потряс им, демонстрируя, что дротики из трубок не выпадают.

– А теперь – стрельба. Спусковая скоба, как видите, осталась прежней, она почти не отличается от арбалетной. Теперь прицеливаемся. – Гном навел оружие на заранее приготовленные дубовые доски в дюйм толщиной, зажатые в специальном устройстве одна позади другой.

Боло начал стрелять. Дротики по очереди вылетали из трубок и с жутким грохотом и треском проламывали две первые доски, застревая только в третьей. Когда был сделан последний выстрел, воцарилась тишина.

Гном молча смотрел на Каспара, ожидая его реакции, а тот тоже молчал, пораженный произведенным эффектом.

– Что же это такое, Боло? – наконец спросил Каспар.

– Это новое оружие, ваша милость.

– На сколько же оно теперь бьет?

– Думаю, двадцать пять шагов для него не предел, с пяти шагов дротик пробивает одинарную кольчугу…

Видя, что клиент находится в наилучшем состоянии, чтобы заговорить о цене, Боло добавил:

– И все это великолепие стоит всего лишь триста пятьдесят дукатов.

– Я и торговаться не буду! – криво усмехнулся Каспар.

Довольный гном стал снимать с себя пояс с оружием.

– Только как же его теперь называть? Это ведь уже не Трехглавый дракон.

– Правильно, будем называть его Железный дождь, сын Трехглавого дракона.

– Длинновато получается.

– Тогда просто – Железный дождь.

Гном взял заранее приготовленные клещи и, выдернув из доски дротики, вернул их на место – в кожаные петли. Закрыл кобур и отдал его Каспару.

– Дай мне бумагу и перо, я напишу тебе распоряжение для банка Генрика Буклиса, – сказал тот.

18

Шло время. Дюран, раненный мессиром Маноло при нападении на отряд Каспара Фрая, все чаще стал задерживаться в мире людей. Ему все реже требовалось опускаться в нижние миры, чтобы перевести дух, а о том злосчастном проигрыше он предпочитал не вспоминать. Кто же знал, что у этого Маноло в рукаве такие козыри! Демона Осборна, которого Дюран натравил на казавшихся беззащитными людишек, ответным ударом лесного колдуна чуть ли не разорвало пополам, и он, проваливаясь сквозь землю, посылал проклятия на голову Дюрана. Теперь бедняга опустился еще на одну ступень, став ближе к полному забвению, и вытащить его обратно нелегко. Да и вряд ли он согласится сотрудничать после такого приема, хотя наверняка страшно мучается от голода, а ведь ради поживы демоны готовы на все.

Постепенно к Дюрану возвращались человеческие и магические силы, он уже мог размышлять на отвлеченные темы, а вечерами прогуливаться по городским улицам, не опасаясь, что его обессиленная оболочка будет принята за привидение.